Результаты второго тура турецких президентских выборов в ФРГ и их значение для немецкой мусульманской общины

На текущей неделе были опубликованы окончательные данные подсчета голосов избирателей, принявших участие во втором туре выборов президента Турции 28 мая текущего года. Как и в случае с первым раундом, отдельная статистика была представлена для ФРГ. Согласно сообщениям немецких СМИ, переизбранный глава государства Р.Т. Эрдоган получил поддержку 67,4 % электората в Германии, что на 2 % больше, чем 14 мая нынешнего года и на 2,6 % выше в сравнении с 2018 г. При этом на участки пришло вновь лишь около половины от 1,5 млн тех, кто имел право голоса. Таким образом, при сопоставимости показателей явки первого и второго тура можно сделать вывод об определенном росте популярности Р.Т.Эрдогана как за последние две недели, так и в сравнении с предшествующим избирательным циклом. А вот его соперник К.Кылычдароглу не утратил своих изначальных позиций, пожалуй, только в Берлине.

Как и во время первого тура, избирательные участки в ФРГ открылись и закрылись досрочно, проработав с 20 по 24 мая. Вместе с тем бюллетени заранее не обрабатывались, будучи отложенными до подведения итогов на общенациональном уровне. Важно отметить, что формирование списков лиц, имеющих право голоса, завершилось еще 12 апреля, а потому не было никакой возможности дополнительно внести чьи-то данные. Таким образом, поддержать одного из двух кандидатов могли лишь те, кто уже сделал это двумя неделями раньше. Данных об изменениях перечня ранее согласованных участков в открытых источниках в ФРГ не появлялось.

Помимо сохранившейся практики прибытия избирателей, прежде всего сторонников Р.Т.Эрдогана, организованными группами, на этот раз на фоне сообщений о ходе подсчета голосов немецкие издания фиксировали повышенную активность электората действующего президента в городах, где ранее был отмечен высокий уровень проголосовавших за него. В частности, турецкие кортежи проехали по центру Мюнхена и Дуйсбургу, а также собрались в одном из районов столицы ФРГ – Кройцберг, несмотря на то, что там предпочтения избирателей вновь разделились практически поровну. Хотя на таких «парадах» были попытки использовать даже пиротехнику, в целом акции прошли спокойно, не спровоцировав серьезных трений с полицией или другими жителями.

В отличие от первого тура, политические обозреватели из Германии существенно меньше проявили интерес к статистике. Гораздо больше их внимание привлекли факторы, в итоге способствовавшие победе Р.Т.Эрдогана, а также определение способов поддержки альтернативных кандидатов в будущем. К примеру, вопросы со стороны журналистов вызвала упомянутая выше система составления списка избирателей за рубежом, в процедуру которой, помимо прочего, входит необходимость явиться в одно из трех генеральных консульств Турции в ФРГ – в Мюнхене, Нюрнберге или Регенсбурге с документами, удостоверяющими личность. В связи с этим сообщалось, что, по некоторым данным, в первом имели место случаи отказа в регистрации лицам курдского происхождения.

Некоторые недовольные переизбранием в Турции действующего главы государства призвали и вовсе заниматься уменьшением численности электората Р.Т.Эрдогана за счет ускорения и упрощения интеграции турок в ФРГ. Акцент в данном случае был сделан на том, что большинство таких лиц не имеют немецкого гражданства, которое давало бы им, с одной стороны, возможность голосовать, в том числе на местных выборах, воздействуя на свою собственную повседневную жизнь. С другой стороны, создало бы у них ощущение принадлежности к Германии и, как следствие, потенциально способствовало бы поддержке иных ценностей. Сложившаяся же ситуация, если следовать подобной логике, наоборот, на пользу Р.Т.Эрдогану, строившему свою электоральную кампанию на чувстве отчужденности и дискриминации, о которых говорили многие респонденты, опрошенные за последние несколько недель немецкими СМИ.

Любопытно при этом, что критики избирательного поведения турок в ФРГ даже сравнивают их с немцами, поддерживающими партию «Альтернатива для Германии». Подобную параллель провела, к примеру, профессор политической социологии из Университета Граца А.Билгин. Учитывая непринятие данной политической силы ни в одном из лагерей и нежелание сотрудничать с ней со стороны подавляющего большинства коллег по оппозиции, такая риторика способна привести к полностью противоположным результатам. Первый из них будет заключаться в закреплении негативного восприятия турок, которым уже пользуется ПСР. Второй, — открывает для АдГ новую нишу в поиске электората в том случае, если власти ФРГ прислушаются к представленным выше экспертным оценкам и упростят интеграцию представителей турецкой общины. При этом важно, что АдГ традиционно сталкивается с недобором голосов именно на Западе ФРГ, где как раз фиксируется повышенная численность сторонников Р.Т.Эрдогана.

Вторая проблема, которую видят противники турецкого президента в Германии, – способность партии ПСР к существенному воздействию на исламские общины и ассоциации в ФРГ, что позволяет привлекать новых сторонников и поддерживать постоянный и эффективный контакт с уже имеющимися, в то время как оппозиции необходимо начитать этот процесс непосредственно на стадии подготовки к выборам. Как следствие, можно ожидать попыток со стороны представителей политических кругов и общественности Германии, настроенной против Р.Т.Эрдогана, добиться от власти ужесточения надзора над исламскими организациями и прежде всего отказаться от привлечения в ФРГ турецких имамов. Последнее заявление уже прозвучало на днях от министра сельского хозяйства, члена партии «Зеленых» Дж.Оздемира, который сам родился в семье иммигрантов из Турции.

В целом итоги второго тура президентских выборов в Турции среди немецких избирателей были, скорее, негативно восприняты политическими экспертами и обозревателями, надеявшимися на победу К.Кылычдароглу. При этом основная доля их критики оказалась сосредоточена не на действующем лидере Турции или его зарубежной избирательной кампании, а на самих избирателях турецкого происхождения. Виной тому то, что они, проживая в ФРГ, не смогли стать проводниками западных ценностей, как того от них ожидали, вместо этого во многом предопределив исход гонки за ключевой пост. Впрочем, нельзя не отметить, что выказывая недовольство, политологи практически не упоминали явных нарушений, что делает легитимными результаты голосования как таковые.

52.42MB | MySQL:103 | 0,562sec