Прокурдские «независимые» кандидаты на предстоящих парламентских выборах в Турции

Как известно, в связи с опасениями считающейся прокурдской Партия мира и демократии (ПМД) непреодоления на предстоящих 12 июня парламентских выборах 10-процентного избирательного барьера было принято решение, как и на выборах 2007 г., участвовать в них в качестве «независимых» кандидатов.

Для участия в выборах была сформирована широкомасштабная платформа, включающая в т.ч. силы, как близкие по идеологии к ПМД, так и не имеющие ранее отношения к ней. В феврале–марте 2011 г. были начаты переговоры с двумя другими прокурдскими партиями – Партией демократического участия (Kat?l?mc? Demokrasi Partisi, KADEP) и Партией прав и свобод (Hak ve Ozgurlukler Partisi, XAK-PAR) о согласовании выдвижения «единых кандидатов». Указанные две партии являются карликовыми организациями, не имеющими фактически никакой поддержки среди курдов. KADEP де-факто состоит из одного человека – известного курдского политического и общественного деятеля Шарафеттина Эльчи (1), более 30 лет не участвовавшего в турецкой политике и не имеющего с конца 70-х годов ХХ в. никакого влияния в курдской среде. Ш.Эльчи в 1990-х годах пытался включиться в турецкую политику, однако всякий раз безуспешно. В начале 1990-х годов Эльчи планировал присоединиться к прокурдской легальной партии DEP, потом подумывал стать членом Рефах, в 1995 г. неудачно баллотировался в парламент в Ширнаке от Народно-Республиканской партии. В январе 1997 г. он создал Партию массовой демократии (Demokratil Kitle Partisi, DKP), которая сразу же была запрещена турецкими властями. В 2006 г. он создал и возглавил KADEP, которая так и не ни разу не приняла участие в выборах.

XAK-PAR была основана 11 февраля 2002 г. в качестве альтернативы DEHAP (2) и идеологии ПРК, которая после ареста А.Оджалана прекратила выступать за создание курдского государства, федерации либо автономии в Турции, заявив тогда, что является защитником турецкого унитарного государства, а впоследствии выдвинула невнятные лозунги «экологического общества» и «демократической автономии».

Основателем XAK-PAR и первым её лидером был представитель курдского аристократического рода, внук известного курдского вождя шейха Саида, бывший депутат Великого национального собрания Турции (ВНСТ) Абдулмелик Фырат (умер в 2009 г.). Примечательно, что, несмотря на то, что Абдулмелик Фырат традиционно являлся противником ПРК, турецкие власти обвиняли его в принадлежности и оказании помощи этой партии. Так, в январе 1996 г., будучи членом парламента Турции от Эрзурума, он был обвинён в связях с ПРК, и вскоре, после истечения депутатского мандата, и соответственно, иммунитета, арестован.

Однако вскоре после создания, XAK-PAR, ставившая перед собой серьёзные задачи, фактически устранилась от политической борьбы, превратившись в пассивного наблюдателя северо-курдистанской и турецкой политики. Из XAK-PAR стали выделяться группы. Из партии вышли группа Riya Azadi («Дорога свободы»), вступившая впоследствии в движение TEVKURD, группа Demokraten Soresger («Революционные демократы»). Тем не менее, XAK-PAR провозгласила целью превращение Турции в федеративную республику турок и курдов. Однако она так и не смогла использовать этот популярный среди курдов Турции лозунг в своей политической деятельности.

XAK-PAR приняла участие в местных выборах 2009 г., набрав менее 30 тыс. голосов, т.е. почти в 100 раз меньше, чем Партия демократического общества (предшественница ПМД).

По имеющимся данным, ПМД предложила KADEP и XAK-PAR по 1 практически гарантированному месту (представителю KADEP выдвигаться при поддержке ПМД в Диярбакыре, XAK-PAR – Ване), а также баллотироваться ещё по 1 одному представителю этих партий в регионах, где надежды на победу призрачны. Таким образом, учитывая, что в лучшем случае прокурдские кандидаты могут получить 35–40 депутатских мандатов, предложение ПМД, сделанное ею KADEP и XAK-PAR, многократно превышало реальную популярность этих партий. Кроме того, очевидно, что ни KADEP, ни XAK-PAR, ни обе эти партии вместе (они несколько лет пытались безуспешно объединиться, так и не сумев решить проблему руководства) не смогли бы провести хотя бы 1 депутата в парламент. Кандидатом на «гарантированное» место от KADEP стал Ш.Эльчи, получивший реальный шанс вернуться в политику. XAK-PAR в связи с проблемами определения кандидата в руководстве партии, не смогла договориться с ПМД, решив идти на выборы отдельным списком. Однако вскоре она отказалась участвовать в них и поддержала ПМД.

В начале мая ПМД, XAK-PAR и KADEP подписали совместное заявление, в котором были отражены следующие консенсусные положения:

1. Принятие конституции, в которой будет признана курдская идентичность.

2. Признание курдского языка языком образования.

3. Обеспечение возможностей для создания курдами курдских организаций и свободное участие в политическом процессе.

4. Освобождение политзаключенных.

5. Снижение выборного барьера.

Таким образом, платформа, которая была создана в преддверии выборов, включившая все три курдские партии, хотя за их пределами имеется ещё значительное курдских политиков, не вошедших в этот предвыборный союз, имеет три основания: отражение курдской идентичности в конституции, курдский язык в образовании и делопроизводстве и самоуправление в Курдистане.

Создание с KADEP, которую олицетворяет буржуазный националист Ш.Эльчи, и курдским происламским националистом Алтаном Таном (а также формально и с XAK-PAR) единой предвыборной платформы, несмотря на мизерную поддержку этих партий, может принести определённые дополнительные голоса представителям ПМД. Это направлено на предотвращение отчуждения тех курдов, которые считали, что ПМД не является в достаточной мере прокурдской, формирует альянсы с маргинальными турецкими левыми партиями, избегая курдские партии, связана через ПРК с «глубинным государством», не выдвигает стратегических требований для курдов, а сконцентрирована в первую очередь на личности Абдуллы Оджалана. Значительная часть этого электората голосовала ранее за ПСР, которая на предыдущих выборах обещала провести серьёзные реформы для решения курдской проблемы. Поэтому для лишения поддержки ПСР в Курдистане ПРК, имеющая в ПМД контрольный пакет, сделала известных курдских националистов миноритариями в электоральной кампании ПМД, привязав таким образом их к своей политике.

Кроме того, как известно, в платформу, созданную вокруг ПМД под названием Фронт труда, демократии и свободы (ФТДС), вошли несколько мелких и маргинальных левых и прокоммунистических турецких партий. ПМД, как и предыдущие партии, связанные с ПРК формирует подобные альянсы для того, чтобы избежать обвинений в курдском характере партии. ПМД позиционирует себя как общетурецкая партия, борющаяся за демократию в Турции, включающую и обеспечение прав курдов. А поддерживать борьбу за права курдов в нынешней Турции готовы лишь маргинальные партии левого толка, дискредитирующие курдское движение и не позволяющие прокурдским партиям принять общекурдский характер.

Тем самым впервые в истории курды-патриоты, находящиеся вне ПРК, выступают с ПМД единым фронтом. В ФТДС представлена своеобразная мозаика, включающая и суннитов и алевитов, и курдов и турок, и даже христиан, социалистов и либералов, представителей искусства и т.д.

Наиболее показателен в этом смысле список кандидатов ФТДС в Диярбакыре (делегирует в парламент 11 парламентариев), включающий 6 человек – Лейлу Зану, Хатыпа Диджле, Эмине Айну, Нурсель Айдоган, Алтана Тана и Шарафеттина Эльчи. Л.Зана, как известно, почти 20 лет является неутомимым борцом за права курдов, снискав большое уважение только среди курдов, но и среди мировых правозащитных организаций. Л.Зана и Х.Диджле, будучи депутатами турецкого парламента от Партии народной демократии (DEP), были арестованы в 1994 г. и до 2004 г. находились в заключении.

По предварительным прогнозам, все кандидаты ФТДС от Диярбакыра должны пройти в парламент, а доля голосов, отданных за них, может составить около 60%. Также должны победить в выборах все три кандидата ФТДС в Хакяри (провинция делегирует в парламент именно 3 депутатов) – один из лидеров ПМД Салахаттин Демирташ, Адыл Курт и бывший депутат ВНСТ от НРП Эсат Джанан. Следует отметить, что Хакяри является недоступной крепостью для ПСР. Это единственная провинция, где ПСР не имеет ни одного депутата. В Хакяри турецкие власти регулярно громят отделение ПМД, раз в месяц арестовывая всё руководство партии, однако безуспешно. Уровень сопротивленческого потенциала турецким властям в этой провинции наиболее высокий в Турецком Курдистане. Здесь прокурдские кандидаты получат около 80%. Хорошие шансы кандидаты ФТДС имеют в Ширнаке (Хасип Каплан, Селма Ирмак и Файсал Сарыылдыз), который исторически наряду с Хакяри является территорией наиболее яростных столкновений с властями, Батмане (Бенги Йылдыз и Айла Акат Ата), Сиирте (Гюлтан Кышанак), в Ване (Кемаль Акташ, Оздал Учер, Назми Гур и Айсель Туглук). Последний, с конца 90-х годов, начинает играть всё более важную роль в курдском движении. Как известно, из крупнейших курдских провинций, население которых составляет около 1 млн человек или выше, лишь Диярбакыр давал около половины или более голосов не партии власти или другим антикурдским оппозиционным партиям (НРП или ПНД), став центром курдского движения. В других крупнейших провинциях Курдистана – Газиантепе, Мараше, Малатье и Эрзуруме прокурдские кандидаты практически не получают никаких голосов (до 5%), а в Урфе за них голосует лишь 10–20% населения. То есть в политическом отношении этот регион трудно назвать Курдистаном. В связи с этим и ФТДС лишь в Урфе выдвинула 2 кандидатов – Ибрагима Биниджи и Ибрагима Айхана, существенные шансы на прохождение в парламент имеет лишь первый, в то время как в Газиантепе, Мараше, Малатье и Эрзуруме – по одному, хотя каждая из этих провинций делегирует в парламент около 10 депутатов. В Газиантепе за депутатский мандат борется известный турецкий правозащитник, нынешний депутат фракции ПМД этнический турок Акын Бирдал, который в прошлом году избирался от Диярбакыра, делегировавшего тогда в парламент, в отличие от ПСР, лишь тюркофонных парламентариев. Оценивать шансы избрания Акына Бирдала в парламент трудно, это было бы большим успехом ФТДС. В Мараше, Малатье и Эрзуруме выдвигаются ранее неизвестные в курдской среде и турецкой политике кандидаты. Таким образом, в условиях того, что прокурдские силы имеют серьёзный политический вес лишь в 1 крупной курдистанской провинции – Диярбакыре, дальнейшая «прокурдизация» Вана имеет важное политическое значение. Тем не менее, для более широкого размаха курдского движения необходимо расширение его влияния на экономически развитые крупные провинции, поскольку и Диярбакыр, а тем более Ван сильно отстают экономически от провинций на западе Турецкого Курдистана.

В Мардине, где ФТДС представляют известнейший и один старейших курдских политиков, многократно избиравшийся в парламент в 70-х, 90-х и нулевых годах, глава зонтичного Конгресса демократического общества Ахмет Тюрк, а также Гюлсер Йылдырым и ассириец Эрол Дора, фронт получит хотя бы 2 места в парламенте. Э.Дора при удачном раскладе может стать первым ассирийцем в парламенте Турции. В Мардине, как известно, ассирийцы жили на протяжении веков, здесь ранее находился один из центров ассирийцев и ассирийской церкви. Однако в настоящее время в Мардине ассирийцев, которые в основном эмигрировали на Запад, практически не осталось, а потенциальный электорат Э.Дору почти полностью курдский. В случае прохождения в парламент Э.Дора будет заниматься проблемами имущества и земель ассирийских монастырей, в частности 1700-летней церкви Мор Габриель. (3)

Хорошие шансы у ФТДС также в Муше (Сырры Сакык, Демир Челик), где фронт проведёт в парламент хотя бы 1 депутата (скорее всего, это будет нынешний член ВНСТ Сырры Сакык). Кандидаты ФТДС в Тунджели (известный певец Ферхат Тунч Йослун) и Игдире (Первин Булдан) имеют неплохие шансы на попадание в парламент. В Агри ФТДС могла бы рассчитывать на победу одного из двух кандидатов (Мурат Озтюрк, Халил Аксой). Представители ФТДС в Адиямане (Вели Буюкшахин), Бингёле (Идрис Баглукен), Бидлисе (Хусаметтин Зендеорглу), Ардагане (Юксел Авшар), Карсе (Мулкие Биртане) и Османие (Камуран Баблак) имеют призрачные шансы на победу. В Элязыге, как известно, ФТДС бойкотирует выборы в связи запретом властей участвовать в них Исе Гурбузу.

За пределами этногеографического Северного Курдистана кандидаты ФТДС также имеют шансы на победу. В Стамбуле, имеющем 4-миллионное курдское население, ФТДС выдвигает 4 кандидатов (Левент Тузел, журналист Сырры Сюррея Ёндер, нынешний депутат ПМД Себахат Тунджел и Мустафа Авджи), однако представляется, что хорошие шансы на прохождение в парламент имеют лишь двое (как и на выборах 2007 г.). Делегирование в ВНСТ 3 или 4 депутатов было бы большим успехом, а менее 2 – провалом. Таким образом, подавляющее большинство курдов Стамбула голосует за ПСР, НРП и даже ПНД. В немалой степени это обусловлено леворадикальной пропагандой ПМД в экономически наиболее развитом мегаполисе Турции, где в последние годы сформировался слой курдской буржуазии и крупного капитала. В Мерсине и Адане, прилегающим с юго-запада к этногеографическому Курдистану, и имеющим значительный курдский элемент, ФТДС выдвигает лишь по 1 кандидату. В Мерсине – это известный деятель левого движения, этнический турок журналист Эртугрул Кюркчю, а в Адане – бывший глава предшественницы ПМД – HADEP, Мурат Бозлак. Теоретически оба имеют определённые, хотя и небольшие шансы на прохождение в парламент. Однако и здесь, как и в Стамбуле, избиратели курдского происхождения голосуют в основном за турецкие партии.

По одному кандидату ФТДС номинировала и в каждом из двух округов Анкары и Измира, где этнические курды ранее в основном голосовали за НРП, а в последние годы ещё и за ПСР. В центрально-анатолийской Конье, где курды являются значительным этническим меньшинством, они в основном голосуют за ПСР, и кандидат ФТДС Хаджи Мехмет Боздаг вряд ли попадёт в парламент. Хотя ФТДС выдвинула своих представителей и в ряде других провинций за пределами Турецкого Курдистана – в Балыкесире, Бурсе, Денизли, Коджаэли, Мугле, Киршехире, Анталье, Манисе и Айдыне, где в последние годы появилось значительное количество курдских мигрантов, практически никто из них не имеет никаких шансов на победу. В этих районах также курдское население голосует в основном за НРП и ПСР.

Таким образом, на нынешних парламентских выборах ПМД создала традиционный предвыборный блок с мелкими турецкими партиями, разбавив его несколькими кандидатами вне влияния ПРК. Вряд ли можно ожидать, что Сырры Сюррейя Ёндер, Гани Шавата (Малатья), Ферхат Тунч, Алтан Тан и Шарафеттин Эльчи сбалансирюет влияние ПРК на ФТДС. Фронт может рассчитывать на 28–30 депутатских места по итогам выборов, при позитивном сценарии этот показатель может быть выше. То есть в целом за ФТДС проголосует 5–6% или чуть более избирателей Турции, продолжая ранее сформированные тенденции, когда за близкие к Партии рабочих Курдистана силы голосует около трети курдов Турции. Тем самым проблема 20-миллионного народа низводится до уровня трёх десятков депутатов, не имеющих никакой возможности реально изменить ситуацию в Турции по курдской проблеме. Между тем для ПСР и премьер-министра Р.Т.Эрдогана прохождение прокурдских кандидатов в парламент позволит заявить о демократичности политического процесса в Турции и представительности высшего законодательного органа страны. Тем более что Эрдоган планирует принятие новой конституции, главным пунктом которой должна стать реализация его президентских амбиций (превращение Турции в президентскую республику), для чего важным является поражение ПНД. Последняя, в случае прохождения в парламент, получит не менее 60 мандатов, которые в случае провала ПНД отойдут в основном к ПСР, в то время как даже большой успех ФТДС приведёт к потере Партией справедливости и развития в худшем случае 10–15 депутатских мест в Курдистане. Кроме того, скорее всего, в новой конституции найдут отражение ряд косметических требований на курдском направлении, при игнорировании основополагающих национальных коллективных прав. И вряд ли прошедшие в парламент представители ФТДС смогут как-то повлиять на процесс принятия и содержание нового основного закона Турции.

1. Ш.Эльчи родился в 1938 г. в Джезире. Среднее образование получил в Джезире и Мардине. Юридическое образование получил в Анкаре. С конца 50-х годов активно участвовал в политической борьбе курдов. Будучи студентом проходил по «делу 49», в рамках которого были арестованы 49 известных курдских интеллектуалов. Работал адвокатом, после военного переворота 12 марта 1971 г. 8 месяцев провёл в заключении. В 1977 г. по спискам Партии справедливости был избран в парламент Турции от провинции Мардин, в 1978 г. в правительстве Бюлента Эджевита стал министром общественных работ. После военного переворота 1980 г. был опять арестован за заявление о своей курдской национальности и провёл в заключении 2,5 года.

2. Демократическая народная партия (Demokratik Halk Partisi, DEHAP) была создана 24 октября 1997 г. после запрета конституционным судом Турции Народно-демократической партии (Halk?n Demokrasi Partisi, HADEP) по обвинению в связях с ПРК. На парламентских выборах в ноябре 2002 г. партия получила 6,2%. 17 августа 2005 г. DEHAP объявила о слиянии с Движением демократического общества (DTH), образованного Лейлой Зана.

3. Следует отметить, что ещё один этнический ассириец – Феррит Озчан – баллотируется по спискам происламской Партии народного голоса (лидер Нуман Куртулмуш), которая вряд ли преодолеет предвыборный барьер. ПМД предлагала баллотироваться также вдове убитого армянского журналиста Гранта Динка Ракел Динк, которая однако отказалась от это предложения.

Продолжая тему национальных меньшинств, следует отметить, что на этих выборах баллотируются также 2 еврея. Лиина Гахун от Партии народного голоса и Мари Гормезано от НРП. Однако Партия народного голоса вряд ли преодолеет 10-процентный барьер. Гормезано же занимает непроходное место в списке НРП в Стамбуле. Последним депутатом в ВНСТ еврейского происхождения был Джефи Джозеф Камхи, избранный в 1999 г. от Партии верного пути.

29.19MB | MySQL:67 | 0,690sec