Ситуация в Марокко: декабрь 2009г.

В декабре много шума наделала история вокруг отставного старшего полковника /это звание в Марокко соответствует бригадному генералу — прим.авт./ Каддура Терзаза, который в свое время занимал второй пост в иерархии королевских ВВС, а в ноябре 2008г., когда ему исполнилось уже 70 лет, в ходе закрытого процесса был осужден на 12 лет тюрьмы по громкому обвинению в «покушении на внешнюю безопасность государства путем раскрытия одного из секретов национальной обороны».

Старший полковник до 1988 года занимал пост заместителя генерального инспектора /командующего/ королевских ВВС, в отставку вышел в 1995 году. Поскольку он был женат на француженке, после выхода в отставку ему удалось получить двойное гражданство.

В начале декабря 2009г. он был изолирован в тюрьме г.Сале /город-спутник Рабата/. Его жена получила право на свидание 3 декабря, однако в других свиданиях ей было отказано. По словам дочери отставного офицера, «с тех пор мой отец нам передал следующее послание: обратитесь за помощью к моей семье во Франции, иначе я погибну в тюрьме».

Что же такого натворил отставной старший полковник? Известно, что в 2007 году он обратился с письмом к королю Мохаммеду VI, в котором утверждал, что 20 лет назад, в ходе активной фазы боевых действий в Западной Сахаре против формирований сепаратистов из Фронта ПОЛИСАРИО королевские ВВС понесли неоправданные потери из-за того, что марокканские самолеты не были оснащены средствами защиты от огня ПЗРК. Он также попытался заступиться за марокканских летчиков, которые в свое время были сбиты и попали в плен к сепаратистам.

Поводом для обращения послужил визит к старшему полковнику бывшего капитана ВВС Али Наджаба, проведшего 25 лет в плену у Фронта ПОЛИСАРИО и освобожденного в 2003г. Наджаб и его соратники по несчастью обрались за помощью, поскольку испытывали проблемы с адаптацией к новой жизни, они оказались чужими среди своих. Судя по всему, Терзаз верил, что делает благое дело, выступая в роли заступника за своих бывших подчиненных, однако оказалось иначе — кому-то очень не понравилась его оценка боеспособности королевских ВВС.

Следствие обвинило Терзаза в том, что копию письма он передал Наджабу, а в нем якобы имелись секретные данные, которые не должен был знать бывший пленник сепаратистов. А именно — отсутствие средств защиты от ПЗРК на марокканских истребителях F-5 того времени. Нелепость этого обвинения очевидна — ведь Наджаб сам был пилотом, и прекрасно знал особенности своего самолета.

Пресса не заметила судебный процесс над отставным офицером, поскольку его родственники надеялись, что с учетом былых заслуг король помилует старшего полковника, и поэтому не обращались в СМИ. Однако вышло иначе. В очередной раз подтвердилось, что в Марокко не любят, когда представители «великого немого» — как иногда именуют королевские вооруженные силы — начинают говорить. После приговора год ушел на жалобы в высшие судебные инстанции, которые подтвердили вердикт. После того, как наказание подтвердил Верховный суд, семья офицера перестала молчать. В декабре она обратилась за поддержкой к президенту Франции Николя Саркози, который на Рождество прибыл с частным визитом в Марокко. Однако пока Терзаз остается в тюрьме.

Сам отставной старший полковник считает, что ему мстят за старое — по его словам, он был один из немногих, кто с 1979 года получал личные поздравления по случаю государственных праздников от короля Хасана П. К нему офицер в свое время обратился с письмом, в котором поведал об ошибках, которые совершили стратеги из Генерального штаба в ходе боевых действий в сахарских провинциях. Похоже, его второе обращение — если оно дошло до очень занятого адресата — имело противоположный эффект.

Кстати, в свое время Терзаз имел репутацию одного из лучших летчиков королевских ВВС.

Судя по всему, Терзаз дал нелицеприятную оценку состояния королевских ВВС 20-летней давности, и за это поплатился, поскольку кто-то считает, что никто не должен знать страшной тайны, которая известна всем — марокканские ВВС уже давно остро нуждаются в обновлении и сейчас ждут поставки партии истребителей F-16 из США.

В декабре подтвердилось, что Марокко продолжает играть особую роль в африканских делах, что полностью соответствует взглядам покойного Хасана II. 4 декабря главарь военной хунты в Гвинее-Конакри Муса Дадис Камара, выживший после покушения на него, был доставлен на лечение в Марокко. Камара, получивший ранение в голову, был доставлен в аэропорт Рабат-Сале спецбортом, зафрахтованным президентом Буркина-Фасо Блэзом Компаоре.

При этом Рабат утверждал, что выбор места посадки самолета был осуществлен «без предварительных консультаций» с марокканскими властями. Отсюда решение — «по сугубо гуманитарным соображениям Марокко приняло решение принять Камару», который возглавил Гвинею 23 декабря 2008 года сразу после кончины Лансаны Конте /правил с 1984 по 2008гг./. Аналогичную миссию по спасению Камары предпринял Дакар, однако сенегальский самолет вернулся в столицу страны пустым.

Камара быстро стал одиозной личностью после того, как за два месяца до покушения гвинейские силы безопасности устроили «кровавую баню» для активистов оппозиции, требовавших прекращения режима «военной диктатуры». Тогда, по данным ООН, погибли по меньшей мере 150 человек. Оппозиция также требовала, чтобы главарь военной хунты не значился среди кандидатов на предстоящих президентских выборах.

22 декабря глава МИД Франции Бернар Кушнер предупредил, что в случае выздоровления Камаре было бы лучше остаться в Марокко, поскольку его возвращение в Гвинею «способно подтолкнуть страну к гражданской войне, которая никому не нужна».

28 декабря исполняющий обязанности руководителя Гвинеи, министр обороны этой страны бригадный генерал Секуба Конате посетил Марокко, где навестил Камару, находившегося на лечении в королевской клинике при военном госпитале Рабата. Этот визит Конате в Рабат ранее планировался несколько раз, но в каждом случае откладывался — по всей видимости, из-за тяжелого состояния Камары, которому сделали операцию на черепе.

11 декабря высокопоставленный представитель МВД Марокко Халид Зеруали сообщил, что с начала года по подозрению в причастности к наркотрафику в королевстве были арестованы свыше 1300 человек, из них половина — иностранцы. В течение года марокканские спецслужбы задержали 180 тонн каннабиса / мягкий наркотик на основе индийской конопли/, что на 60 % превысило показатель 2008 года. По данным Зеруали, если в 2003г. нива ядовитого дурмана составляла 134 тысячи га, к 2009г. она сократилась до 56 тыс. га.

23 декабря напомнили о себе исламисты из легальной Партии справедливости и развития /ПСР/. Как сообщил генеральный секретарь ПСР Абдельилла Бенкиран, исламисты потребовали от премьер-министра Аббаса эль-Фасси начать расследование по фильму братьев Свела и Имада Нури «Человек, который продал мир», поскольку он, по их мнению, «рискнул затронуть Аллаха, поскольку содержит сцены, наносящие ущерб нравам и священным основам общества». «Боле того, он затрагивает Аллаха в неприемлемых диалогах, в ходе которых один из актеров говорит, что Аллах слишком занят собой, чтобы заниматься чаяниями других», — отмечалось в письме Бенкирана на имя премьера. Лента братьев Нури снята по роману Федора Достоевского «Слабое сердце». Она участвовала в официальном конкурсе на последнем Международном кинофестивале в Марракеше, проходившем с 4 по 12 декабря.

В конце декабря получили новогодний подарок марокканские берберы — впервые в стране начал вещать государственный телеканал на берберском языке тамазиг. Первоначально пробное вещание будет осуществляться до конца февраля 2010 года по 6 часов в рабочие дни, и по 10 часов — в выходные. В этом достижении марокканские берберы видят одно из средств сохранения своей самобытной культуры и языка, употребление которого долгое время подавлялось, равно как использование берберских имен и географических названий.

В отсутствие точной статистики считается, что берберы составляют свыше половины населения Марокко. По некоторым данным, на момент получения независимости около 85 % марокканцев были бербероговорящими. Согласно данным последней по времени переписи населения от 2004г., 8,4 млн марокканцев, то есть 28 % От общей численности населения, в быту говорят на одном из трех основных диалектов берберского языка — на тарифите в регионе Рифа, тамазиге — в регионе Среднего и Высокого Атласа, тахелите — в регионе Суса. Эти диалекты имеют общую базу и отличаются лишь произношением.

По утверждениям активистов берберских культурно-просветительных движений, итоги переписи населения 2002г. не отразили истинного положения дел, поскольку к арабам отнесли тех берберов по происхождению, кто перестал использовать в быту тамазиг.

42.87MB | MySQL:92 | 1,048sec