Об эволюции управляемых ракет ливанской «Хизбаллы» как фактора поддержания баланса сил на Ближнем Востоке. Часть 2

Предположения, подозрения, факты

Глава военной разведки Израиля Тамир Хайман утверждал, что бойцы «Хизбаллы» располагают несколькими десятками ракет Fateh 110 (экспортируемых с 2014 года командирами КСИР) и несколькими M600 (Tishreen). Круговое вероятное отклонение этих ракет менее 50 м, а дальность действия позволяет наносить удары по территориям Израиля, расположенным глубоко внутри страны. Еще у «Хизбаллы» есть 14 000 ракет Zelzal 2, которые возможно переоснастить в ВУР.

Израиль сообщал о сирийских ракетах M-302 (Khaibar), которые тоже подходят для усовершенствования. Точных данных о количестве ВУР, имеющихся у «Хизбаллы», нет. Израильские эксперты называют цифру от 20 до 200. И по мнению Гади Айзенкота, бывшего начальника Генерального штаба ЦАХАЛа, даже этот скромный арсенал способен нанести Израилю серьезный ущерб. Однако военная разведка Израиля опровергает данные о наличии в Ливане мастерских по оснащению ВУР.

С большей вероятностью эти ракеты поставляются из Ирана. Переоснащение происходит в нескольких производственных центрах, расположенных в Университете имени имама Хусейна в Тегеране. «Хизбалла» использует для перевозки ракет и их компонентов территорию Сирии.

Нестабильная ситуация в Ираке и Сирии дает возможность переправить туда и часть иранских секретных предприятий. В доработке ракет подозревают подразделения сирийской армии. Другие источники с 2018 года сообщают о существовании производственных линий в Ираке. Несколько заводов расположено в районах Al Zafaraniya (Восточный Багдад) и Jufr al Sakkar. Рассказывают о военных предприятиях, которые бездействовали со времен Саддама Хусейна, а теперь снова производят и модернизируют вооружение.

Постоянные операции Израиля вынуждают «Хизбаллу» и ее иранских союзников отказаться от сухопутных коридоров. Целиком ракеты тоже не поставляются – это слишком заметная операция, от нее «Хизбалла» отказалась в 2016 году. А вот комплекты для создания ВУР помещаются в чемодан. В таком виде компоненты для ракет Zelzal 2 переправляли самолетами гражданских авиалиний Сирии и Ирана. Военная разведка Израиля обнаружила канал: из аэропорта Дамаска «Боингом» авиакомпании Qaesh Fars Air и после другим гражданским самолетом в международный аэропорт Бейрута. По данным сотрудников «Моссада», «Хизбалла» получает GPS-комплекты таким образом с 2018 года.

Возросшая активность израильской разведки в Сирии вынудила КСИР и силы «Аль-Каиды» (организация признана террористической и запрещена на территории Российской Федерации) направить поставки напрямую в Ливан. Израильская разведка обвинила боевиков в создании производств в районах Ливана, где проживает гражданское население: в Бейруте, в образовательных центрах Waqf, Burj Al Barabreh и Ein Qana. В 2016 году кувейтская газета «Аль-Джарида» сообщила, что «Хизбалла» скрыла производственные мощности в бункерах и подземных сооружениях на глубине 50 м, где они находятся в безопасности от израильских авиаударов.

Ирану также удалось отказаться от части воздушных и наземных перевозок за счет морских поставок на торговых судах, идущих по Суэцкому каналу в Средиземное море. Еще один маршрут пролег через Красное море. В результате израильские спецслужбы обвинили «Аль-Каиду» в использовании порта Бейрут для контрабанды систем наведения и компонентов ракет ВУР.

 

Акценты стратегии

Высокоточные управляемые ракеты меняют расстановку фигур в партии взаимного сдерживания, которую ведут «Хизбалла» и Израиль. В ВС Ирана ракетный арсенал во многом компенсирует несовершенство ВВС. Ракеты обходятся сравнительно дешево, легко используются в оперативной обстановке. Но недостаток точности долго заставлял военачальников думать, что «с помощью ракет войну не выиграть».

Это убеждение поменялось, когда появились системы наведения – они повысили боевые возможности, в результате ракеты смогли конкурировать с обычными ВВС. Энтони Кордесман, заведующий кафедрой Арли А.Берка в Центре стратегических и международных исследований, называет ракеты оружием массового поражения. Возможность уничтожить любую цель при минимальной подготовке представляет серьезную угрозу для критической инфраструктуры большинства стран и меняет ролями более и менее слабые армии. Технологическое превосходство больше не гарантирует военного преимущества.

Цель «Хизбаллы» – добиться создания особой зоны ограниченного применения оружия на территории Ливана. ВУР дают «Партии Аллаха» шанс нанести ответный удар по критически важным объектам Израиля в случае, если Израиль нападет первым. Эта возможность ложится в основу взаимного сдерживания между «Хизбаллой» и Израилем.

После Второй ливанской войны израильское командование стало смотреть на «Хизбаллу» в новом свете. Начать прямой конфликт мешает внушительный ракетный арсенал противника и угроза потерь среди гражданского населения с обеих сторон. Чем больше ВУР у «Хизбаллы», тем меньше у Израиля желания нанести удар первым. Тактика сдерживания путем воспрещения дает понять, что у «Хизбаллы» всегда есть ресурс, чтобы нанести серьезный ущерб Израилю и уравновесить понесенный урон.

В основе этого подхода лежит принцип «око за око». Сейид Хасан Насралла, генеральный секретарь «Хизбаллы», объявил, что при наличии ВУР «Хизбалла» вольна выбирать цели. Следовательно, «Партия Аллаха» способна причинить равнозначный ущерб, если Израиль решит нанести прямой удар по Ливану.

В 2014 году Эхуд Барак, бывший премьер-министр Израиля, тоже предупредил, что через пять лет «Хизбалла» сможет «выбирать, по какому именно зданию в Израиле ударить». Из-за отсутствия у Израиля глобальной стратегии, а также из-за концентрации критически важных объектов на одной территории угроза со стороны «Хизбаллы» гражданскому населению Израиля принимает ужасающий размах. В 2018 году боевики «Хизбаллы» выпустили видео, где показали несколько особо уязвимых целей в Израиле, таких как атомные объекты (Димона), порты и аэропорты, водоочистные сооружения, электросети. Также боевики «Хизбаллы» могут избрать своей целью системы командования и управления, военные объекты и авиабазы, и таким образом лишить Израиль возможности быстро начать воздушную операцию.

Итак, ВУР – это скорее средство стратегического сдерживания, а не наступления. Автоматическая реакция «Хизбаллы» на удар со стороны Израиля приведет к эскалации конфликта. Поэтому военные силы Израиля стараются не следовать своему принципу массированного возмездия. Израиль и «Хизбалла» хотят избежать полномасштабной войны с применением обычных вооружений, которая обойдется сторонам слишком дорого.

Политика сдерживания касается в основном ливанских и израильских территорий. Если Израиль нанесет удар по «Хизбалле» в Ливане, она обязательно ответит. Если «Хизбалла» ответит, какого размаха ответ будет способен принять Израиль? Начнется эскалация военных действий. Поэтому Израиль старается не атаковать конвои или ракеты «Хизбаллы» на территории Ливана и предпочитает наносить удары по Сирии.

52.5MB | MySQL:102 | 0,505sec