Пакистан и переговоры президента Х. Карзая с движением «Талибан»

В начале октября прошли переговоры между президентом Афганистана Хамидом Карзаем и представителями движения «Талибан» «с целью положить конец войне».

Этим переговорам предшествовала серия малоуспешных встреч при посредничестве Саудовской Аравии. В январе с.г. состоялась Лондонская конференция, целью которой была выработка международного плана мирного урегулирования отношений с движением «Талибан», но контакты усилились только в июне после проведения «Джирги мира» в Кабуле, когда лидеры афганских племен одобрили действия президента Х. Карзая по амнистии боевиков, сложивших оружие.

Сегодня можно обойтись без громкой риторики относительно проигрыша всей антитеррористической кампании США и НАТО в Афганистане, начало которой было положено сразу после событий 11 сентября 2001 г. Вопрос в данном случае стоит намного шире — о будущем мироустройстве в Афганистане и, соответственно, в регионе в целом после вывода сил альянса из страны, а также позиции «прифронтового государства» — Пакистана, одновременно «ключевого союзника» США в борьбе против организации «Аль-Каида» и движения «Талибан» в Афганистане.

Многие обозреватели отмечают, что представители талибов «в эмиграции» первый раз наделены полномочиями «говорить от имени Кветта шуры», организации афганских талибов, которая многие годы находится в изгнании в городе Кветта, столице пакистанской провинции Белуджистан, расположенной на северо-западе страны, на границе с Афганистаном. Ее идеологическим лидером является мулла Мохаммад Омар, который возглавлял правительство талибов до 2001 г.

По сообщениям пакистанской прессы, движение «Талибан» «очень серьезно относится к поиску выхода…» В прошлом подобные переговоры были невозможны из-за жесткой позиции муллы Омара, который выдвигал в качестве первого условия «вывод иностранных войск из Афганистана».

Со своей стороны, президент Х. Карзай еще несколько месяцев назад предложил ряд условий для талибов, обращаясь в первую очередь к умеренным талибам, т.е. «признающим конституцию Афганистана, сложившим оружие и не поддерживающим связь с террористической организацией “Аль-Каида”». Но ситуация постепенно менялась, и точкой отсчета для сторон стало заявление президента США Б. Обамы в июле 2010 г. о частичном выводе американских войск из Афганистана, которое он в дальнейшем несколько раз подтвердил, видя очевидность проигрыша кампании.

За стол переговоров сели бывшие противники, не признавшие в то же время ни поражения, ни победы.

Таким образом, сегодня в Афганистане складывается контур будущего государственного устройства, и оно, очевидно, будет не без участия Кветта шуры, т.е. талибов, которых США в 2001 г. изгнали из страны, у которых отняли власть, но которых не победили.

Бывший командующий американскими войсками в Афганистане генерал Стэнли МакКристал в своем последнем докладе (июнь 2010 г.) президенту США Б. Обаме охарактеризовал Кветта шуру «как основной командный центр афганского Талибана, цель которого — террористические действия, взрывы и нападения», что в целом представляло основную угрозу для Международных сил содействия безопасности в южных провинциях Афганистана. Другие чиновники США утверждают, что «практически все стратегические решения афганского Талибана приняты в Кветте.., а полевые командиры движения принимают тактические решения в рамках стратегии Кветта шуры».

На переговорах Кветта шура заговорила «о всеобщем соглашении, которое будет включать участие некоторых высокопоставленных фигур движения «Талибан» в правительстве и вывод войск США и НАТО в согласованные сроки».

Некоторые источники сообщили также, что талибы не исключают участия представителей группы Хаккани, самостоятельной боевой организации. В 80–90-е годы ХХ века ее возглавлял Джалалуддин Хаккани, работавший в правительстве Омара; в настоящее время организация находится под контролем его сына Сираджуддина. После изгнания старшего Хаккани из Кабула в 2001 г. он также перемещается в Пакистан, в агентство Северный Вазиристан Территорий племен федерального управления/ТПФУ/FATA, что в двухстах километрах от Кветты.

Вашингтон рассматривает группу Хаккани как «особо жестокую и активно воюющую против Международных сил содействия безопасности в Афганистане». Именно это обстоятельство стало причиной, во-первых, усиления бомбардировок американскими беспилотными летательными аппаратами агентства, и, во-вторых, Вашингтон продолжает настаивать на проведении военной операции в агентствах силами федеральной армии Пакистана.

Еще в середине июля с.г. генерал Д. Петрэус, командующий американским контингентом в Афганистане, предложил включить имена лидеров боевиков группы Хаккани в черный список ООН, и предложение было серьезно рассмотрено. Но Исламабад жестко противостоял подобной инициативе.

Таким образом, в переговорах президента Х. Карзая и Кветта шура участвует Пакистан; но почему именно Пакистан и почему именно Кветта шура?

Следует сразу оговориться, что ни официальный Исламабад, ни военное командование Пакистана официально не признают контактов с антиправительственными силами Афганистана, более того, отрицают присутствие муллы Омара и Хаккани на своей территории.

Но факт многолетнего «гостеприимства» Исламабада по отношению к афганским талибам и создание Кветты шуры в Белуджистане — реальность, и объясняется она многими причинами.

В 90-е годы, вплоть до сентября 2001 г., даты вторжения США, Пакистан и Саудовская Аравия признавали правительство Талибана в Кабуле и поддерживали с ним дипломатические отношения. И когда у последних после событий сентября 2001 г. встал вопрос, куда бежать, ответ был очевиден: в Пакистан, в Кветту, расположенную у подножия Гиндукуша, в город, где в настоящее время половина населения — этнические пуштуны. Причем Кветта находится относительно далеко от Исламабада и, соответственно, от социальных потрясений в стране. Были достигнуты определенные соглашения с тогдашним главным военным администратором Пакистана генералом Первезом Мушаррафом об «относительной самостоятельности различных групп представителей афганских талибов».

Пакистан всегда рассматривал Кветта шуру в качестве стратегического актива, а не в качестве источника внутренней угрозы, а потому и позволил афганскому движению «Талибан» перегруппироваться и укрепиться за прошедшие годы на своей территории. По утверждению местных источников, «основной целью было поставить Афганистан под контроль движения «Талибан». Это могло произойти только в случае, если американцев заставят уйти, и многие местные командиры оказывали ему поддержку. Деятельность Талибана фактически подразделялась на многие составляющие: проведение боевых операций в Афганистане; поддержание негласных связей с различными государственными и неформальными объединениями как в Кабуле, так и в Исламабаде…» и т.д.

С другой стороны, пребывание Кветта шура в Пакистане позволяло Исламабаду оказывать опосредованное влияние на события, происходящие в ближайшем зарубежье, например, в торговых спорах с «традиционным врагом» Индией, и в целом противодействовать усилению влияния Нью-Дели на Кабул.

Несмотря на дипломатическую сдержанность, отношения между Кабулом и Исламабадом все последние годы были далеко не идеальными. Сказывались многие проблемы: афганские беженцы, проживающие десятилетиями на территории Пакистана, пограничный вопрос, наркотрафик, урегулирование непростых торговых связей. В добавление ко всему неофициальные отношения Пакистана и афганских талибов вызывали раздражение как в Афганистане, так и в США.

Но, несмотря на напряженность официальных пакистано-афганских отношений, Исламабад не подвергал сомнению ценность контактов с афганскими талибами, Кветта шурой и группой Хаккани. Когда Исламабад шел на негласное соглашение с американцами об использовании беспилотных летательных аппаратов/дронов против боевиков на своей территории, то ставил определенные условия. Например, не зафиксированы авиаудары на территории провинции Белуджистан, и в частности, по Кветте. С другой стороны, проведя несколько успешных военных операций силами пакистанской федеральной армии в ряде агентств полосы пуштунских племен — Южном Вазиристане, Хайбере, Оракзае, Равалпинди (штаб-квартира пакистанской армии) более года отказывается проводить аналогичную операцию в Северном Вазиристане — форпосте группы Хаккани.

Согласно пакистанским СМИ, существующая сегодня напряженность в американо-пакистанских и афгано-пакистанских отношениях вызвана «претензиями Исламабада на ключевую роль в каких-либо переговорах с афганскими талибами, что в свою очередь делает переговорный процесс крайне затруднительным, даже с группой из Кветты». Как писала местная газета «Нейшн», «они (Пакистан. — Авт.) пытаются сохранить очень жесткий контроль».

Исламабад беспокоит политический вакуум, который может возникнуть после вывода военных подразделений США и НАТО из Афганистана и который должен быть заполнен лояльными по отношению к нему партнерами. Поэтому Пакистан и стремится к стабилизации ситуации в Кабуле при участии этих двух групп — Кветта шуры и Хаккани.

52.71MB | MySQL:103 | 0,482sec