Энергетический фактор в развитии турецкой экономики

Современная Турция – обладатель мобильной диверсифицированной экспортно-ориентированной экономики. Успехи страны во многом объясняются продуманными и последовательными структурными реформами в стране, проводимыми в последнее десятилетие на фоне политической стабильности, обретенной с приходом к власти в 2002 году Партии справедливости и развития.

В последние годы Турция признается многими международными организациями и фондами в качестве одной из наиболее быстро развивающихся стран в мире с высокими показателями экономической свободы и гарантий, а также с большой инвестиционной привлекательностью. Крупные турецкие холдинги и банки с завидным постоянством включаются в разного рода рейтинги.

Несмотря на десятилетнюю «историю успеха» Турции, страна самым серьезным образом испытала на себе последствия мирового финансового кризиса августа 2008 года. Темпы роста валового внутреннего продукта в 2008 г. снизились по сравнению с предыдущими годами и с поправкой на инфляцию составили лишь 1,13% к 2007 г. Падение ВВП в первых трех кварталах 2009 года в среднем составляло около 8,3%. Ударил кризис и по показателям внешней торговли: инерционный «взлет» экспорта в кризисном 2008 году (рост составил около 23%) по предварительным оценкам будет не только отыгран обратно, но и перекрыт в 2009 году. Падение также составит около 23%, однако в абсолютном выражении ВВП, по-видимому, сократится ниже показателя 2007 года, до 101,6 млрд. долл. США. Вновь подскочила инфляция, возросла безработица, наблюдалось ослабление национальной валюты, турецкой лиры, к мировым резервным валютам, доллару США и евро.

Тем не менее, с учетом накопленного в предыдущие годы потенциала и целого ряда факторов, в ближайшие годы Турция небезосновательно рассчитывает не только преодолеть последствия кризиса, но и приступить к завоеванию новых «высот». Так официальные лица прогнозируют, что экспорт в 2010 году возрастет до 111 млрд. долл., и ставят цель его увеличения до отметки в 200 млрд. долл. к 2012-2013 гг. При этом намечается расширение доли высокотехнологичной продукции в экспорте с сегодняшних 12-13%% до 30-35%%.

С целью реализации поставленных экономических задач правительством и разного рода отраслевыми союзами разрабатываются программные документы и стратегии. Несмотря на их многочисленность и объемность, суть, конечно, не исчерпывающим образом, но все же м.б. сведена к нескольким основным положениям: неуклонное развитие инфраструктуры страны с целью использования уникального географического положения, поддержка местных производителей, диверсификация выпускаемой продукции и повышение её «технологичности», широкое внедрение информационных технологий и т.д.

Одним из залогов турецких успехов должна стать т.н. «торговая дипломатия». Турция активно расширяет свои торгово-экономические связи, переставая ограничиваться своими непосредственными соседями и традиционными партнерами и выходит на рынки Африки, Южной Америки, Индии и Китая. Важным аспектом усилий страны является работа над имиджем: несмотря на то, что страна уже сегодня является одним из крупнейших промышленных центров региона, за ней прочно закрепился образ туристического центра и поставщика сельхозпродукции и текстиля. В этой связи уже в самое ближайшее время по линии различных организаций, в том числе Союза палат и бирж Турции (ТОВВ), планируется вкладывать значительные средства в рекламные и «просветительные» компании на целевых рынках за рубежом.

Обеспечивая потребности развивающейся экономики и растущего населения страны, «параллельным курсом» развивается и турецкий топливно-энергетический комплекс. За десятилетний период с 1998 года потребление первичных источников энергии в стране увеличилось приблизительно в 1,4 раза (до 102,6 млн. тонн нефтяного эквивалента в 2008 году). Амбициозные планы развития страны диктуют необходимость пропорционального роста энергопотребления: до 126 млн. т.н.э. в 2010 году и до 222 млн. т.н.э. в 2020 г.

Важно отметить, что кардинальное реформирование ТЭК страны явилось составной частью общей структурной перестройки экономики Турции. В начале двадцать первого века был провозглашен курс на отказ от государственной монополии и формирование в энергетике либеральной рыночной структуры, основанной на принципах свободной конкуренции. Была инициирована реструктуризация энергетических госкорпораций и приватизация государственных активов, а также практически свернуты бюджетные ассигнования с «прицелом» на то, что основная нагрузка по дальнейшему развитию энергетики должна лечь на частный бизнес. Государство сохраняет за собой лишь функции планирования и контроля, а также своё монопольное положение в ряде видов деятельности, признанных стратегическими. К таковым, к примеру, отнесена передача электроэнергии, а также нефти и природного газа по трубопроводной системе страны.

К настоящему времени законодательный аспект реформы практически завершен: в дополнение к четырем базовым законам, для каждого из секторов ТЭК (электроэнергетика, нефть, природный газ и сжиженный нефтяной газ), принят большой объем вторичного законодательства и регулирующих документов.

Подводя промежуточные итоги реформ следует отметить, что несмотря на «пробуксовку» по некоторым вопросам (в частности, по приватизации ряда активов, а также по устранению монопольного положения государства в нефтегазовом секторе) правительство Турции со своей основной задачей, структурной перестройки энергетики, создания благоприятных либеральных «правил игры» и привлечения частного бизнеса, справилось. Особенно характерно это проявилось в электроэнергетике, где по данным 2008 года суммарная установленная мощность электростанций, принадлежащих и эксплуатируемых частными генерирующими компаниями, составила приблизительно 17,8 ГВт (42% в общей мощности электростанций Турции), обеспечив производство около 100,4 млрд. кВтч (50,6% в общем объеме генерации).

В качестве исходного посыла для формирования стратегии развития топливно-энергетического комплекса страны лежит то основополагающее обстоятельство, что Турецкая Республика не располагает сколь ни будь значимыми в мировом масштабе запасами энергоносителей. Страна является нетто-импортером сырой нефти и природного газа («зависимость» от «внешних источников» по которым колеблется около 95%), а также приобретает за рубежом значительные объемы каменного угля (до 40-50%% потребления). В этой связи Турция, заботясь о своей энергетической безопасности, естественным образом стремится к диверсификации поставщиков энергоносителей, а также к максимально полному использованию имеющихся в запасе ресурсов — лигнитов, гидроресурсов, а также возобновляемых источников энергии (ветра, солнца, геотермальных источников). Принимаются соответственные поощрительные меры, пропагандируется широкое внедрение энергосберегающих технологий.

«Проиграв» в одном, страна несомненно «выиграла» в другом обстоятельстве – в уникальном географическом положении страны, которое просто «по определению» предопределяет потенциал стать одним из важнейших в мире энергетических коридоров. Достаточно отметить, что Турция находится в центре мировых запасов энергоносителей, окруженная Россией, странами Ближнего Востока, имеет выход на страны Каспийского региона, Северной Африки, в которых сконцентрировано до 75% доказанных запасов природного газа и нефти. С другой стороны, общая граница с Европейским Союзом выводит Турцию на один из самых емких рынков – потребителей энергетических ресурсов. Роль Турции может тем более значительна с учетом того, что современная мировая энергетика находится на пороге глобальных вызовов и перемен, среди которых растущий спрос на энергоносители, истощение существующих месторождений нефти и газа, проблемы доступа к месторождениям ряда стран (к примеру, в Иране и в Ираке) и т.д.

Осознавая большой потенциал и проводя последовательную энергетическую политику, Турция стремится к развитию своей энергетической инфраструктуры: сооружению нефте- и газопроводов, нефтеперерабатывающих предприятий, строительству подземных хранилищ газа и т.д. В качестве примера можно отметить, что протяженность газопроводов Турции за последние десять лет выросла приблизительно в 6,4 раза.

Масштабные международные проекты, в которых принимает участие Турция, направлены на обеспечение транспорта энергоносителей по турецкой территории по коридорам «Восток – Запад» и «Север – Юг».

Целенаправленные усилия в этом направлении привели к подготовке и реализации целого ряда масштабных проектов. Среди таковых можно отметить сооружение нефтепровода по маршруту Баку – Тбилиси – Джейхан, введенного в эксплуатацию в 2006 году и предназначенного для поставок на мировые рынки азербайджанской и, возможно, в дальнейшем казахской нефти. Нельзя не упомянуть в качестве одного из ключевых проектов турецкой «трубопроводной дипломатии» – газопровод «Набукко», который призван обеспечивать поставки по турецкой территории каспийского, ближневосточного и египетского природного газа через Болгарию, Румынию, Венгрию и Австрию на центрально- и западноевропейские газовые рынки. Фактический старт проекту дан в июле 2009 года с подписанием межправительственного соглашения странами-участниками.

При этом Турция не намерена ограничиваться ролью пусть ключевого, но лишь транзитного государства. Страна проводит геологоразведочные работы на своей территории с целью поиска местных месторождений нефти и газа, а также участвует в международных торгах для получения доступа к зарубежной ресурсной базе.

2009 год ознаменовался существенной корректировкой курса внешней энергетической политики как Турции, так и России. Если раньше турецкие проекты развивались в той или иной степени в противовес российским: нефтепровод «Самсун – Джейхан» предлагался как альтернатива проекту «Бургас – Александруполис», газопровод «Набукко» противопоставлялся проекту «Южный Поток», то в ходе августовской встречи между премьер-министрами РФ Путиным В.В. и Р.Т.Эрдоганом было продемонстрировано не просто сближение позиций, а готовность к прийти к общему знаменателю.

Стороны проявили большую гибкость в поисках компромисса, совершив своего рода «размен»: турецкое содействие реализации газопровода «Южный Поток» в «обмен» на российское содействие нефтепроводу «Самсун – Джейхан». При этом стороны «условились», что «Южный Поток» и «Набукко» — не конкуренты. Более того, продекларированная возможность сооружения российскими компаниями первой турецкой атомной электростанции в г.Мерсин с каждым днем становится все более реальной. Мощность станции составит 4,8 ГВт, её бюджетная стоимость составит по различным оценкам 18-20 млрд. долл. В ходе встречи между премьерами двух стран в Анкаре в январе 2010 года процесс получил дальнейшее развитие — стороны озвучили намерение приступить к переговорам и, в случае достижения согласия, подписать межправительственное соглашение в самое ближайшее время.

Совершенно очевидно, что в центре современных российско-турецких отношений – энергетика, и, в первую очередь, торговля энергоносителями (доля топливно-энергетических товаров в российском экспорте составляет около 75%). Так, пять из двенадцати документов, подписанных в августе 2009 года, затрагивают энергетическую сферу. Всего можно выделить пять развивающихся и перспективных направлений энергетического сотрудничества между двумя странами: торговля энергоносителями, торговля электроэнергией, выполнение подрядов на сооружение энергетических объектов (поставка оборудования и услуг), взаимные инвестиции в энергетические сектора двух стран, а также сотрудничество российских и турецких компаний в реализации энергетических проектов в третьих странах.

Сегодня, когда закладываются основы региональной российско-турецкой связки, России как никогда важно определить свою стратегическую линию в построении и дальнейшем укреплении своих отношений со своим набирающим мощь южным соседом, принимая во внимание широкий спектр вопросов политического, торгово-экономического и культурного сотрудничества. При этом очевидна большая роль, которая должна отводиться энергетике. Разумеется, не претендуя на полноту, основные положения этой стратегии, в части энергетики, могут быть сформулированы следующим образом:

• Россия должна продолжать сотрудничество с Турцией в области транспортировки энергоносителей (российских, каспийских, среднеазиатских и ближневосточных) на мировые рынки, участвуя в проектах друг друга.

• Турецкий рынок энергоносителей (нефти и нефтепродуктов, природного газа и каменного угля) имеет стратегическую важность для России.

• Продолжающееся реформирование топливно-энергического комплекса Турции открывает перед российским частным бизнесом широкий спектр возможностей (от инвестиций в энергетику и сооружения энергообъектов до участия в приватизационных программах государства), которые должны быть использованы в полной мере.

• Российско-турецкое сотрудничество в области энергетического машиностроения является перспективным. Турция до настоящего времени не располагает производством основного генерирующего оборудования(1), что открывает перед Россией, чья продукция является одной из самых конкурентоспособных в мире, уникальную возможность создания первого совместного предприятия.

Развивая сотрудничество с Турцией, Россия может многое почерпнуть из турецкого опыта проведения рыночных реформ, результаты которых, продемонстрированные в последние десять лет, являются своего рода «экономическим чудом» превращения ещё не так давно аграрной страны в современную конкурентоспособную в мировом масштабе экономику. Факт стремительного «взлета» Турции не всегда осознается на фоне лавинообразного развития Индии и Китая. Однако, чрезвычайно метким можно признать выражение одного турецкого обозревателя, заметившего, что «…раньше Турция была «троянским конем» Европы, а сейчас она – самый быстрый скакун…».

С другой стороны стоит отметить, что позиция России при выстраивании отношений с Турцией, несмотря на продекларированный тезис «о стратегическом партнерстве», должна строиться по принципу «дороги с двухсторонним движением», т.е. должен анализироваться и поддерживаться баланс взаимных выгод от сотрудничества. И не стоит забывать, что Турция играет «сеанс одновременной игры на многих досках» со всеми основными мировыми акторами (США, Евросоюз, Исламский Восток, развивающиеся страны – Индия и Китай, государства – бывшие республики Советского Союза и т.д.), проводя прагматичную, последовательную, и вместе с тем очень гибкую политику по принципу «всё включено», которая заслуживает отдельного и весьма объемного исследования, но главная цель которой – достижение регионального лидерства уже в ближайшее десятилетие.

1. За исключением государственной компании «Temsan», см. раздел 4.4.

52.4MB | MySQL:103 | 0,461sec