О безъядерной зоне на Ближнем Востоке

На Обзорной конференции ДНЯО, проходившей 3-31 мая 2010 года в Нью-Йорке (США), вопрос о создании Зоны, свободной от ядерного оружия (ЗСЯО) на Ближнем Востоке, приобрел важнейшее значение, и его обсуждение нашло отражение в итоговом документе этой встречи. По сути, большинство участников Обзорной конференции из числа арабских стран пошли на компромисс при составлении проекта Заключительного документа, ограничившись упоминанием в тексте документа того, что крайне необходимо созвать в 2012 году Конференцию по рассмотрению практического прогресса в деле установления Зоны, свободной от оружия массового уничтожения (ОМУ) на Ближнем Востоке. В связи с этим для экспертов и аналитиков, занимающихся Ближним Востоком и безъядерными зонами, представляет практический интерес краткая история вопроса и ознакомление с прогнозными оценками создания такой зоны.

В 1974 году Египет и Иран предложили создать ЗСЯО на Ближнем Востоке. С тех пор Генеральная ассамблея ООН приняла несколько резолюций, высказывающихся в пользу этой идеи, правда без особого успеха, главным образом из-за оппозиции со стороны Израиля (который, как общепризнанно полагают, обладает ядерным оружием) и Соединенных Штатов (в течение длительного времени поддерживающих Израиль).

В апреле 1990 года президент Египта Хосни Мубарак пошел дальше и предложил создать на Ближнем Востоке зону, свободную от всех типов ОМУ. Однако на пути создания такой зоны продолжали стоять серьезные препятствия. Ядерный потенциал Израиля и его отказ присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) вместе с продолжавшейся стратегической и политической напряженностью в регионе заблокировали продвижение к этой цели. В то время как Египет и другие арабские страны настаивают на вступлении Израиля в ДНЯО в качестве неядерного государства, Израиль считает, что сначала должно быть заключено комплексное мирное соглашение между ним и его арабскими соседями. Кроме того, демаркация такой зоны с трудом поддавалась бы определению, поскольку само понятие Ближнего Востока весьма размыто. Географически ЗСЯО на Ближнем Востоке могла бы частично перекрывать ЗСЯО в Африке, поскольку Египет и другие государства Северной Африки расположены в зоне, которая покрывается Пелиндабским договором (Договор о создании зоны, свободной от ядерного оружия в Африке. – В.С.).

Концентрированность на проблемах ОМУ на Ближнем Востоке возросла вслед за раскрытием тайной программы создания ядерного оружия в Ираке после войны в Персидском заливе 1991 года. Вскоре после окончания этого конфликта Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 687, которая делает упор на денуклеаризации Ближнего Востока с целью содействовать региональной безопасности. На Мадридской (1991) мирной конференции, которая усадила Израиль, палестинцев и многие другие страны Ближнего Востока за один стол, участники согласились предпринять многосторонние усилия с целью регионального контроля за вооружениями и безопасностью. Они основали рабочую группу по Контролю за вооружениями и региональной безопасностью на Ближнем Востоке (ACRS). Однако вследствие расхождений по вопросу о зоне, свободной от ОМУ, между Израилем и Египтом эта группа не проводила официальных встреч с сентября 1995 года.

Обзорные конференции ДНЯО 1995 и 2000 гг. выразили отчетливую поддержку идее создания ЗСЯО на Ближнем Востоке. Резолюция по Ближнему Востоку, принятая на Конференции по рассмотрению действия и продлению ДНЯО 1995 года, призвала все государства в регионе вступить в Договор и поставить все свои ядерные объекты под гарантии МАГАТЭ. (Хотя Израиль прямо не был упомянут при принятии этой резолюции, он является единственным государством на Ближнем Востоке — не участником ДНЯО). Эта резолюция также потребовала от всех государств региона работать с целью создания зоны, свободной от ядерного оружия на Ближнем Востоке, так же, как и от других видов оружия массового уничтожения, и призвала все государства — члены ДНЯО, в особенности государства, обладающие ядерным оружием (ЯОГ), поддержать эту цель. Выполнение резолюции 1995 года на Ближнем Востоке требует создания механизма отчетности внутри обзорного процесса ДНЯО. Тем не менее с момента принятия данной резолюции практический прогресс на этом пути достигнут не был.

Эксперты по Ближнему Востоку и нераспространению ядерного оружия полагают маловероятным, чтобы данный регион согласился создать подобную ЗСЯО до того момента, как будет завершен процесс мирного урегулирования на Ближнем Востоке. Споры между Израилем и его соседями являются наиболее значительным препятствием на пути создания такой зоны. С одной стороны, маловероятно, что Израиль откажется от своего потенциала ядерного сдерживания до тех пор, пока не почувствует, что его национальной безопасности ничто не угрожает. С другой стороны, соседи Израиля утверждают, что существование ядерной программы у Израиля угрожает их безопасности.

В то время как Израиль является единственной страной на Ближнем Востоке, которая, как полагают, обладает ядерным оружием (Израиль официально не подтверждает и не отрицает наличие у него военного ядерного потенциала, сохраняя до сих пор двусмысленность в данном вопросе. – В.С.), он может быть не единственным государством, имеющим программу создания ядерного оружия. За последние годы усилились противоречия по поводу иранской ядерной программы, а Совет управляющих МАГАТЭ уже принял ряд резолюций, выражающих озабоченность по поводу неясностей вокруг ядерной программы Тегерана. И хотя МАГАТЭ продолжает расследовать размеры иранской ядерной программы, США, Израиль и ряд европейских стран (Франция, Великобритания, ФРГ и другие) уже выразили особую озабоченность по поводу очевидного отсутствия желания у Ирана выполнять свои обязательства по ДНЯО, а многие вопросы о соответствии Ирана требованиям ДНЯО остаются без ответа.

Кроме того, США, Израиль и другие страны подозревают, что Сирия тайно получала ядерную технологию военного назначения из Северной Кореи, что могло бы вскоре привести к разработке ядерного оружия. В сентябре 2007 года ВВС Израиля разбомбили и разрушили объект в местечке Аль-Кибар на реке Евфрат, который, как утверждали официальные лица США и Израиля, был реактором, который мог бы наработать плутоний для ядерного оружия, в случае если бы он был сдан в эксплуатацию. Сирия упорно отрицает эти утверждения. Но, несмотря на неоднократные запросы МАГАТЭ, Сирия отказывается предоставить любую дальнейшую информацию об этом объекте, и загадка Аль-Кибары остается неразрешенной. (Напомним, что еще в 1981 году израильские ВВС разбомбили и вывели из строя иракский реактор «Осирак», на котором, как полагали в Вашингтоне и Тель-Авиве, Ирак нарабатывал оружейный плутоний.)

Однако в то время как напряженность по поводу израильского ядерного оружия и иранской ядерной программы продолжают препятствовать созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от ОМУ, другие озабоченности в ядерной области в регионе внезапно закончились в 2003 году. Озабоченности по поводу возможного возобновления программы по созданию ядерного оружия Ирака были использованы в качестве оправдания для развертывания американской операции «Иракская свобода», которая привела к свержению режима Саддама Хусейна в апреле 2003 года. Однако последующие поиски силами антисаддамовской коалиции найти свидетельства усилий Багдада вновь начать программу создания ядерного оружия провалились. Это подтвердило более ранние выводы МАГАТЭ об отсутствии у Ирака программы создания ядерного оружия.

В декабре 2003 года Ливия, которую длительное время подозревали в разработке ядерного оружия и которая получала чувствительные ядерные технологии и оборудование от нелегальной сети пакистанского физика-ядерщика А.К. Хана, объявила о том, что прекращает все свои программы создания ОМУ. Кроме того, Ливия ратифицировала свой дополнительный протокол к ее соглашению о гарантиях с МАГАТЭ.

В то время как эти события уменьшили некоторые озабоченности в области ядерного распространения в регионе, продолжающийся там конфликт и нестабильность омрачают перспективы создания зоны, свободной от ОМУ на Ближнем Востоке в ближайшем будущем. Как уже было отмечено в начале статьи, решение Обзорной (2010) конференции ДНЯО о созыве не позже 2012 года Конференции по практическим шагам в деле создания зоны, свободной от ОМУ на Ближнем Востоке, при наличии того факта, что выполнение резолюции Обзорной (1995) конференции ДНЯО по Ближнему Востоку не привело к ощутимому прогрессу в этом направлении, с момента принятия этой резолюции может считаться значительным достижением.

Однако кратко рассмотрев историю вопроса о создании ЗСЯО на Ближнем Востоке, хотелось бы дать некоторые прогнозные оценки самой возможности и реальности создания такой зоны в этом регионе. Во-первых, даже несмотря на то что официальные израильские представители поддерживают саму эту идею, наличие у Израиля незадекларированного ядерного потенциала делает проблематичной возможность создания такой зоны в регионе Ближнего Востока. Следует также учитывать и тот факт, что многие арабские государства — соседи Израиля по-прежнему считают этот потенциал, как уже отмечалось выше, угрозой своей безопасности, а Египет, Сирия и некоторые страны — члены ССГПЗ не готовы в настоящее время (и, вероятно, в обозримом будущем) к объявлению региона Ближнего Востока зоной, свободной от ОМУ.

Во-вторых, неуклонный, как полагают многие, прогресс Ирана в деле реализации его военной ядерной программы и возможное создание Тегераном своего средства ядерного сдерживания, прежде всего Израиля и США, отбрасывают перспективу объявления ЗСЯО на Ближнем Востоке к исходной точке. В случае если Тегеран все же произведет ядерное оружие, разместит ядерные боеголовки на своих баллистических ракетах, способных накрыть всю территорию Израиля, и в случае их применения против «этого сионистского образования» (по терминологии иранского президента М. Ахмадинежада) и, как следствие этого, ядерного удара — возмездия со стороны Израиля по Ирану, который нанесет непоправимый ущерб делу создания ЗСЯО на Ближнем Востоке, идея создания такой зоны может быть окончательно похоронена.

В-третьих, даже несмотря на то что Иран географически не входит в зону Ближнего Востока и даже в случае создания им виртуального ядерного потенциала, т.е потенциала ядерного оружия, не прошедшего физических испытаний, но готового к быстрому производству и размещению на иранских ракетных носителях и, как следствие этого, упреждающего силовое решение (удар) Израиля или совместно Израиля и США по иранским ядерным объектам и последующее возникновение регионального конфликта, который может охватить весь Большой Ближний Восток, создание ЗСЯО на Ближнем Востоке также будет невозможно.

В-четвертых, оно будет невозможным и в силу создания Ираном ядерного оружия и последующего эффекта «ядерного домино» и «ядерного ренессанса» среди арабских стран — соседей Ирана, таких как страны Персидского залива, Кувейт, Саудовская Аравия и даже Турция, географически не входящая в регион Ближнего Востока, но входящая в Большой Ближний Восток, т.е. создания ими своего средства ядерного сдерживания Ирана из-за опасения резкого возрастания региональной мощи шиитского Ирана против суннитских арабских государств.

В-пятых, уже упоминавшаяся выше незавершенность процесса мирного урегулирования на Ближнем Востоке, а также появление ОМУ у таких негосударственных акторов, как считающиеся террористическими на Западе и в Израиле организации «Хамас» и «Хизбалла», также делают перспективу создания ЗСЯО на Ближнем Востоке весьма проблематичной.

Единственный путь, где просматривается возможность реального создания зоны, свободной от ОМУ на Ближнем Востоке, — это путь, который должен пройти Израиль, вступив в ДНЯО в качестве неядерного государства, и отказ Тегерана от своих ядерных амбиций по примеру той же Ливии. Однако в настоящее время в краткосрочной и среднесрочной перспективе это представляется нереальным.

Что же касается проведения Конференции по практическим мерам для создания зоны, свободной от ОМУ на Ближнем Востоке не позднее 2012 года, то ее реальным итогом могло бы стать некоторое подобие декларации о намерениях всех заинтересованных сторон в регионе, включая Израиль, и при реальных гарантиях со стороны Тегерана о том, что его ядерная программа является сугубо мирной, а также, возможно, объявление Ближнего Востока зоной, свободной от химического, биологического и других новейших видов вооружений типа кибероружия. Но в любом случае уже само принятие решения о проведении такой конференции на Обзорной (2010) конференции ДНЯО в Нью-Йорке является позитивным развитием событий. Дело теперь за странами, входящими в этот конфликтный и неспокойный регион, а также за официальными ядерными державами по ДНЯО, которые должны работать с целью вовлечения всех стран региона в такую зону.

43.64MB | MySQL:92 | 1,200sec