К трехстороннему саммиту в Хартуме

Министр иностранных дел Египта Абу Гейт анонсировал, что египетский лидер Мубарак прибудет в Хартум 21 декабря, где примет участие в трехстороннем саммите. Помимо суданского и египетского президентов во встрече примет участие и ливийский лидер М.Каддафи. Участие последнего знаменательно, так как означает коренное изменение «непонятной» позиции Триполи в отношении Судана. Напомним, что ливийцы вот уже на протяжении практически полугода занимают «выжидательную позицию», фактически затормозив процесс мирного урегулирования в Дарфуре путем предоставления политического убежища руководителю одной из некогда самой влиятельной повстанческой группировки Движения за справедливость и равенство (ДСР) И.Халилю. Как мы и предполагали, эти маневры были связаны прежде всего с обидой М.Каддафи на его личное «игнорирование» со стороны основных участников внутрисуданского урегулирования. И.Халиль в данном случае играл роль «разменной карты» для того, чтобы в нужный момент напомнить о своем существовании. Что он сейчас собственно и делает.

Далее ждать ливийцам было нельзя, начал расти риск «заиграться» и остаться с «разбитым корытом». ДСР (вернее ее «полевая часть») нашла себе новых покровителей в лице южносуданцев и угандийцев. В этих условиях «массированной поддержки» по всем направлениям «полевиков» (т.е. тех фигур, которые собственно и определяют структуру и политику группировки «на земле») возникла реальная вероятность утери И.Халилем своего влияния на процессы в возглавляемой им партии. При такой динамике, которая набирает ход пропорционально приближению сроков проведения референдума о самоопределении Южного Судана, Триполи получает все шансы остаться «ни с чем». Отсюда саммит в Хартуме, как один из ключевых этапов перехвата инициативы и возвращения себе имиджа одного из основных посредников во внутрисуданском урегулировании. Косвенным свидетельством этого явилось заявление катарских посредников о том, что в случае, если нынешний партнер по переговорам с суданским руководством Движение за освобождение и справедливость (ДОС) во главе с Аль-Тигани ас-Сисси и дальше будет «затягивать» подписание полномасштабного мирного договора с суданским правительством, то их место займет ДСР. Такой поворот, безусловно связан с изменением общей позиции М.Каддафи, который решил, что настало время разыграть свой единственный «козырь».

При всем этом, рискнем предположить, что до проведения референдума о самоопределении Южного Судана вряд ли состоится какой-то знаменательный прорыв на дохийской площадке. Это связано с серьезными разногласиями руководства ДОС со своими полевыми командирами, и Ас-Сисси не пойдет сейчас на раскол и так не совсем монолитной своей группировки. И.Халиль совершенно спокойно сможет вернуться за стол переговоров с суданскими властями, но это никак не ускорит процесс подписания полномасштабного мирного договора. Для лидера ДСР сейчас принципиально важно покинуть место своего нынешнего «домашнего ареста» и выйти на международный простор. Но заключать какой-либо договор он не станет, поскольку теперь он имеет новых покровителей и соответственно пространство для маневра. Таким образом, общие консультации в Дохе пока имеют чисто демонстрационный характер.

Президент АРЕ Х.Мубарак преследует несколько другие цели. Вообще сам факт визита в Судан сильно нездорового египетского лидера говорит о многом. Каир прежде всего волнует вопрос «цивилизованного развода» Севера и Юга с учетом фундаментальных египетских интересов в отношении сохранения прежней схемы раздела вод Нила. Пока Хартум подтверждает свою готовность эту модель сохранять и в дальнейшем, что собственно не явилось большой неожиданностью. Судан, как и Египет в данном случае пользуется благами прежнего соглашения и любое его изменение для Хартума невыгодно. Но с учетом «отхода» Юга в самостоятельное плаванье ситуация кардинальным образом меняется. Хартум уже не сможет никак влиять на позицию своих южных соседей. На этом фоне Аддис-Абеба все жестче заявляет о своих планах массовой ирригации верховьев самой длинной реки Африки, активно вовлекая в этот проект центральноафриканские страны.

На этой неделе лидер южан С.Киир и президент Уганды Й.Мусевени встречались в Кампале с целью определения перспектив строительства новых гидросооружений в верховьях Нила. Это связано с генеральным планом перестройки системы генерирования электричества в стране, которая рассчитана на ближайшие 3 года. Кстати, это, похоже, является еще одним аргументом Кампалы в ее жесткой позиции отстаивания позиции независимости Южного Судана. Теперь более «прозрачными» становятся истинные причины «панафриканизма». Действительно, успех или провал стратегии наращивания потенциала генерирования электроэнергии во многом сейчас зависит именно от позиции Хартума. Как мы уже говорили, она подразумевает строгое следование прежним правилам игры, что делало любые проекты по строительству гидроэлектростанций априори невыполнимой миссией. С отделением Юга ситуация кардинальным образом меняется.

Итак, сейчас станции Уганды генерируют только 300 мегаватт, что далеко недостаточно: общий дефицит составляет 350 мегаватт. Нынешний совместный проект предусматривает строительство каскада гидроэлектростанций общей мощностью 250 мегаватт к 2012 году. Общая же схема наращивание мощностей составляет 3800 мегаватт в ближайшие 5 лет и еще 17 000 мегаватт к 2025 году. Такое переоснащение прежней системы потребует строительство целого каскада гидроэлектростанций в верховьях и притоках Нила, что, несомненно, самым негативным образом скажется на системе ирригационных сооружений Судана и Египта. Судан в данных условиях будет просто вынужден наращивать отбор воды в силу уменьшения стока. Такая ситуация чревата для Египта сначала гуманитарной, а затем политической катастрофой. И это последствия только одной инициативы Уганды, не говоря уже о грандиозных планах Эфиопии.

Сам по себе такой разворот событий превращает будущее государственное образование на юге Судана в одного из крупнейших экспортеров электроэнергии, что заставляет более внимательно отнестись к возможности возникновения там в среднесрочной перспективе каких-либо межэтнических столкновений.

Вот чем обусловлена нынешняя активность египтян. Причем как это ни парадоксально звучит, но с учетом последних планов Кампалы и Джубы Каир автоматически превращается из сторонника прочного мира на Юге в его ярого противника. Это следует только из одного тезиса о том, что в условиях стабильности нового южносуданского государства у египтян не остается никаких эффективных рычагов для изменения негативной для них тенденции изменения схемы распределения вод Нила. Какие-то альтернативные гидропроекты на Юге, на которые уповают в египетском руководстве, ситуацию не изменят, так как влияние Кампалы на южносуданцев не в пример мощнее, чем у Каира. Единственно, что может затормозить этот процесс – это только создание «контролируемого очага напряженности».

44.05MB | MySQL:87 | 0,705sec