Американские и британские эксперты о процессе разрядки в ирано-саудовских отношениях. Часть 1

Американское и британское экспертное сообщество продолжает комментировать Соглашение о нормализации отношений Ирана и Саудовской Аравии, подписанное в Пекине 10 марта с. г. при посредничестве китайской дипломатии. На сайте Middle East Eye, входящем в информационную империю Катара, была опубликована статья Сайеда Хосейна Мусавияна «Саудовско-иранская сделка: после многих лет напряженности открывается новая глава». Автор статьи в прошлом был высокопоставленным иранским дипломатом. В 2003-2005 годах Мусавиян работал спикером иранской делегации на переговорах по ядерной проблеме, в 2005-2007 годах – советником по внешней политике тогдашнего секретаря Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана Али Лариджани. Во время своей дипломатической службы Мусавиян также принимал участие в переговорах между Ираном и КСА, результатом которых стало подписание ряда важных соглашений. В настоящее время Сайед Хоссейн Мусавиян преподает в Принстонском университете.

В начале статьи автор вспоминает свой опыт работы с саудовскими дипломатами в конце 1990-х и начале 2000-х годов. В 1996 году по поручению тогдашнего президента ИРИ Али Акбара Хашеми-Рафсанджани выезжал в КСА, где вел переговоры с наследным принцем Абдаллой бен Абдель Азизом.  Переговоры продолжались в течение четырех ночей в резиденции Абдаллы в Джидде, после чего был выработан план действий. Мусавиян совместно с сыном Хашеми -Рафсанджани встретился с королем Фахдом, который одобрил этот план.  Основным предметом беспокойства саудитов на тот момент была возможная подрывная деятельность ИРИ в саудовской провинции Шаркийя. Иранцев интересовало, чтобы саудиты не вели подрывную деятельность среди суннитов Ирана и не занимались пропагандой ваххабизма (1).

Меры по улучшению двусторонних отношений были проведены в жизнь в период президентства Мохаммеда Хатами (1997-2005 годы). В 1997 году наследный принц КСА Абдалла посетил с визитом Тегеран, после чего был подписан Договор о сотрудничестве между ИРИ и КСА в сфере безопасности. Ситуация изменилась к худшему в президентство Махмуда Ахмадинежада (2005-2013 годы). Особое беспокойство в саудовской элите вызвала иранская ядерная программа и перспектива обладания Тегераном ядерным оружием. В беседах с Диком Чейни король Абдалла призывал «отрезать голову змее», то есть провести бомбардировку иранских ядерных объектов. Двусторонние отношения подошли к грани конфронтации после казни в КСА в феврале 2016 года аятоллы Нимра аль-Нимра и еще 46 шиитских диссидентов. К этом добавились региональное геополитическое соперничество и прокси-войны в Йемене, Сирии и Ираке. Результаты этой войны оказались проигрышными как для Эр-Рияда, так и для Тегерана, что поставило на повестку дня необходимость примирения.

Мусавиян констатирует глубокое недоверие, существующее между двумя государствами. Несмотря на это, Иран и КСА привержены Хартии ООН, уважению суверенитета друг друга и невмешательству во внутренние дела. Это необходимо, но недостаточно. Соглашение должно сопровождаться, по мнению отставного иранского дипломата, дополнительными обязательствами для установления устойчивых дружественных отношений между двумя крупнейшими исламскими государствами. Иран и КСА должны воспринимать безопасность своего партнера как часть своей собственной безопасности. Одновременно они должны положить конец иллюзиям о региональной гегемонии и работать над созданием системы безопасности, общей для восьми государств Персидского залива. Было бы желательным конвертировать нездоровое соревнование за влияние в таких охваченных кризисом странах как Йемен, Сирия и Ирак в конструктивное партнерство. По мнению эксперта, обе страны должны объединить усилия в борьбе с такими вызовами как экстремизм, терроризм и оружие массового уничтожения. По его мнению, КСА также может сыграть роль в снижении напряженности в отношениях между Тегераном и Вашингтоном.

Профессор университета в Иллинойсе Ален Габон опубликовал на том же сайте статью «Саудовско-иранская сделка: по направлению к деамериканизации Ближнего Востока?». В ней он рассматривает соглашение 10 марта как большой успех Китая и поражение американской внешней политики. Он рассматривает примирение с Ираном как точку невозврата в саудовской внешней политике. Эр-Рияд, конечно, не будет разрывать давние отношения с Вашингтоном, так как это противоречило бы его интересам, но существенно ослабит зависимость от США и будет проводить независимую внешнюю политику.

Габон прослеживает недавнюю историю саудовско-американских отношений, неутешительную для Вашингтона. Во время своей предвыборной кампании Джо Байден угрожал превратить королевство в «государство-парию» за убийство журналиста Джамаля Хашогги. Вместо этого в июле 2022 года он поехал на поклон к наследному принцу Мухаммеду бен Сальману просить его увеличить добычу нефти для того, чтобы снизить на Западе инфляцию, вызванную специальной военной операцией России на Украине. Фактический правитель Саудовской Аравии не только не сделал этого, но и в партнерстве с Россией продавил в октябре 2022 года решение ОПЕК+ о дальнейшем снижении добычи нефти, что было двойной пощечиной по отношению к США. Не подействовали американские угрозы принять антикартельный  законопроект NOPEC, а также предостережение Госдепартамента США о том, что Саудовская Аравия «столкнется с негативными последствиями». На это МИД КСА ответил твердым, хотя и не враждебным заявлением о том, что королевство в своих экономических решениях руководствуется исключительно национальными интересами и не будет подчиняться ничьему давлению, включая американское.

Габон считает, что на изменение внешнеполитического курса КСА повлияли два фактора. Во-первых, растущее экономическое партнерство между КСА и КНР, что привело и к политическому сотрудничеству. Одновременно в Эр-Рияде высоко оценивают китайскую дипломатию, не вмешивающуюся во внутренние дела азиатских и африканских государств. Китай – это миротворец и посредник, а США – глобальный полицейский. В последние десятилетия они достигали своих целей с помощью разрушительных войн, экономических санкций и политического давления. Во-вторых, неспособность Вашингтона защитить своего союзника. После ударов по объектам саудовского ТЭК в Хурейсе и Абкейке американцы ничего не сделали для того, чтобы наказать Иран.

По мнению эксперта, саудовско-иранское соглашение, заключенное в Пекине 10 марта, стало тяжелым и унизительным поражением американской внешней политики.

Во-первых, Вашингтон оказался за бортом этих дипломатических переговоров и ничего не смог с этим поделать.

Во-вторых, данная сделка будет означать конец международной изоляции Ирана и значительное ослабление санкций. Наиболее неприятно для США то, что это сделали главный противник Вашингтона Китай и его главный союзник на Ближнем Востоке после Израиля Саудовская Аравия.

В-третьих, стратегический противник (КНР) не просто выиграл у американцев, но выиграл на их заднем дворе, на Ближнем Востоке.

В-четвертых, место заключения сделки и роль Китая показывают, что многие государства мира переориентировались на Восток, в сторону КНР.

В-пятых, это соглашение отнимает у США первенство по применению мягкой силы (2).

Окончательный же разрыв Саудовской Аравии с Вашингтоном произойдет, по мысли Габона тогда, когда КСА прекратит продавать свою нефть за доллары. По его прогнозам, это произойдет через 5-7 лет. Габон считает, что если это произойдет, это будет сравнимым с поражением США в ядерной войне.

  1. Saudi-Iran deal: After years of tension, a new chapter for the region begins | Middle East Eye
  2. Saudi-Iran deal: Towards the de-Americanisation of the Middle East? | Middle East Eye
52.58MB | MySQL:103 | 0,492sec