Бундестаг одобрил мандат на три международные миссии бундесвера

Как известно, 2 июня с.г. состоялось заседание кабмина ФРГ, на котором в том числе обсуждался вопрос о продлении еще на год участия бундесвера в международных миссиях в Судане и у берегов Ливана. Понятно, что решение правительства Германии изначально было, что называется, обречено на успех, поскольку означает лишь реализацию парламентариями почетного права дать политическую и экономическую оценку миссий. Тем не менее оно вступает в силу лишь после того, как одобрено немецким парламентом.

Неожиданностей не было и на этот раз. 10 июня парламент принял решение, означающее продолжение военного присутствия Германии в двух нестабильных зонах, где требуется фактор сдерживания. На Ближнем Востоке это патрулирование берегов Ливана в составе подотчетной ООН миссии UNIFIL, причем при сокращении численности немецкого контингента с 800 до 300 человек, то есть почти втрое. В Африке это Судан, в том числе суданская провинция Дарфур, где сокращение численности немецкого контингента еще более существенно: с 250 до 50 человек, то есть в пять раз. Сроки дальнейшего присутствия: до 30 июня 2011 года в Ливане и до 15 августа 2011 года в Судане.

 

Немецкое военное присутствие на Ближнем Востоке и в Африке

Задача бундесвера на Ближнем Востоке остается прежней. У берегов Ливана немцы в дальнейшем будут продолжать обучение и инструктаж ливанской армии, чтобы та позднее смогла контролировать морское побережье собственными силами. В Судане задачи те же, но сокращается сфера использования. «Поскольку поддержка Германией воздушных перевозок, осуществляемых миссией UNAMID, не предполагается, было решено сократить число немецких солдат в Судане», прокомментировал решение кабмина заместитель официального представителя правительства Кристоф Штеегманс (Christof Steegmans). Участие бундесвера в операции UNMIS — еще одной международной миссии на территории Судана — останется без изменений и число немецких солдат по-прежнему составит верхнюю планку в 75 человек.

На специальной пресс-конференции правительства от 2 июня с.г. в Берлине данные решения были расшифрованы Кристофом Штеегмансом следующим образом: как только ливанские ВМС смогут контролировать побережье и территориальные воды страны самостоятельно или немецкий вклад в морской компонент UNIFIL перестанет быть необходимым, германское участие в миссии будет немедленно прекращено. Относительно Судана он указал, в частности, что кабмин считает необходимым дальнейшее присутствие бундесвера в лице военных наблюдателей и штабного персонала в штаб-квартире ООН по поддержанию мира в Судане, а также в миссии UNAMID, где германское участие, по сути, лишь обозначено девятью военнослужащими.

 

На пути к надежно охраняемому и стабильному Ливану

Германия, последовательно выступающая в этом направлении, с октября 2006 года участвует в миссии UNIFIL. Численность немецкого контингента при этом менялась. Так, мандат для немецкого участия в UNIFIL, который был продлен немецким парламентом 17 сентября 2008 года на срок до 15 декабря 2009 года, означал вероятность отправки в эту зону до 1,2 тыс. военнослужащих бундесвера. Затем их число резко снизилось. Это, в частности, связано с вводом в строй и передачей ливанскому правительству радиолокационной системы, благодаря чему «теперь Ливан впервые располагает собственной картиной положения на море», как выразился тогдашний шеф федерального МИДа Ф.-В. Штайнмайер.

Конкретно немецкий контингент применен в рамках миссии Maritime Task Force (UNIFIL-MTF) для выполнения задачи по воспрепятствованию контрабанде оружия с ливанской морской стороны. Причем миссия UNIFIL перед ливанским побережьем проходила с сентября 2006 года до конца февраля 2008 года под военным руководством ФРГ. Немецкий флотский состав, задействованный в UNIFIL-MTF, успешно работал в кооперации с ливанским морским флотом. Благодаря этому эффективно пресекалась контрабанда оружия по морю. Так, по состоянию на ноябрь 2008 года, 19632 корабля прошли проверку немецкими подразделениями, 168 кораблей обследовались ливанскими пограничными структурами. Данное соотношение показывает масштаб участия бундесвера в UNIFIL-MTF и ливанскую долю участия в миссии, которая остается примерно такой же и теперь.

Адмирал Юрген Маннхардт (Jurgen Mannhardt), который в Лимасоле дал интервью военным журналистам, отметил, что с начала немецкого военного присутствия осуществлялась задачи по интеграции ливанского флота в операции международных сил (MTF), и он считает «успешным развитие двух частей миссии — помощь Ливану в предотвращении контрабанды оружия морским путем и подготовку ливанских ВМС». Уточняя содержание немецких усилий по подготовке кадров, адмирал указал на разнообразную подготовку «военнослужащих всех званий на борту в ходе семинаров и отработки действий в ходе ролевых игр, действий по обеспечению безопасности судна и взаимодействию с прибрежными подразделениями и штабом ВМС в Бейруте и на борту ливанских судов, а также разработку концепций по дальнейшему развитию военно-морского флота».

Выражением немецкой помощи было также продление до конца 2009 года немецкого участия в деятельности так называемой совещательной миссии в Ливане (содействие федеральной полиции в предотвращении криминогенной ситуации в районе ливанской границы) и другие обязательства: мероприятия по линии гуманитарной помощи, восстановительные работы после военного конфликта летом 2006 года, помощь в восстановлении лагеря палестинцев Нахр аль-Барид после его разрушения летом 2007 года в результате боевых действий ливанской армии против радикальных исламистов.

Озабоченность Германии ситуацией в Ливане остается. «Мы говорили о немецких проектах, в том числе о миссии UNIFIL, а также о проектах в обеспечении безопасности на ливано-сирийской границе. Мы также говорили о том, как мы можем расширить это сотрудничество», — указала Ангела Меркель, предваряя совместную с премьер-министром Ливана Саадом Рафиком Харири пресс-конференцию в Берлине от 15.03.2010. Немецкая помощь и поддержка, в том числе подготовка ливанских военно-морских сил, будь то обучение или вооружение персонала, рассматриваются с точки зрения того, что Ливан — это «зеркальное отражение ситуации в регионе» и по нему можно судить о ситуации на Ближнем Востоке в целом и о проблеме продвижения вперед мирного процесса, в частности, — подчеркнула канцлер. Она отметила, что проблемы на ливано-сирийской границе, вероятно, будут решаться скорее в связи с полученной от премьер-министра Ливана информации о том, что в ливанском кабмине появилось «ответственное лицо по решению пограничных проблем». «Мы теперь имеем реального партнера в ливанском правительстве», отметила Меркель, что подтвердил и Харири, указав, что приграничное ливанско-сирийское сотрудничество важно для осуществления экономических программ.

Между тем имеется ряд нерешенных проблем в миссии UNIFIL. В интервью парламентскому телевидению уполномоченный по делам военнослужащих Райнгольд Роббе отметил: известно, что бундесвер, задействованный в миссии у побережья Ливана, активно способствует тому, чтобы ливанские ВМС впоследствии самостоятельно могли справляться с задачами. Но мало кто знает, что «существует подразделение немецких водолазов, которые ежедневно рискуют своей жизнью, проводя работу по обезвреживанию прибрежных вод от мин». Они заслуживают того, чтобы их труд — а это по существу боевая задача — оплачивался более высоко. При этом уровень их денежного вознаграждения находится на уровне 1995 года (если не ранее), когда бундесвер только начал принимать участие в зарубежных миссиях. За последние 50 лет (с момента первого доклада уполномоченного по делам военнослужащих) многое изменилось, и было бы справедливым, чтобы уровень заработной платы военных специалистов соответствовал актуальным потребностям, подчеркнул Роббе.

Благодаря вовлеченности сил оборонного ведомства ФРГ в антиконтрабандную борьбу, ливанский морской флот имеет возможность сосредоточить усилия по выполнению задач в прибрежной области. Военные эксперты Германии отмечают в этой связи, что UNIFIL-MTF достигает поставленной цели, поскольку, видя эффективность работы бундесвера, Израиль положительно оценивает немецкие усилия. Таким образом немцы вносят вклад не только в укрепление ливанского суверенитета, но и в развитие ливанского морского флота, ближневосточных морских перевозок.

Следовательно, ФРГ реализует своей деятельностью положения резолюции Совета Безопасности ООН 1701 от 11.08.2006. Напомним, что пункты 13, 14 и 15 данного документа говорят о том, что государства — участники миссии UNIFIL, во-первых, должны обдумать свой вклад в нее и согласовать его с просьбами правительства Ливана об оказании помощи; во-вторых, они должны учитывать просьбу правительства Ливана о том, чтобы «они гарантировали его границы и другие пункты въезда», препятствуя ввозу в Ливан без его согласия вооружения; в-третьих, «разработали необходимые мероприятия с целью воспрепятствования продаже вооружения, включая оружие и боеприпасы, военные автомобили и армейское оборудование, военное оборудование и запасные части для него, ее гражданами как на территории государства, так и на кораблях или летательных аппаратах, которые несут флаг Ливана».

Со времени последнего обновления мандата для миссии (декабрь 2009) ситуация в Ливане остается стабильной, подчеркивается в правительственном докладе. Бундесвер в составе других миротворческих сил успешно выполняет задачи по охране границ Ливана. Это отмечено в письме Генерального секретаря ООН в Совет Безопасности ООН от 16 февраля 2010 года при оценке миссии, которая привела к прекращению огня между противоборствующими сторонами и создала основы для долгосрочного решения конфликта.

Частью этого процесса является укрепление суверенитета Ливана и, таким образом, стабильности в регионе. Благодаря поддержке строительства в Ливане все более отчетливо обозначается потенциал для будущего автономного мониторинга и контроля ливанских территориальных вод. Военно-морское подразделение бундесвера вносит в этот процесс существенный вклад. Германия имеет стратегический интерес в установлении прочного мира на Ближнем Востоке, указывается в актуальном докладе правительства. Успешное осуществления резолюции № 1701 Совбеза ООН является важным элементом, который позволит избежать повторения вооруженного противостояния и продолжать укрепление суверенитета и стабильности Ливана. Внутренняя ситуация в Ливане получила импульс к стабилизации благодаря ряду мер — успешным парламентским выборам (7 июня 2009), формированию правительства национального единства под руководством премьер-министра Саада Харири (9 декабря 2009) и успешно проведенным в мае 2010 выборам в местные органы. В то же время ситуация в регионе остается хрупкой, а отношения между Ливаном и Израилем напряженными. Оба правительства, ливанское и израильское, обратились к Германии с просьбой о продолжении немецкого участия в регионе. Отмечая направления этого участия, федеральное правительство указывает, что ливанской стороне переданы три катера, соответствующее ремонтное оборудование, профинансировано совершенствование береговых радарных установок, уделено внимание профессиональной подготовке ливанских вооруженных сил.

Таким образом, созданы условия для самостоятельного контроля ливанских морских границ в ряде районов. Тем не менее есть проблемы в сфере мореходства, в том числе в области материальной и оперативной готовности к действиям в неблагоприятных погодных условиях, организационной структуры, кадровых ресурсов, технического обслуживания. В целях ликвидации названных проблем, в частности, для укрепления существующих возможностей в целом, для ускорения дальнейшего развития ВМФ Ливана требуется пролонгирование мандата бундестага еще на 12 месяцев, до 30 июня 2011 года. Определена сумма реализации немецкого участия: с 30.06.2010 года по 30.06.2011 года 39,6 млн евро, причем 19,7 млн евро отнесено к 2010 финансовому году, а 19,9 млн евро — к 2011 финансовому году.

 

Обеспечение стабильности в Судане

2010 и 2011 годы федеральный министр иностранных дел Г. Вестервелле назвал судьбоносными для Судана. Учитывая его сегодняшнее состояние, помощь ему со стороны международного сообщества нужна не меньше, чем прежде. Чтобы достичь поставленной цели по полному осуществлению мирного соглашения, необходимо, по мнению федерального МИДа, выполнение пяти пунктов:

• референдум по вопросу о независимости Южного Судана, запланированный на январь 2011 года, должен пройти в открытом и мирном виде, в обстановке прозрачности;

• в Южном Судане требуется строительство действенных государственных структур, особенно в области безопасности;

• конфликтующие партии должны добиться успеха на мирных переговорах по Дарфуру;

• не должен падать уровень и объем международной гуманитарной помощи и поддержки в реконструкции;

• ситуация с правами человека в Судане должна улучшаться в долгосрочной перспективе.

Официальный Хартум много лет считает, что только путем насилия в Дарфур может прийти суданский образец демократии. Практика насильственной арабизации на фоне принципа «местный – чужой» (африканские племена живут здесь с незапамятных времен, а арабы — начиная «только» с XIII века) находится в русле политики действующего президента Омара аль-Башира, который, едва придя к власти (30.06.1989, в результате военного переворота), провозгласил лозунг: «Жить по Хомейни!»

Подобная практика, сопровождаемая массовым истреблением, унесла жизни, по разным оценкам, от 200 до 400 тыс. жителей Дарфура и сделала беженцами от 2 до 2,5 млн человек. Однако приход к власти Омара аль-Башира был лишь последней каплей, которая обострила в новейшие времена взаимоотношения многочисленных групп суданского населения, связи внутри которых и между которыми до сих пор завязываются по племенному признаку, – в Судане насчитывается 550 родов. Human Rights Watch, Amnesty International и другие общественные организации международного характера изначально квалифицировали положение как геноцид. Его следствием стала гибель сотен тысяч суданцев, как убитых непосредственно, так и умерших от голодной смерти и многочисленных болезней, в том числе холеры.

Учитывая ситуацию в Судане, бундестаг 22 апреля 2005 года проголосовал за использование армейских наблюдателей на юге и востоке страны в рамках миссии ООН UNMIS. Контингент — 75 невооруженных армейских наблюдателей и персонал штаба. Издержки по использованию для первоначально запланированной на шесть месяцев миссии составили 1,3 млн евро. Целью ее был контроль за соблюдением мирного договора. Суданский кризисный район Дарфур стал первым в истории Африки регионом, где были задействованы силы НАТО. Это произошло в конце мая 2005 года, после того как Африканский союз попросил о логистической поддержке миротворческого гарнизона в Дарфуре. При этом тогдашний генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер (Jaap de Hoop Scheffer) пояснил, что североатлантический альянс не предусматривает отправку вооруженных подразделений и что речь может идти только о специалистах в области планирования и логистики.

В настоящее время Судан находится на переходном этапе, указано в актуальном правительственном заявлении. После выборов в апреле 2010 года страна сталкивается с серьезными проблемами. Выборы являются важным шагом в деле осуществления всеобъемлющего мирного соглашения от 2005 года. Они вносят свой вклад в политическое развитие страны, что приветствуется Германией. Однако вовлечение гражданского общества в вооруженное противостояние значительно, риск насилия в Южном Судане остается высоким. Конфликты, связанные с водо- и землепользованием, на фоне этнической напряженности часто приводят к вооруженным столкновениям. Для стабильности в Судане важно на основе мирного соглашения решить накопившиеся проблемы, в частности, провести референдум о независимости Южного Судана, подготовить и внести своевременные и жизнеспособные договоренности на период после проведения референдума. К ним относятся границы между северной и южной частями Судана, совместное использование ресурсов и обязательств, определение статуса регионов, богатых нефтью, которыми, судя по последним сообщениям, якобы прирастает юг Судана. Международное сообщество играет в оказании помощи сторонам важную роль.

Исходя из этого, федеральное правительство придает урегулированию конфликтов и предотвращению кризисов в Судане серьезную роль. Вместе с европейскими и другими международными партнерами оно сосредоточено на идее всесторонней стабилизации Судана.

Федеральное правительство будет расширять свое гражданское участие в решении проблем в Судане. Основные направления: содействие осуществлению всеобъемлющего мирного соглашения, поддержка мира и улучшение гуманитарной ситуации в Дарфуре, поддержка государственного строительства в Южном Судане, укрепление гражданского общества и ситуации с правами человека. Чтобы оказать поддержку народу Судана, федеральное правительство, начиная с 2005 года, выделило около 87 млн евро на оказание гуманитарной помощи, ориентированной на действия в условиях чрезвычайных ситуаций, и помощи в переходный период по обеспечению продовольственной безопасности в Судане. В 2009 году ФРГ предоставила примерно 17 млн евро по линии гуманитарной помощи, при этом немецкая доля в объеме европейской помощи на эти цели дополнительно составила 22 млн евро. В 2010 году планируются меры подобного масштаба, в частности, в Южном Судане, будет продолжена медицинская помощь, продовольственная помощь беженцам, будут финансироваться проекты по становлению гражданского общества (политические фонды, религиозные организации, работа немецкой службы развития в аспекте реформ внутри и вне правительства, укрепление процессов демократизации). Гражданские реформы видятся Германии как политические и социальные изменения, реализация принципов прав человека, прозрачности, подотчетности и обеспечения доступа социально уязвимых групп к экономическим ресурсам.

В настоящее время в рамках миссии UNMIS используются 32 немецких военнослужащих. Одновременно действуют шесть сотрудников немецкой полиции, включая заместителя начальника полицейского управления UNMIS. В дополнение к немецкому военному и полицейскому вкладу следует отметить поддержку федеральным правительством целевых проектов, связанных с UNMIS: радиовещательная станция ООН в Мирайе, развитие полиции в Южном Судане и существующих полицейских сил из совместной северо- и южносуданской полицейской группы в Абъее. Федеральное правительство финансирует два проекта по строительству гражданского общества в рамках медиапрограмм стоимостью около 1 млн евро. Для реализации программ по разоружению, демобилизации и реинтеграции военнослужащих в северной и южной части Судана федеральное правительство выделяет 2,42 млн евро.

С усилением насилия в Дарфуре как в целом ЕС, так и отдельные европейские страны, обеспокоенные ситуацией в Судане, взяли на себя определенные обязательства по урегулированию конфликта соответствующей финансовой помощью. Помощь подобного рода в данных обстоятельствах была, по мнению федерального правительства, не менее важна, чем политическая поддержка. Миссия UNAMID поддерживается различными путями. С момента начала кризиса до конца 2007 года при поддержке федерального Министерства иностранных дел по оказанию гуманитарной помощи в Судане и Чаде выделено в общей сложности 62 млн евро. Большая часть этих средств направлена на проекты в пользу жертв кризиса в Дарфуре. Около 53 млн евро выделило федеральное Министерство экономического сотрудничества и развития (BMZ) — на финансирование мер в условиях чрезвычайных ситуаций и оказание помощи в переходный период. В 2008-2009 гг. кризис в Дарфуре был одним из приоритетных направлений гуманитарной помощи федерального правительства.

Ситуация в Дарфуре остается напряженной, констатирует федеральное правительство. Не утихают вооруженные столкновения между правительственными войсками и повстанцами. Растущая угроза нападений новых бандитских формирований ухудшает и без того сложное гуманитарное положение гражданского населения в Дарфуре. Прочное политическое урегулирование конфликта в Дарфуре остается только в проекте. Определенную надежду вселяют переговоры в Катаре, однако реально действующее соглашение о прекращении огня между правительством и основными повстанческими группировками иллюзорно. На этом неустойчивом фоне федеральное правительство намерено помогать в достижении мирного и устойчивого решения конфликта в Дарфуре. Это делается посредством консультаций с европейскими и другими международными партнерами.

Федеральное правительство будет расширять свое участие в решении гражданских проблем в Судане и улучшении гуманитарной ситуации в Дарфуре, в частности. Характер и масштабы немецкого участия тесно координируются с международным сообществом. Своей приоритетной задачей Германия считает соблюдение обязательств по улучшению положения беженцев и местного населения в зонах конфликта. Помощь в Дарфуре, а также беженцам из Дарфура в соседнем Чаде остается ориентиром в переходный период. В 2009 году она оценивалась в Судане и Чаде суммой 24 млн евро. В 2010 году планируется помощь примерно того же размера.

Федеральное правительство считает немецкое участие стабилизирующим элементом для улучшения ситуации в сфере безопасности в Дарфуре и поддержки политических усилий по прекращению кризиса в этой стране. Мандат бундесверу, предоставленный с 30 июля 2009 года, не изменил своей содержательной части до 31 июля 2010 года. В контексте ситуации UNAMID возможно усиление патрульной службы и присутствие международных силовых структур в лагерях беженцев, чтобы гарантированно улучшать гуманитарную ситуацию. Федеральное правительство при этом сознает, что коренного перелома в достижении устойчивой безопасности в Дарфуре следует ожидать при взаимодействии всех сил, заинтересованных в развитии политического процесса в Дарфуре, так как только в этом случае можно добиться не временных перемен, а реального и устойчивого успеха. Следует отметить, что, понимая это, Совбез ООН санкционировал применение в миссии UNAMID около 26 тысяч солдат и полицейских, из которых, по состоянию на 30 апреля 2010 года, используются 22 тысячи.

Немецкое участие в UNAMID служит важным сигналом для Организации Объединенных Наций и Африканского союза: Германия поддерживает межнациональное участие в урегулировании ситуации в Дарфуре. Немецкие военнослужащие обеспечивают такие важные участки, как планирование воздушных перевозок. В настоящее время задействованы восемь специалистов в кадровом, материально-техническом и оперативном отделах руководства миссии. Однако руководство миссии не обозначило ясно просьбу к Германии о воздушно-транспортной поддержке, чем объясняется снижение максимального потолка военнослужащих с 250 до 50. Это означает не сокращение немецких обязательств по Дарфуру, а снижение масштабов использования бундесвера соответственно уровню поставленных задач.

Чтобы добиться интенсивного политического урегулирования кризиса в Дарфуре, федеральное правительство работает как на двусторонней основе, так и в международном контексте. На нужды миссии Африканского союза AMIS направлены немецкие 28 млн евро для приобретения коммуникационного оборудования и других материалов. Европейский союз поддерживает AMIS суммой 296 млн евро, 23% которой (около 68 млн евро) — из ФРГ.

Оценивая ситуацию в Ливане и Судане, в ФРГ делают следующие выводы.

1. Комментируя значительное снижение верхнего предела контингента в Ливане, федеральный министр обороны Карл-Теодор цу Гуттенберг указал, что «это важный и четкий сигнал» для мирового сообщества. Во-первых, ФРГ не ставит задачу наращивания военного потенциала (живой силы и техники) на Ближнем Востоке, и без того наполненном военными компонентами. Во-вторых, видит перспективу в скорейшей передаче ответственности за безопасность в руки ливанских ВМФ и сил правопорядка.

2. Уследить за всеми способами доставки оружия в Ливан весьма сложно ввиду отсутствия пограничного режима между Ливаном и Сирией, известной напряженности между правительствами Ливана и Израиля, а также наличия «Хизбаллы», действующей весьма активно. Как отметили парламентарии, они владеют информацией о перевооружении военного крыла «Хизбаллы».

3. Обсуждая тему, немецкие парламентарии цитировали ливанского премьер-министра С. Харири, подчеркнувшего, что Израиль уже выполнял подобную миссию, «сделайте же вы, немцы, что-нибудь». Однако надежды на ФРГ ливанским руководством намеренно преувеличиваются. По мнению ряда депутатов, немецкое участие в ливанской миссии нельзя рассматривать изолированно, лишь в немецко-ливанском векторе. Это участие можно считать успешным весьма условно, потому что генеральная линия в деле пресечения контрабанды оружия — тесное сотрудничество ливанского правительства с израильским.

4. Позиция Германии в отношении трех миссий меняется. Немецкое военное присутствие в Ливане и Судане не просто продолжается. «Мандаты придают ему новый качественный и количественный характер», подчеркнул шеф федерального МИДа Гидо Вестервелле.

52.45MB | MySQL:103 | 0,470sec