Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (22-28 ноября 2010 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с Израилем и ядерной программой Ирана. Израильский Кнессет 22 ноября принял закон, требующий проведения референдума или одобрения 2/3 депу-татов парламента, если правительство решит передать другой стороне терри-тории, находящиеся под суверенитетом Израиля. Генеральный директор МАГАТЭ Ю. Амано представил Совету управляющих Агентства очередной доклад по иранской ядерной программе, где говорится, то вопросы, связанные с возможными военными составляющими этой программы, по-прежнему остаются не урегулированными.

Закон, требующий проведения референдума или одобрения 2/3 депута-тов Кнессета в случае решения правительства о передаче другой стороне тер-ритории, находящейся под суверенитетом Израиля, касается, прежде всего, оккупированных сирийских Голанских высот и некоторых палестинских тер-риторий на Западном берегу реки Иордан (ЗБРИ). За принятие закона прого-лосовали 65 депутатов, против – 35, в т. ч. представители крупнейшей оппо-зиционной партии Кадима и лидер партии Авода министр обороны Израиля Э. Барак. Премьер-министр страны Б. Нетаньяху заявил, что новый «закон направлен на предотвращение заключения в будущем безответственных со-глашений, а с другой стороны, призван обеспечить сильную общественную поддержку, если будет достигнуто соглашение, отвечающее интересам на-циональной безопасности Израиля». В то же время оппозиция обвинила пра-вительство в попытке «переложить ответственность за судьбоносные решения на плечи израильского народа» и повредить попыткам добиться прогресса в мирном урегулировании с Сирией. Принятие израильского закона вызвало негативную реакцию в арабском мире, особенно в Сирии и среди палестинцев. С осуждающим заявлением выступила Лига арабских государств.

На прошедшей неделе власти Израиля приступили к строительству за-градительной стены (266 км) на границе с Египтом, что, как было заявлено, вызвано необходимостью воспрещения проникновения на территорию страны нелегальных иммигрантов, особенно из Африки. В 2010 г. ежемесячно в Израиль проникают из Египта до 1100 человек. Строительство стены займет примерно год и обойдется казне в 372 млн долларов. Стена будет оборудова-на сенсорными датчиками и новейшими приборами наблюдения.

Руководство палестинского движения ФАТХ, которое возглавляет ру-ководитель Палестинской национальной администрации М. Аббас, 27 ноября утвердило новую редакцию Устава организации, где содержится пункт об отказе признать Израиль «в качестве еврейского государства, или под любой другой формулировкой, нацеленной на это», т. к. движение выступает против «создания расистских государств, основанных на признаках национальной или религиозной принадлежности, что противоречит международном праву и Конвенции о правах человека». Руководство ФАТХа также призвало прави-тельство ПНА противостоять давлению извне и не возобновлять переговоры с Израилем, пока требования палестинцев не будут удовлетворены в полном объеме.

Лидер радикального палестинского движения ХАМАС Х. Машаль 27 ноября призвал палестинцев на ЗБРИ к «вооруженному сопротивлению» Из-раилю и органам власти ПНА, в т. ч. силовым структурам. Одновременно Х. Машаль вновь осудил переговоры с Израилем при посредничестве США и обвинил руководство ПНА в «слабости» и неспособности противостоять «чужому влиянию».

В окладе генерального директора МАГАТЭ Ю. Амано говорится, что Иран вопреки соответствующим резолюциям Совета управляющих Агентства и Совета Безопасности ООН не приостановил деятельность по обогащению урана на предприятии в Натанзе. Иранцы также продолжают сооружение установки по обогащению урана вблизи г. Кум и объявили, что выбрали места для новых установок по обогащению, строительство которых начнется весной 2011 г. Причем Тегеран до сих пор не предоставил МАГАТЭ необходимую информацию о конструкции этих установок. К тому же «Иран отказывается обсуждать с Агентством остающиеся не урегулированными вопросы или предоставлять любую дальнейшую информацию и доступ к местам нахождения и людям». В докладе особо подчеркивается, что все еще остают-ся не урегулированными вопросы, связанные с возможными военными со-ставляющими ядерной программы ИРИ. При этом иранская сторона утвер-ждает, что заявления, касающиеся возможных военных аспектов ее ядерной программы «являются необоснованными», а информация о них «основана на поддельных документах». На основе проведенного анализа, МАГАТЭ про-должает испытывать беспокойство в связи с продолжающейся деятельностью, «связанной с вооруженными силами, в том числе деятельностью, связанной с разработкой ядерного боезаряда для ракеты». Также вопреки резолюциям МАГАТЭ и Совбеза ООН в Иране ведутся работы по сооружению тяжеловодного реактора и другие работы, связанные с тяжелой водой. В ответ в Тегеране заявили, что инспекция завода по производству тяжелой воды в Араке выходит за рамки договоренностей с МАГАТЭ, т. к. Иран не является участником Дополнительного протокола к Договору о нераспространении ядерного оружия. В целом же новый доклад главы МАГАТЭ иранцы, в отли-чие от предыдущего документа, оценили положительно.

МАГАТЭ подтвердило информацию о временной приостановке в Иране работ по обогащению урана в связи возникновением технических проблем. Сообщалось о наличии вируса в компьютерных сетях атомной отрасли.

Председатель Комитета начальников штабов ВС США адмирал М. Маллен считает, что нужно «с реализмом» относиться к попыткам решить иранскую ядерную проблему путем диалога. Адмирал подтвердил, что в Пентагоне в течение «довольно длительного периода» рассматривают воз-можность военного решения этой проблемы. М. Маллен заявил, что не верит заверениям Тегерана об исключительно мирной направленности ядерной программы ИРИ, т. к. информация и разведданные «говорят об обратном» — «Иран по-прежнему нацелен на разработку атомного оружия».

27 ноября премьер-министр Ливана Р. Харири прибыл с первым офи-циальным визитом в Иран. Главной целью его визита является обсуждение с иранскими руководителями возможных путей нормализации обстановки в Ливане, обострившейся в связи с работой Специального трибунала ООН по Ливану, расследующего убийство бывшего главы правительства страны Р. Харири. Перед прибытием в Тегеран С. Харири заявил: «Мы смотрим на Иран как на силу, способную помочь нашей стране сохранить стабильность».

24 ноября Ливан посетил премьер-министр Турции Р. Т. Эрдоган, ко-торый также предпринял попытку смягчить противоречия между ливанскими политическими силами. Кроме того, находясь в Бейруте, Р. Т. Эрдоган при-звал Израиль прекратить действия, которые, по его мнению, представляют угрозу миру на Ближнем Востоке, подчеркнув, что в Анкаре «больше не бу-дут хранить молчание, если Израиль попытается применить против мирного населения Ливана и сектора Газа танки, самолеты и кассетные бомбы».

Президент Афганистана Х. Карзай считает, что текущие процессы в стране имеют решающее значение для безопасности и именно сейчас нацио-нальные армия и полиция должны утвердить свою самостоятельность. Х. Карзай выразил уверенность в том, что к концу 2014 г. местные силы безо-пасности смогут в полной мере осуществлять контроль над афганской терри-торией, хотя США и НАТО должны будут продолжать оказывать помощь в подготовке кадров и обеспечивать афганские силы вооружением. В против-ном случае Афганистан будет иметь право приобретать оружие в других странах. Президент подчеркнул, что Афганистан продолжит курс на укреп-ление отношений с Пакистаном, Ираном, Китаем, Турцией и Россией. Х. Карзай также осудил некоторые действия войск НАТО в стране, особенно ночные рейды по афганским домам.

В очередном докладе Пентагона по Афганистану отмечается прогресс в деле обеспечения безопасности в ключевых районах страны, но одновременно признается, что талибы оказывают упорное сопротивление, располагают крупными силами и являются «стойким противником». В документе гово-рится, что уровень насилия в Афганистане достиг самого высокого уровня со времени начала натовской операции в стране в 2001 г.

24 ноября Независимая избирательная комиссии Афганистана обнаро-довала имена 249 победителей на парламентских выборах, состоявшихся 18 сентября. В условиях отсутствия в стране полноценного института политиче-ских партий депутатские мандаты достались главным образом полевым ко-мандирам, технократам и известным в Афганистане лицам. Вместе с тем, опубликованные итоги все еще нельзя считать окончательными, т. к. резуль-таты голосования в одной из провинций считаются спорными.

Глава МИД России С. Лавров сообщил 25 ноября, что Москва согласи-лась на облегченный порядок транзита в Афганистан бронемашин с усилен-ной противоминной защитой для войск НАТО.

Пакистан позитивно оценил решение недавнего саммита НАТО в Лис-сабоне о передаче в 2014 г. ответственности за обеспечение безопасности в Афганистане местным властям, но при этом в Исламабаде сомневаются в том, что афганские армия и полиция смогут к этому сроку действовать само-стоятельно и эффективно.

В Эр-Рияде сообщили, что состояние здоровья короля Саудовской Аравии Абдаллы после проведенной в США операции улучшается.

26 ноября власти КСА объявили о разгроме на территории страны 19 подпольных центров «Аль-Каиды». Арестовано 149 боевиков, в т. ч. 124 сау-довца и 25 иностранцев. Террористы планировали нападения на государст-венные учреждения, представителей власти, сил безопасности и журналистов. Экстремисты поддерживали постоянные связи со сторонниками «Аль-Каиды» в Йемене, Сомали и Афганистане.

Вновь обострилась обстановка на северо-западе Йемена, где возобно-вились вооруженные столкновения шиитских повстанцев с племенами, ло-яльными правительству. Сообщается об участии в боях против шиитов под-разделений армии Саудовской Аравии, которых поддерживает авиация.

23 ноября президент Ирака Дж. Талабани официально поручил Н. аль-Малики — действующему премьер-министру страны и лидеру блока «Госу-дарство закона» — сформировать новый кабинет министров, на что по консти-туции отводится 30 дней. Н. аль-Малики заявил 27 ноября, что формирование правительства завершится к середине декабря, а соперничающий блок «Аль-Иракия» станет главным партнером в распределении министерских постов, независимо от того, будет ли его лидер А. Алауи участвовать в этом процессе или нет.

Президент Египта Х. Мубарак на минувшей неделе посетил ОАЭ, Ка-тар и Бахрейн, обсудив с лидерами этих стран двусторонние отношения и па-лестино-израильский мирный процесс. По заявлению Х. Мубарака, аравий-ские монархии согласны с мнением Египта о необходимости возобновления переговоров между палестинцами и израильтянами, т. к. в противном случае Израиль расширит строительство «на все палестинские земли».

28 ноября в Египте прошли выборы депутатов Народного собрания (нижней палаты парламента). На 508 депутатских кресел претендовали 4686 кандидатов. Перед выборами власти арестовали более 1000 членов и сторон-ников исламистской «Ассоциации братьев-мусульман» — главного соперника правящей Национально-демократической партии. В день выборов власти за-блокировали сайт исламистов. Напомним, что на парламентских выборах в 2005 г. «Братья-мусульмане» завоевали 88 депутатских кресел.

Премьер-министр Эфиопии М. Зенауи 24 ноября заявил, что Египет «не сможет победить в грядущей войне за Нил» и обвинил египтян в попыт-ках дестабилизировать ситуацию в стране путем оказания помощи местным повстанческим группировкам. В ответ в Каире заявили, что «потрясены» предположением Эфиопии о том, что АРЕ пойдет на военное решение кон-фликта вокруг распределения вод Нила и отрицали поддержку эфиопских повстанцев.

Приложение

 

 

О саудовско-китайских отношениях

 

 

Отношения между Саудовской Аравией и Китаем начали устанавли-ваться в середине 1980-х гг., когда по инициативе короля Фахда в Эр-Рияде было принято решение закупить в КНР баллистические ракеты средней даль-ности. Соответствующая договоренность была достигнута в 1986 г., а в 1988 г. ракеты типа «Дунфэн-3» были поставлены королевству. В 1990 г. две стра-ны установили дипломатические отношения, что способствовало динамич-ному расширению связей между КСА и КНР. При этом на первое место вы-шли торгово-экономические отношения, особенно в топливно-энергетической сфере. Наряду с этим получили развитие политические контакты, связи в сферах культуры, образования, здравоохранения и др.

В отношениях с Китаем для саудовского руководства немаловажным фактором является то, что в Пекине, в отличие от многих западных столиц, не стремятся изменить образ жизни в королевстве (да и в регионе в целом), не пытаются навязать свои идеологические, политические и морально-нравственные ценности. В целом прагматический подход КНР к двусторон-нему сотрудничеству вполне устраивает саудовскую сторону. Более того, ру-ководство КСА видит в Китае потенциальный противовес американскому влиянию на Ближнем Востоке.

На сегодняшний день в политической сфере между Саудовской Аравией и Китаем не существует глубоких противоречий и конфликтов интересов. В Эр-Рияде и Пекине двусторонние отношения называют «стратегическим дружественным сотрудничеством». Регулярной практикой стал обмен визи-тами на высшем уровне. Именно в Китай совершил в 2006 г. свой первый за-рубежный визит после восшествия на престол саудовский король Абдалла, а председатель КНР Ху Цзиньтао стал вторым (после президента Франции Ж. Ширака) лидером иностранного государства, выступившим перед членами саудовского Консультативного совета. Внешнеполитические ведомства КСА и КНР в 2006 г. подписали меморандум о взаимопонимании по политическим консультациям, что позволяет согласовывать действия двух государств по ключевым региональным и международным проблемам. Стороны на посто-янной основе обмениваются мнениями по вопросам ситуации на Ближнем Востоке, в зоне Персидского залива, Азиатско-Тихоокеанском регионе и важным текущим международным проблемам. В Эр-Рияде позитивно оцени-вают конструктивные подходы Китая к решению региональных проблем, ки-тайское содействие социально-экономическому развитию арабских стран. В целом позиции КСА и КНР по многим крупным ближневосточным и между-народным проблемам близки или совпадают. Саудовская Аравия активно участвует в работе созданного в 2004 г. по инициативе Пекина Китайско-арабского форума сотрудничества. Основная задача этой структуры — разви-тие связей со странами Арабского Востока в торгово-экономической области. Кроме того, в рамках форума обсуждаются и принимаются решения по про-блемам международной политики, защиты окружающей среды, борьбы с терроризмом, научно-технических и культурных связей и ряду других вопро-сов.

Торгово-экономическое сотрудничество между Саудовской Аравией и Китаем официально было оформлено в 1988 г. после подписания соответст-вующего меморандума о взаимопонимании и открытия торговых представи-тельств в Эр-Рияде и Пекине. В 1996 г. была создана и регулярно проводит свои заседания совместная саудовско-китайская комиссии по торгово-экономическому, инвестиционному и техническому сотрудничеству. В 2008 г. Китай занял третье место (после США и Японии) в саудовском экспорте и второе место (после США) в саудовском импорте. Товарооборот между дву-мя странами составил в 2008 г. 41,8 млрд долларов. При этом КНР предлагает саудовцам свои традиционные товары — изделия текстильной, электронной, металлообрабатывающей и металлургической промышленности. В настоящее время Саудовская Аравия является крупнейшим торговым партнером Китая в Западной Азии и Северной Африке.

Как уже говорилось, ведущее место в двусторонних отношениях зани-мает сотрудничество в топливно-энергетической области, которое приобрело устойчивый и долговременный характер. Еще в 1999 г. КСА и КНР провоз-гласили установление «стратегических отношений» в этой сфере, а в 2007 г. стороны подписали меморандум о сотрудничестве в области нефти, газа и полезных ископаемых. Динамично развивающаяся экономика Китая нужда-ется в растущих поставках главного экспортного продукта КСА – сырой неф-ти, а также природного газа. Исходя из этого, одной из ключевых долгосроч-ных задач Китая в отношениях с Саудовской Аравией является добиться га-рантированных бесперебойных поставок углеводородного сырья из королев-ства. К началу 2010 г. Китай становится основным зарубежным потребителем саудовской нефти – ее поставки в КНР превысили 1 млн баррелей в сутки, тогда как США переместились на вторую позицию. Всего же за последние три года Китай увеличил закупки сырой нефти в КСА в два раза, в результате чего королевство стало одной из главнейших баз снабжения Китая этим видом сырья (25 проц общего китайского импорта нефти). Пекин предложил саудовцам создать на юго-востоке КНР стратегический резерв жидкого топ-лива, который формировался бы за счет дополнительных поставок из КСА. Китайцы вкладывают крупные средства в развитие саудовской нефтяной и нефтехимической отрасли, ведут разведку природного газа в Саудовской Аравии. Крупнейшим проектом здесь является строительство комплекса предприятий в Джубейле (Восточная провинция). Предусмотрено создание совместных нефтехимических предприятий на саудовской территории. В то же время саудовские фирмы участвуют в строительстве нефтеперерабаты-вающих и нефтехимических предприятий в Китае.

Активно развивается сотрудничество в области подряда на строитель-ство и строительства различных объектов. Более 40 предприятий с китайским капиталом осуществляют операции строительного подряда в КСА, а общий объем китайских инвестиций в строящиеся в королевстве объекты составил в 2008 г. около 6 млрд долларов. КНР содействует строительству крупнейшего «промышленного города» в провинции Джизан на юго-востоке КСА, который будет сформирован вокруг комбината по производству алюминия (700 тыс. тонн в год). Это самый крупный китайский инвестиционный проект в Саудовской Аравии. Саудовские компании принимают участие в строитель-стве объектов инфраструктуры в Китае.

КНР и КСА подписали соглашение об избежании двойного налогооб-ложения и предотвращении уклонения от уплаты налогов. Изучаются воз-можности сотрудничества в деле опреснения морской воды и китайского участия в саудовской ядерной программе.

На регулярной основе происходит обмен в области культуры. Саудов-ские делегации участвовали в проведенном в 2006 г. в Китае «Арабском фес-тивале искусств» и семинарах по китайско-арабскому диалогу цивилизаций, один из которых состоялся в Эр-Рияде. Между двумя странами подписаны соглашения о сотрудничестве в области просвещения и подготовки кадров, здравоохранения и религии.

Военно-технические связи между Саудовской Аравией и Китаем не по-лучили значительного развития. В этой сфере саудовцы предпочитают ори-ентироваться на США и другие ведущие страны Запада. В 1999 г. Эр-Рияд под давлением Вашингтона отказался от китайского предложения поставить новые баллистические ракеты с дальностью пуска до 5,5 тыс. км взамен ус-таревших «Дунфэн-3» (2,7 тыс. км). В 2006 г. в ходе визита в КСА председа-теля КНР Ху Цзиньтао были подписаны соглашение по вопросам безопасно-сти и контракт «по оборонительным системам», содержание которого не раз-глашалось. КНР и КСА в 2008 г. заключили контракт на поставку Саудовской Аравии 54 китайских 155-мм самоходных гаубиц PLZ-54 с комплектом обеспечивающей техники.

Динамичное развитие саудовско-китайских отношений вызывают на-стороженность и критику со стороны США, усматривающих в этом проявле-ние «меркантилистских» попыток захвата китайцами ресурсов. Вашингтон дает понять Пекину о необходимости координации действий на саудовском энергетическом рынке, однако КНР не воспринимает эти советы как обяза-тельное руководство к действию.

В целом Саудовская Аравия и Китай считают, что развитие двусторон-него отношений носит взаимовыгодный характер, а поэтому намерены укре-плять и расширять связи в политической, торгово-экономической и других сферах. Выступая за развитие двусторонних отношений, в Эр-Рияде учиты-вают растущий вес Китая в мире, а в Пекине принимают во внимание не только ресурсный потенциал КСА, но и роль королевства, как одного из наи-более влиятельных государств Ближнего Востока, арабского и мусульман-ского мира.

43.96MB | MySQL:92 | 0,965sec