Израиль: оценки ситуации с безопасностью на внутренней, региональной и международной арене. Часть 9

Израиль попеременно переживает эскалацию напряженности на разных «фронтах» – атаки с территории южного Ливана (т.н. «северный фронт») и Сирии, волнения в Восточном Иерусалиме и ракетные обстрелы из сектора Газа, проведение с 9 мая 2023 г. операции «Щит и стрела» и беспрецедентные массовые протесты внутри самой страны, вызванные намерением правительства Биньямина Нетаньяху провести реформу судебной системы. Это способствовало ухудшению отношений с США – ключевым союзником Израиля.

2 мая с. г., после гибели в израильской тюрьме (голодавшего 87 дней и, согласно израильским заявлениям, отказавшегося от медицинской помощи) члена «Палестинского исламского джихада» Хадера Аднана, начался очередной виток вооруженной эскалации между Армией обороны Израиля и сектором Газа. До этого стороны обстреливали друг друга в июне прошлого года.

На этот раз по Израилю было запущено более сотни ракет, большинство из них по южным районам страны, тогда как ответный удар ЦАХАЛа последовал с задержкой, если сравнивать с тем, как это происходит обычно.

8 мая израильские военные начали операцию «Щит и стрела», в ходе которой были ликвидированы трое высокопоставленных членов «Палестинского исламского джихада»: командующий северным регионом в секторе Газа Халиль Бахитини; старший оперативный офицер, отвечавший за атаки на Западном берегу р. Иордан, Тарек Изз ад-Дин; и секретарь военного совета организации Джихад Ханам.

Согласно представителю ЦАХАЛа по связям с иностранными СМИ подполковнику Ричарду Хехту, операция была запланирована на 6 мая, но в последнюю минуту отложена на два дня во избежание большого количества невинных жертв. Тем не менее, среди гражданского населения были погибшие, не менее 12 человек, в том числе четверо детей. В частности, в результате «тщательно спланированной операции» был убит гражданин России Джамаль Абу Хасван. «В квартиру, где он жил, попала ракета, которая убила его вместе с женой и сыном». По данным РИА, Абу Хасван работал в медицинском учреждении, которое «специализируется на физиотерапии и медицинской реабилитации»[i].

Израильские военные в жертвах гражданских лиц обвиняют «палестинские террористические организации, которые размещают свою военную инфраструктуру среди гражданских объектов именно для того, чтобы усложнить жизнь Израилю»[ii].

По мнению израильских военных, происходящее является исключительной ответственностью «Палестинского исламского джихада»,  хотя некоторые эксперты подчеркивают, что в секторе Газа «ничего нельзя сделать без разрешения ХАМАСа». Движение управляет анклавом железной рукой, поэтому оно задействовано в атаках «Палестинского исламского джихада», пусть и косвенно, например, снабжая их ракетами. В целом данная эскалация рассматривается как часть операции, которая началась в марте 2022 г. и придала «Палестинскому исламскому джихаду» силу или, по крайней мере, сделала его более заметным актором, чем он был до сих пор[iii].

В Израиле важным аспектом нынешней конфронтации считают то, что она первая, с которой Израиль столкнулся в ситуации глубокого социального раскола в стране, обострившегося в результате попыток правительства изменить судебную систему.

Представитель ЦАХАЛа уточнил, что ситуация в армии спокойная, несмотря на то, что члены некоторых подразделений пригрозили проигнорировать призыв резервистов: «Мы стараемся держать ЦАХАЛ вне политики, это национальный консенсус, так было и должно оставаться».

Что касается политической арены, «операция [в секторе Газа] полностью поддерживается оппозицией», — заявил министр по делам диаспоры и по вопросам социального равенства Амихай Шикли. В публичном пространстве  он не видит существенных разногласий и только «радикальные левые организации, которые обычно ближе к палестинцам, чем к Израилю, выступают против [военных] операций, но это не ново».

Предполагалось, что Израиль продолжит военную операцию. Биньямин Нетаньяху подтвердил в обращении к стране, что «она еще не завершена», несмотря на сообщения о возможном перемирии, которое, как всегда происходит при посредничестве Египта.

Эксперт Института исследований национальной безопасности (INSS) Коби Майкл спрогнозировал довольно скорое прекращение эскалации. Он объясняет это тем, что «Палестинский исламский джихад» достигает предела своих возможностей, поэтому «они захотят закончить до того, как их поражение станет более очевидным». Кроме того, он считает, что краткосрочный конец «отвечает интересам как Египта, так и Израиля».

Тем не менее, он предупреждает, что может произойти и кое-что еще, так как «реакция палестинцев становится все более интенсивной, что вынудит Израиль нанести еще более жесткий ответный удар, что, в свою очередь, заставит ХАМАС вмешаться, а это уже приведет к совершенно другому сценарию». В целом, по мнению эксперта, в ХАМАСе «очень довольны нападением на «Палестинский исламский джихад», который для них – головная боль, хотя они об этом не скажут». Однако отныне эта организация будет слабее в военном отношении, что облегчит жизнь ХАМАСу[iv].

По мнению Дэнни Цитриновича, научного сотрудника иранской программы Института исследований национальной безопасности, в свое время занимавшего различные командные должности в израильской разведке, ожидаемая эскалация может быть очень серьезной. Это объясняется тем, что к операции возмездия может присоединиться ХАМАС.

Омер Достри, сотрудник Иерусалимского института стратегии и безопасности (JISS) и эксперт по национальной безопасности и военной стратегии, говорит, что Израиль должен быть готов к трем типам эскалации, все из которых возможны.

Первый тип «представляет собой конфликт низкой интенсивности, длящийся один или несколько дней, с участием только «Палестинского исламского джихада», в то время как ХАМАС остается в стороне». Второй тип «предполагает коллективный ответ всех террористических группировок в Газе, включая ХАМАС, и может длиться от двух до нескольких дней вооруженного противостояния». Третий вариант — конфликт на нескольких фронтах, когда Израиль столкнется с атаками как из сектора Газа, так и из северных границ с Ливаном и Сирией». Достри ожидает, что «такие удары будут включать в себя по тысяче пусков ракет в первом и втором вариантах, а также применение БПЛА, снайперских обстрелов, РПГ и противотанковых средств, нацеленных как на военные, так и на гражданские объекты».

Цитринович полагает, что для ХАМАСа вопрос о том, оставить конфликт в таком виде как он есть – между Израилем и «Палестинским исламским джихадом» – или присоединиться к этой организации для совместного акта возмездия Израилю, является большой дилеммой, и руководство движения, вероятно, в настоящее время обсуждает стратегические пути выхода из ситуации.

По мнению эксперта, «с одной стороны, ослабление Израилем «Палестинского исламского джихада» не является чем-то плохим для ХАМАСа, так как в некотором роде эта организация является одним из главных претендентов на власть в секторе Газа. Кроме того, руководство ХАМАСа обычно не решается на эскалацию, если понимает, что столкновения с Израилем дорого ему обойдутся». С другой стороны, «ХАМАС считается защитником сектора Газа и не может оставаться в стороне». Если движение не присоединится, оно может потерять доверие к себе как защитнику Газы.

Достри отмечает, что в настоящее время «ХАМАС не заинтересовано в полномасштабной военной операции или войне с Израилем. Вместо этого движение стремится укрепить свои позиции внутри сектора Газа и улучшить экономическое положение жителей анклава ради политической выгоды, что поможет сохранить поддержку населения». Кроме того, он указал, что Израиль нацелен только на «Палестинский исламский джихад» и сообщил ХАМАСу, что не намерен его атаковать. Тем не менее, ХАМАС сталкивается со значительным давлением, чтобы присоединиться к конфликту с Израилем и поддержать «Палестинский исламский джихад».

«Если ХАМАС не отреагирует на израильскую атаку, это нарушит существующее уравнение, которое ХАМАС и другие террористические организации пытались навязать Израилю», — сказал Достри, объяснив это уравнение тем, что любое израильское нападение в Газе приводит к единому и всеобъемлющему ответу со стороны всех действующих в анклаве организаций. По мнению эксперта, «продолжающаяся агрессия со стороны сектора Газа не оставила Израилю иного выбора, кроме как решительно отреагировать на терроризм против него». Тем не менее, ЦАХАЛ предпочитает наступательные инициативы и обман для достижения оперативного успеха против военизированных организаций в Газе. Так, по словам эксперта, «Израиль ждал подходящего оперативного момента, который включает в себя точную и качественную разведку, благоприятные погодные условия и другие факторы, чтобы начать военную операцию против палестинских групп»[v].

Иешуа Калиский (Yehoshua Kalisky), старший научный сотрудник INSS, консультант Центра ядерных исследований в Негеве (NRCN), обращает внимание на «нервное напряжение в израильском обществе и ожидание ответа со стороны «Палестинского исламского джихада»». По его мнению, «в израильской кампании против террористической организации в Газе сложилась довольно странная ситуация». «Для Израиля это взвешенное, точечное действие с желанием ограничить конфликт географически и во времени и сфокусировать ответ на одном элементе – «Палестинском исламском джихаде». Эта тенденция согласуется с предыдущей реакцией Израиля на действия «мятежной фракции», но не против организации, контролирующей анклав», т.е. ХАМАСа.

Ожидание в израильском обществе ответа со стороны сектора Газа будь то одной организации или их совместными усилиями сопровождалось сообщениями о нарушении привычного уклада жизни, подготовке к нанесению ракетного удара по различным направлениям, частичном параличе в частном или государственном секторе, отмене мероприятий, закрытии дорог и многом другом.

Тем временем палестинцы видят слабость в израильском ответе и даже объявили о своей когнитивной победе в этой асимметричной кампании. Калиский приводит высказывание Мухаммеда аль-Хинди (из «Палестинского исламского джихада») на палестинском новостном веб-сайте: «Враг не может терпеть войну нервов». Более того, эксперт отмечает, что «напряженное ожидание в обществе реакции со стороны «Палестинского исламского джихада» побуждает организацию в инициативном порядке начать очередной раунд и определить минимальные требования для его завершения». Исходя из того, что это не последний раунд противостояния, он считает необходимым сформулировать информационную политику, чтобы профессионально подготовить общественность к неизвестному и действовать так, чтобы рассеять страхи и тревоги израильтян[vi].

[i] Russian citizen killed in Israeli raid – RIA // RT. 09.05.2023. https://www.rt.com/russia/575990-israel-gaza-civilian-victims/

[ii]What is happening in Gaza? The keys to the new escalation between Israel and Palestinian terrorism // Time News. 11.05.2023. https://time.news/what-is-happening-in-gaza-the-keys-to-the-new-escalation-between-israel-and-palestinian-terrorism/

[iii] Там же.

[iv] Там же.

[v] Hamas Will Determine the Scale of Expected Escalation Between Israel, Islamic Jihad // Media Line. 09.05.2023. https://themedialine.org/top-stories/hamas-will-determine-the-scale-of-expected-escalation-between-israel-islamic-jihad/

[vi]Islamic Jihad’s New Weapon: The «War of Nerves» / INSS. 11.05.2023. https://www.inss.org.il/social_media/islamic-jihads-new-weapon-the-war-of-nerves/

52.47MB | MySQL:103 | 0,452sec