Ситуация в Алжире: март 2011г.

В течение марта ряд сил алжирской оппозиции не прекращал попыток «раскачать» ситуацию в стране по египетскому или тунисскому варианту, пытаясь организовать манифестации в Алжире в условиях, когда они запрещены. Но самая большая угроза для действующих алжирских властей неожиданно возникла с другой стороны, откуда ее явно не ждали. Ее создали одни из тех, кто до сих пор считался оплотом режима – коммунальные гвардейцы. Их формирования /в российском преломлении – нечто среднее между муниципальной милицией и Внутренними войсками МВД/ призваны выполнять функции жандармерии в сельской местности.

7 марта тысячи коммунальных гвардейцев, успешно преодолев кордоны полиции, прошли от Площади павших до здания Национальной ассамблеи /нижняя палата алжирского парламента/ с требованиями повышения зарплаты и сокращения служебного времени. Еще одно требование участников марша – приравнять коммунальных гвардейцев по социальным гарантиям и специальному снаряжению к военнослужащим других силовых структур страны. Гвардейцы выступили против проекта реорганизации их корпуса, по которому около 60 тысяч из них предполагается перевести на службу в Национальную народную армию. Их требование – досрочная отправка гвардейцев на пенсию.

По данным организаторов марша, в нем приняли участие 20 тысяч человек. Большинство из них было одето в камуфляжную форму. Они представляли 35 из 48 провинций страны. Власти не решились применить силу против гвардейцев, явно опасаясь, что люди, привыкшие к смертельной опасности, просто разнесут столицу. До этого, начиная с 22 января, полиция воспрепятствовала пяти шествиям оппозиции, в том числе 5 марта. Манифестации в столице АНДР запрещены с июня 2001г.

Когда гвардейцы подошли к парламенту, к ним вышел вице-спикер Седдик Шихаб. Он предложил участникам акции избрать делегацию из 11-ти человек, которую затем приняли спикер Национальной ассамблеи Абдельазиз Зиари и глава МВД Даху ульд Каблиа. После достижения соглашения с представителем властей участник акции разошлись. Соглашение предусматривает, в частности, создание смешанной комиссии с участием представителей МВД, полиции и жандармерии, которая рассмотрит требования коммунальных гвардейцев.

Понятно, что алжирские власти в условиях непрекращающихся протестных акций будут вынуждены пойти на удовлетворение, по меньшей мере – частичное, требований коммунальных гвардейцев, поскольку им абсолютно не нужны дополнительно свыше 90 тысяч рассерженных, и к тому же вооруженных мужчин.

Созданный в 1994г. в период пика вооруженного противостояния между алжирскими властями и религиозными экстремистами, в настоящее время корпус коммунальных гвардейцев насчитывает около 93 тысяч человек. За время существования этого корпуса в боях с исламистами погибли около 4,4 тысяч коммунальных гвардейцев.

4 марта, накануне намеченного на 5 марта шествия оппозиции, оппозиционная проберберская партия Фронт социалистических сил /ФСС/ призвала алжирцев к «мирной борьбе» за изменения в их стране. «Мы не позволим распространиться конфронтации и насилию», — заявил на 3 –тысячном митинге сторонников партии, прошедшем в одном из спортивных комплексов столицы, первый секретарь ФСС Карим Таббу. Ранее ФСС дистанцировался от рожденного на волне протестных выступлений альнса «Национальная координация за изменения и демократию» /НКИД/, где «первую скрипку» играет извечный оппонент ФСС – оппозиционная светская проберберская партия Объединение за культуру и демократию /ОКД/.

За два дня до этого ОКД и еще одна оппозиционная партия – Национальный алжирский фронт /НАФ/, приняли решение бойкотировать работу Национальной ассамблеи, где они имеют 19 и 15 мест соответственно. Всего в нижней палате алжирского парламента 389 мест. «Мы не видим смысла участвовать в выставочной сессии правительства, неспособного ответить на чаяния народа», — заявил глава парламентской фракции ОКД Атман Мазуз. По его оценке, шествие 5 марта должно было показать, изменилось ли что-нибудь в стране после отмены в конце февраля чрезвычайного положения, действовавшего в течение 19-ти лет, поскольку отмена ЧП не аннулировала запрет на шествия в Алжире.

В ответ на протестные акции 9 марта генеральный секретарь входящего в правительственную коалицию национал-консервативного Фронта национального освобождения /ФНО/ Абдельазиз Бельхадем заявил, что его партия выступает за коренной пересмотр положений алжирской конституции, которая была принята в разгар внутриалжирского противостояния в 1996г. При этом Бельхадем, являющийся личным представителем президента АНДР Абдельазиза Бутефлики, не уточнил, какие изменения, по его мнению, следует внести в основной закон страны.

Бельхадем утверждал, что еще в ноябре 2008г., когда проводилась процедура пересмотра отдельных положений конституции, Бутефлика хотел «глубоких изменений», но удовлетворился лишь частичными. Тогда, в частности, Бутефлика добился упразднения положения, предусматривавшего, что один и тот же человек может только два раза подряд избираться на высший государственный пост. Это позволило ему получить третий президентский мандат в апреле 2009г.

19 марта алжирская молодежь предприняла очередную попытку провести массовое шествие, однако полиция воспрепятствовала желавшим принять участие в акции пройти к месту сбора – Площади главной почты. В отличие от других акций ее организаторы указывали, что они не связаны с алжирским партиями, и пытались оповестить о ней через возможности социальной сети «Фейсбук».

В тот же день на Площади 1-го мая НКИД намеревался провести очередную, седьмую по счету, массовую акцию протеста против «политической системы». Однако благодаря усилиям полиции на площади оказалась больше стражей порядка и журналистов, нежели участников акции. Неудачей завершилась и попытка оппозиции провести аналогичную акцию 26 марта.

За день до этого свою первую акцию провел Национальный альянс за изменения /НАИ/, сформировавшийся в феврале вокруг бывшего премьер-министра Ахмеда Бенбитура с участием ряда мелких партий, включая умеренных исламистов. Для этой акции был арендован спортивный зал в столичном квартале Баб эль-Уэд. Как заявил в ходе митинга Бенбитур, цель НАИ – «изменение всей политической системы, а не изменение лиц, которые ее символизируют». По его мнению, эти изменения необходимо осуществить исключительно мирным путем.

Также 19 марта появилось новое выступление Бутефлики. В отсутствие президента оно было зачитано в городе Мостаганем на собрании по случаю 49-й годовщины объявления прекращения огня в войне за независимость. В этом выступлении глава государства пообещал открыть «новую страницу на пути всеобъемлющих реформ, в том числе политических».

В марте в отличие от большинства других арабских стран Алжир занял свою, особую позицию по Ливии. Как заявил 1 марта глава МИД АНДР Мурад Меделси, его страна «чрезвычайно озабочена» событиями в соседней стране, где властные институты «заметно и постепенно исчезают, а насилие растет».

11 марта в Париже Меделси заявил, что Алжир «против иностранного вторжения» в Ливию, которое, по его мнению, повлечет за собой всплеск терроризма. Одновременно он высказался за «желательность» посредничества между режимом полковника Каддафи и вооруженной оппозицией. Меделси утверждал, что ситуация в его стране значительно отличается от той, которая наблюдалась в Египте и Тунисе перед известными событиями в этих странах.

С ним, похоже, оказались не очень согласны в США. 17 марта в Тунисе госсекретарь США Хиллари Клинтон потребовала от алжирских властей «предоставить больше пространства» для оппозиции и политических свобод в АНДР. «Мы очень довольны отменой чрезвычайного положения, но мы считаем, что этого недостаточно», — заявила она для тунисского телеканала «Несма».

14 марта, перед голосованием в ООН по Ливии, алжирский дипломатический источник» заявил, что установление зоны, запретной для полетов ливийской авиации, является единственным инструментом Совета Безопасности ООН в отношении Джамахирии.

22 марта Меделси назвал «непропорциональными» и не соответствующими резолюции Совбеза ООН №1973 воздушные бомбардировки Ливии странами антиливийской коалиции. Одновременно он призвал «к немедленному прекращению боевых действий». В заявлении, сделанном в присутствии находившегося в тот день с визитом в Алжире главы МИД России Сергея Лаврова, Меделси обвинил страны-участницы антиливийской коалиции в то, что те своими действиями «усложнили кризис». Он подчеркнул, что необходимо позволить ливийцам «самим мирно найти выход из кризиса при уважении и сохранении единства и территориальной целостности страны».

28 марта стало известно, что Алжир отказал западной коалиции в использовании своего воздушного пространства для нанесения ударов по Ливии. Как сообщила газета «Эль-Хабар», с алжирским руководством велись тесные консультации по официальным дипломатическим и военнм каналам с тем, чтобы добиться разрешения на «пролет над территорией Алжира самолетов системы дальнего радиолокационного обнаружения Е-3А АВАКС, а также бомбардировщиков с баз в Великобритании и Испании». Алжир ответил на эти запросы отказом.

15 марта Алжир стал первой страной, которую посетил новый премьер-министр Туниса Беджи Каид Эссебси. Его приняли президент Бутефлика и премьер-министр Ахмед Уяхья. По словам Эссебси, главной целью его визита было «проинформировать алжирские власти о событиях, происходящих в Тунисе, а также выслушать их мнение на этот счет».

В целом, алжирским властям пока удается противостоять массовым протестным движениям, и, если не будет давления извне, так будет и в ближайшей перспективе.

43.18MB | MySQL:92 | 0,986sec