Британские эксперты о турецко-российских отношениях в случае победы на президентских выборах оппозиционного кандидата К.Кылычлароглу

Как считают некоторые британские эксперты, ожидания на Западе на позитивные для него изменения политики Анкары в отношении   Москвы в случае прихода к власти оппозиции могут быть беспочвенными.  Они полагают, что, как бы этого ни желал президент США Джо Байден, Турция вряд ли изменит общие контуры своей политики в отношении России, если кандидат от оппозиции Кемаль Кылычдароглу вступит в должность президента.

Во-первых, большая часть этой политики направлена на долгосрочные экономические отношения. Действующий президент Реджеп Тайип Эрдоган 27 апреля запустит первую очередь атомной электростанции «Аккую», которая строится и эксплуатируется Россией. Оппозиция уже поклялась не закрывать ее. Аналогичным образом, специалисты по внешней политике оппозиции, опрошенные британскими аналитиками, высоко оценили соглашение, обеспечивающее поставки зерна из Украины, которое правительство Эрдогана заключило в качестве  посредника. Правительство во главе с Кылычдароглу также не присоединилось бы к западным санкциям против Москвы. Тем не менее, с 2016 года Эрдоган углубил и без того широкие связи Турции с Москвой и вызвал разочарование  на Западе такими шагами, как покупка российской ракетной системы С-400 и активизацией энергетических и торговых сделок. Так какую политику в отношении России будет проводить  правительство Кылычдароглу и коалиция из шести партий, которая его поддерживает? Многие на Западе ожидают, что Турция станет все более антироссийской и присоединится к санкциям, введенным против Москвы после российского вторжения в Украину. При этом сигналы, исходящие от самого Кылычдароглу, были неоднозначными. Это наводит на мысль, что Кылычдароглу не исповедует прямой антироссийской политики, а придерживается более тонкого подхода. «В то время как западные страны не предоставили Турции много технологий, Россия их предоставила. Например, Россия предоставила технологии в таких областях, как производство алюминия, стекла, нефтехимической промышленности. Но Турция также разработала эту технологию, она стала более совершенной. Мы сохраним наши экономические отношения [с Россией]», — сказал Кылычдароглу в октябре во время визита в Вашингтон.  Кылычдароглу ссылается на инвестиции СССР в Турцию после распада Османской Империи. СССР предоставил Турции кредит в 1930-1950-х годах, помогая ей создать некоторые из первых заводов в постосманскую эпоху, а позже в 1960-х годах открыли сталелитейный завод в Искендеруне, алюминиевый завод в Нисуддехире и нефтехимические заводы. Все это стало необходимым для турецкой экономики и ее промышленности. «Мы думаем, что должны поддержать Украину в российско-украинской войне. Для страны, обладающей ядерным оружием, неправильно вторгаться на территорию страны, не обладающей ядерным оружием, начинать войну», — заявил Кылычдароглу.  Но Турция при Эрдогане реализует именно этот подход.  Анкара осудила российское вторжение на всех международных уровнях и проголосовала вместе с блоком НАТО в ООН против Москвы. Она поставляла оружие Киеву, от простой брони до сложных вооруженных беспилотников и ракет с лазерным наведением. Она способствовала обмену пленными и выступила посредником в знаковой сделке по зерну, которая действует по сей день. Она также принимала министров иностранных дел Украины и России в Анталье для переговоров о прекращении огня. Однако Турция демонстративно отказалась присоединиться к западным санкциям. Она принимала российских беженцев, продавала им гражданство и в значительной степени разрешала торговлю с Москвой. Российские самолеты и корабли по-прежнему свободно посещают страну, привозя туристов и наличные деньги. «Турция была довольно успешной в своей политике в отношении России с момента вторжения. Зерновая сделка, например, является крупным достижением, которое, возможно, остановило продовольственный кризис», — заявил один высокопоставленный представитель турецкой оппозиции. Он также полагает, что Анкаре в целом удалось предотвратить проникновение России в турецкую банковскую систему и в значительной степени преуспела в пресечении попыток Москвы обойти санкции через турецкие компании: «После выборов мы приложим больше усилий к сделке с зерном, чтобы убедиться, что русские довольны своими собственными пожеланиями»,  имея в виду недовольство Москвы отсутствием прогресса в экспорте российских продуктов питания и удобрений через Черное море. Он также уверен, что Турция при правительстве Кылычдароглу восстановит свои отношения с Россией, но продолжит содействовать диалогу и взаимодействию между Москвой и Киевом посредством дипломатии: «Турция была очень нейтральной по отношению к СССР в прошлом, почему мы не   можем сделать этого сейчас? Мы чрезмерно зависим от России и, конечно, не будем пытаться настраивать их против себя. Мы не будем делать таких вещей, как покупка у них еще одной системы С-400 или предоставление им еще одного контракта на атомную электростанцию, но мы будем сбалансированы», добавив, что Анкара продолжит соблюдать Конвенцию Монтре, которая регулирует проход судов в Черное море и запрещает транзит всех военных кораблей. При этом в оппозиции четко уверены в том, что Анкара не присоединится к западным санкциям, но также не позволит их обойти через Турцию. Кылычдароглу в интервью в прошлом месяце сказал, что под его руководством Турция будет следовать только санкциям в отношении иностранных государств, одобренных Советом Безопасности ООН. «Позиция России во внешней политике Турции ясна. Исходя из взаимного уважения, я не думаю, что есть причина для изменения этой ситуации. Напротив, я считаю, что существующие позиции будут и дальше консолидироваться, а не сталкиваться с новыми вызовами», — заявил Кылычдароглу в том же интервью.  Как и высшие должностные лица в администрации Эрдогана, источники в оппозиции выражают обеспокоенность по поводу предстоящего украинского контрнаступления и говорят о необходимости решения, позволяющего сохранить лицо обеим сторонам. При этом  они явно отклоняются от сценария НАТО по этому вопросу и обеспокоены тем, что контрнаступление Украины будет контрпродуктивным и не приведет к подлинному прогрессу, кроме как к еще большему пролитию крови: «Россию нелегко победить, и история учит нас, что они могут выживать очень долго. Эта война может перерасти в региональный и глобальный конфликт. Это довольно опасно, нам придется расставить приоритеты в усилиях по ее разрешению. России нужно достойное поражение противника, а Украине нужна значительная победа. Мне жаль это говорить, но [для Украины] это может не включать Крым. И для районов на востоке, таких как Донбасс, должны быть административные решения». Представители оппозиции говорят, что Западу необходимо найти решение, при котором Россия снова будет включена в европейскую архитектуру безопасности: «Нам нужна стабильная архитектура, и мы не можем оставить Россию вне поля зрения».  Отвечая на вопрос о возможной помощи Р.Т.Эрдогану со стороны Москвы для победы на выборах, Кылычдароглу сказал в интервью в прошлом месяце, что он также слышит подобные комментарии, но не хочет верить, что это отражает правду: «Самым важным элементом отношений между Турцией и Россией должно быть доверие. Необходимо не вмешиваться во внутренние дела друг друга, и особенно не принимать чью-либо сторону в таких вопросах, как выборы, или быть истолкованным как таковой. Россия также является страной, которая часто выражает свое недовольство вмешательством во внутренние дела других стран и осознает серьезность шагов в этом направлении. Противоположное поведение подрывает взаимное доверие». Источники из его ближнего круга уверены, что «Есть признаки того, что русские сейчас пересматривают свою позицию и обеспокоены тем, что они кладут все яйца в одну корзину».

52.46MB | MySQL:103 | 0,447sec