Ситуация в Алжире: февраль 2011 г.

В течение февраля различные оппозиционные силы Алжира неоднократно пытались повторить в стране тунисско-египетский сценарий, однако власти выстояли под этим напором.

Несмотря на запрет властей на проведение массовых акций, сформированный 21 января из оппозиционных политических партий и организаций гражданского общества альянс «Национальная координация за изменения и демократию» /НКИД/ сохранил в силе призыв к алжирцам выйти 12 февраля на манифестацию. На этот призыв никак не повлияла серия мер по либерализации общественной жизни, объявленных президентом Абдельазизом Бутефликой. Среди них — отмена в скором времени чрезвычайного положения, действующего в стране с февраля 1992г. 3 февраля он напомнил, что в Алжире массовые мероприятия запрещены, однако они могут быть организованы в других местах. В преддверии манифестации на первые роли в НКИД выдвинулись представители светской оппозиционной пробербероской партии Объединение за культуру и демократию /ОКД/. Главное требование НКИД — «уход с уществующей системы».

Требования НКИД в определенной мере поддержал крупный алжирский бизнес. 1 февраля один из ведущих бизнесменов страны Иссад Ребраб призвал к экономической либерализации, заявив, что Алжир в состоянии обеспечить себе «без каких-либо проблем» двухзначный показатель экономического роста. В частности, он указал на существующие проблемы с инвестированием внутри Алжира, которые мешают не только иностранным, но и алжирским предпринимателям. «Алжир — единственная страна в мире, которую я знаю, где необходимо обращаться за разрешением, чтобы создать рабочие места», — заметил он.

Семейный холдинг Ребраба принадлежит ему самому, четырем сыновьям и дочери. В его составе 25 компаний, специализирующихся по пяти направлениям. В 2010г. оборот холдинга составил 2,5 млрд долларов. На его предприятиях работают 12 тысяч человек. 1 проц. прибыли холдинга распределяется среди его акционеров, 59 проц. идут в бюджет государства, 40 проц. — реинвестируются в развитие производства.

Стоит напомнить, что манифестации в Алжире запрещены с 14 июня 2001г., когда в ходе «второй берберской весны» шествие в защиту прав берберов вылилось в массовые выступления протеста, в которых погибли 6 человек, сотни получили ранения. В протестных акциях в январе с.г., прошедших в Алжире под влиянием событий в Тунисе, погибли 5 человек, свыше 800 получили ранения.

2 февраля последовала первая официальная реакция Алжира на события в Тунисе и Египте. Как заявил глава МИД АНДР Мурад Меделси, Алжир «уважает» народы и представляющие их правительства этих стран. Уже 12 февраля, сразу после отказа Хосни Мубарака от власти, МИД Алжира заявило о приверженности АНДР «историческим и братским связям» с Египтом.

Еще один протестный полюс сформировался вокруг бывшего премьер-министра Ахмеда Бенбитура /1999-2000/ и основанного им с участием ряда политических партий, и в частности, исламистских, Национального альянса за изменения /НАИ/. В него, в частности, вошли партия «Аль-Ислах», Движение за проповедь и изменения /ДПИ — откололась от входящего в правительственную коалицию исламистского Движения общества мира/, Партия алжирского объединения, Партия алжирского обновления, Алжирская республиканская партия, а также ряд профобъединений и Ассоциация алжирских улемов. Ожидается, что уже в ближайшее время НАИ сформулирует и представит набор политических требований, который передаст главе государства. В частности, НАИ намерен потребовать налаживании политического диалога между властями и оппозицией через организацию национальной конференции . Отмечается, что НАИ находится в контакте с НКИД, однако, как представляется, дальше этого дело не пойдет, поскольку в НКИД представлены главным образом светские политики, выдвигающие более радикальные требования.

7 февраля считающаяся близкой к командованию Национальной народной армии /ННА/ Алжира газета «Аль-Ватан» опубликовала статью почетного президента Алжирской лиги в защиту прав человека Али Яхьи Абденнура, в которой 90-летний политик поддержал намерение НКИД вывести алжирцев 12 февраля на мирную манифестацию. По его оценке, «алжирский народ хочет изменения режима, а не изменений внутри режима». Говоря о президенте Бутефлике, Абденнур считает, что «он покрыт множеством шрамов прошлого и концентрирует в своих руках всю полноту власти, которая с течением времени трансформировалась в монархию».

Со своей стороны префектура Алжира подтвердила 7 февраля запрет на шествие 12 февраля, предложив организаторам организовать митинг в одном из спортивных комплексов столицы.

Как и ожидалось, власти не допустили проведения шествия в Алжире 12 февраля, сосредоточив для этого около 30 тысяч полицейских. Тем не менее нескольким сотням участников акции удалось на несколько часов блокировать место старта акции — площадь Согласия, более известное алжирцам как площадь 1 Мая. Примечательно, что к ним примкнул соучредитель запрещенного Исламского фронта спасения Али Бельхадж. Недалеко от него в этот момент находился лидер ОКД Саид Саади — некогда заклятый враг исламистов всех мастей. По оценке одного из основателей НКИД писателя Фодиля Бумала, «мы прорвали стену страха, это — только начало».

13 февраля последовал грозный окрик из Вашингтона. Госдеп США призвал «алжирские силы безопасности к сдержанности» в отношении манифестантов в Алжире.

16 февраля партии, входящие в правительственную коалицию, осудили «иностранное вмешательство во внутренние дела» Алжира. Как заявил генеральный секретарь национал-консервативного Фронта национального освобождения /ФНО/ Абдельазиз Бельхадем, некоторые государства «видят в настоящее время в арабских странах экспериментальную площадку для отработки моделей демократии, которые они хотят им навязать». «Эти государства используют политику двойных стандартов с тем, чтобы привести наши страны к принятию тех позиций, которые они считают демократическими», — заметил он. В свою очередь генеральный секретарь Национального демократического объединения /НДО/ и премьер-министр Алжира Ахмед Уяхья, обращаясь к этим государствам, заметил: «Пусть они не ждут, что мы обратим какое-либо внимание на их приказы. Алжирцы — свободные люди, и они не приемлют приказы кого-либо извне».

В ответ на действия властей НКИД по инициативе Абденнура назначил новую дату шествия — 19 февраля, а также устремился за поддержкой в регионы, где начал формировать провинциальные комитеты.

Чтобы успокоить общество, в прессу 14 февраля была запущена утечка о готовящихся в ближайшие дни «больших изменениях» в правительстве. Как утверждалось, свои посты должны были покинуть порядка 15 министров.

19 февраля история повторилась — участники акции были блокированы, при этом пострадали несколько десятков человек. Накануне акции власти предприняли превентивные меры — вывесили плакаты на арабском языке с призывом к алжирцам не участвовать в шествии.

Новое, третье по счету шествие, было назначено на 26 февраля. За два дня до этого власти — как и обещали — отменили действие чрезвычайного положения. По этой причине или по другой, НКИД отменил шествие 26 февраля, чтобы провести «реструктуризацию движения». В НКИД наметился раскол между ОКД и другими организациями. Из НКИД выделилось менее радикальное движение «Координация гражданского общества» /КГО/. В НКИД кроме ОКД остались Демократическое и социальное движение /ДСД — наследник алжирской Компартии/ и Партия за светскость и развитие. Тем не менее ОКД приняло решение оставить в силе свой призыв к алжирцам выйти на шествие. Как и в двух предыдущих случаях, шествие было пресечено силами безопасности.

Как представляется, февральские события в Алжире показали, что с учетом разобщенности оппозиционных сил власти страны могут спать спокойно. Пока. Но в будущем им этого спокойствия никто обещать не сможет.

6 февраля алжирские СМИ сообщили, что спецслужб страны ликвидировали на юго-востоке страны ячейку «Аль-Каиды в странах исламского Магриба» /АКМ/, которая готовила теракты в Европе, и в частности, во Франции. Всего в провинции Батна были арестованы 14 «вооруженных исламистов», в том числе два гражданина Мавритании. Среди последних значился некий Ибрагим ульд Мохаммед Ульдна, представленный как мавританский «муфтий» АКМ. На базах АКМ близ Батны он занимался подготовкой смертников из числа алжирцев и мавританцев, а также готовил похищения выходцев из западных стран. Его показания позволили арестовать Мустафу Дебши /боевой псевдоним — Абу Мохаммед аль-Османи/, работавшего инженером-электронщиком в порту Аннабы. Тот как раз собирался перебраться в Европу.

Российские корабелы продолжат модернизацию и ремонт сторожевых и ракетных кораблей для ВМС Алжира. Об этом сообщил 11 февраля генеральный директор ОАО «Северная верфь» Андрей Фомичев после подписания актов приемо-передачи двух кораблей — ракетного корабля «Раис Хамиду» проекта 1234Э и сторожевого корабля «Раис Мурад» проекта 1159Т. Оба корабля в ближайшее время отправятся в Кронштадт и далее — к берегам Алжира. До конца 2011г. ВМС Алжира будут переданы еще два аналогичных корабля.

Первая пара кораблей прибыла для ремонта на предприятие в 2007г., вторая — год спустя. Корабли оснащены современным артиллерийским и противолодочным вооружением.

44.75MB | MySQL:110 | 1,324sec