Прогнозы и риски тунисской демократии: оценки немецких экспертов

Пресса ФРГ продолжает комментировать начавшийся судебный процесс по делу бывшего тунисского диктатора Бен Али, который находится в изгнании в Саудовской Аравии. Как известно, по одному из 93 пунктов обвинения он приговорен к 35 годам лишения свободы.

Таков первый реальный итог революции в Тунисе, которая открыла «арабскую весну», подчеркивают немецкие комментаторы. Предстоит долгая череда процессов, связанных с преступлениями экс-президента Туниса Зин аль-Абидина бен Али и его супруги Лейлы Трабелси. Они признаны виновными в растрате средств из общественных фондов. Помимо этого бывшая первая тунисская пара должна уплатить штраф в общей сложности в размере 66 млн долларов. В числе других обвинений — коррупция, торговля наркотиками, нелегальное хранение оружия, гибель участников демонстраций протеста в конце декабря 2010 г. – начале 2011 г. В прессе ФРГ со ссылкой на французскую Le Monde появилась информация о том, что полторы тонны золота, вывезенные президентской четой из страны тайными путями, скорее всего отправлены их дочери в Канаду.

30 июня суд начнет рассмотрение следующих пунктов обвинения против Зин аль-Абидина бен Али. Наблюдатели полагают, что приговоры по предстоящим более тяжелым обвинениям будут еще более суровы. Бывший тунисский лидер отрицает свою вину. По словам его адвокатов, суд над ним — попытка переходного правительства Туниса отвлечь внимание от провала собственных усилий по стабилизации ситуации в стране. Обвинение необоснованное, считают немецкие аналитики, так как очевидно, что за считанные недели решить все политические и экономические проблемы, накапливавшиеся годами, нереально.

Однако суд — промежуточная стадия между прошлым и будущим Туниса, считают немецкие политологи. Предстоит осуществить не менее важный шаг к демократии — провести выборы в учредительное собрание. Намеченные вначале на 24 июля, они перенесены на 23 октября. Дополнительные три месяца необходимы для того, чтобы страны Запада, особенно европейцы, успели оказать всю необходимую помощь Тунису в сложном процессе демократических преобразований. Важную консультативную поддержку осуществляют немецкие эксперты. В их числе находящаяся в Тунисе с января бывший федеральный министр юстиции Герта Дойблер-Гмелин.

Свой личный интерес к работе она объясняет тем, что она знакома «с новыми, решительными личностями, действующими в правовом поле» и желающими скорейшей трансформации конституционного процесса в стране. А эффективность работы в Тунисе — знанием французского языка. Однако она делает оговорку: прежде чем говорить об истинной эффективности ее работы, следует накопить успехи, которых пока не так много. При формировании новых правовых основ в Тунисе следует учитывать весь спектр интересов конкретных групп населения, исходя из религиозного, этнографического, гендерного и экономического факторов. Игнорирование хотя бы одного из них может спровоцировать дальнейшую эскалацию противостояния с силовыми структурами и на родоплеменном или конфессиональном уровне.

Исходя из этого, Герта Дойблер-Гмелин проводит практические семинары, в ходе которых подробно разбирается круг вопросов: как должны выглядеть избирательные округа, как организовать голосование и другие. В подготовительной комиссии, которая формирует другой орган — конституционную комиссию, собрались известные юристы-международники и профессора права. Задача, по мнению Г. Дойблер-Гмелин, и сложна и проста одновременно. Сложность в том, что практически все в Тунисе надо начинать с азов, хотя много лет назад первичный опыт демократизации был накоплен, но в результате смены двух поколений первых реформаторов уже нет. Простота в том, что в Тунисе большое количество очень хорошо обученных и заинтересованных специалистов, которые многие годы накапливали тот интеллектуальный потенциал, который сейчас может быть реализован.

Другим важным моментом работы она считает взаимопонимание. Для нее было важно с самого начала устранить опасения тунисцев в том, что ее консультации — вмешательство Запада и она собирается навязать европейскую модель демократии. Это удалось. У Европы накоплен свой опыт. «Формирование различного рода комиссий — бюрократический, но необходимый процесс, который лично мне напоминает создание конституционной комиссии после воссоединения Германии или, как это было в случае с ЕС, комиссии по основным правам человека», подчеркивает немецкий юрист. При этом следует учесть мнение представителей различных политических движений. Если иметь в виду, что в Тунисе чрезвычайно фрагментировано общественное мнение, гражданское общество разнородно, поскольку в стране уже созданы, по одним данным, 92 различные партии, а по другим даже 130, легко представить себе масштаб консультаций.

Партии в Тунисе разнородны. Есть политические движения, которые находятся под влиянием представителей президентской команды. При этом старая элита все еще очень сильна, потому что у нее, входившей в состав ассоциаций, которые едва ли не в каждой деревне имели свои офисы, остались крепкие связи с федерациями профсоюзов, а они действовали в тесном сотрудничестве с Бен Али и его кланом: они и были организованы президентской командой. В то же время экономическая мощь бывшей элиты по-прежнему велика, ее представители вывели из страны большой капитал, который предстоит вернуть. С другой стороны, буквально в последние недели появились организации и ассоциации, называющие себя партиями. У них нет опыта деятельности, но есть желание участвовать в общественной жизни, и единственное, чем, кроме желания, они обладают, — списки членов.

Значительная часть новых партий молодежные. «Если говорить о проценте исламистских партий, то он относительно невысокий, и по моим наблюдениям, они имеют достаточное влияние именно за счет того, что они придерживаются умеренных взглядов», подчеркивает Герта Дойблер-Гмелин. Так, исламистская группировка «Ан-Нахда», деятельность которой в течение 20 лет была в Тунисе под запретом, получила разрешение сформировать собственную политическую партию. Таким образом, легализация группировки позволит ей принять участие в грядущих выборах.

Навыки демократизации на Западе, изучение на практике основ укрепления государственности не в последнюю очередь скажутся на предстоящей борьбе с коррупцией, клановыми структурами. В руках Бен Али и его приспешников было сосредоточено 40% валового национального продукта. Это крепко связывало кланы при Бен Али, формировало преступные сообщества, грабившие страну. А риск коррупции является структурной угрозой для демократии. Поэтому предстоящее партнерство между Тунисом и ЕС должно проходить на новых основах — экономика должна быть прозрачной и контролируемой. Роль государств Запада, которые вели себя по-разному в новейшей истории, в том числе поддерживая деспотов и тоталитарные режимы, тоже должна измениться.

Преобразования в Тунисе исключительно важны и необходимы, комментирует ситуацию немецкий журналист-международник, эксперт по Северной Африке Райнер Вандлер. Страна идет по стопам Египта: обе страны сейчас действуют в соответствии с собственными представлениями о судебной системе, не основываясь на международной системе правосудия. Подобную международную систему предстоит создавать, а самосуд грозит чрезвычайными последствиями. С другой стороны, есть преимущество Туниса перед странами Латинской Америки, такими, как Аргентина или Чили, где потребовались десятилетия, чтобы оценить масштаб преступлений диктатур. Даже в Испании, где прошло более 35 лет после свержения диктатуры Франко, работа по правовой оценке фактов и последствий этой диктатуры еще не завершена. Предпринятый судебный процесс по делу Бен Али через пять месяцев после его бегства — прецедент в правовом поле стран, где господствовала диктатура. Это важный сигнал Туниса миру: он хочет реальной демократии, а для этого надо подвести жирную черту под прошлым.

Расставаясь с ним, он одновременно должен решать насущные задачи, политические и хозяйственные. По мнению Ральфа Мельцера, директора исследовательского центра Friedrich-Ebert-Stiftung в Тунисе и Ливии, это сотрудничество с ЕС и проблема беженцев из Ливии. Проблемы грандиозные, но жители Туниса, согласно его наблюдениям, настроены довольно оптимистично. Это связано с тем, что революция показала людям, что они могут изменить ситуацию, включая самый стабильный режим в регионе. На фоне укрепления уверенности общества и особенно подрастающего поколения в своих силах у населения появилось чувство собственного достоинства.

Ситуация в обществе меняется. Бывшие участники протестного движения из критиков политических устоев превращаются в активных участников преобразований. В созданное 17 марта с.г. учреждение Conseil de l’Instance Superieure pour la Realisation des Objectifs de la Revolution, призванное защищать завоевания «жасминовой революции», вошли представители всех слоев общества. Оно координирует деятельность по подготовке нового избирательного закона и новой конституции. В этом Тунису помогают давний немецкий партнер Friedrich-Ebert-Stiftung, ряд независимых организаций ФРГ.

Сейчас приходится преодолевать влияние политических структур старого режима, которые осуществляют определенный контроль, но и в этих структурах есть личности, готовые к реформированию аппарата. Надо сохранить определенную преемственность и опыт кадров, необходимый в области управления и экономики, подчеркивает Ральф Мельцер. Особенно в форс-мажорных обстоятельствах, одним из проявлений которых является мощный поток беженцев из Ливии. Пятьдесят тысяч тунисских гастарбайтеров, которые трудились на ливийских нефтепромыслах и вернулись в Тунис в результате развернутой Каддафи гражданской войны, — серьезная нагрузка на рынок труда, и без того испытывающий катастрофический дефицит рабочих мест.

Часть беженцев из числа трудовых мигрантов, понимая ситуацию как сигнал к переселению в Европу, создают проблемы для государств южной Европы, прежде всего Италии. Тунисцы объясняют это в том числе и реализацией планов самого Евросоюза по включению Туниса в орбиту сообщества. Понятно, Старый Свет не готов к авральному решению проблемы. «Эмоционально Европе хотелось бы оказать больше поддержки Тунису в его революционной фазе. С другой стороны, Европу и особенно Францию в силу экономической мотивации слишком привязали к себе взаимные со старым режимом интересы», обрисовывает эксперт двойственное положение ЕС. Кроме того что тунисцы хотят признания, уважения, «диалога на уровне глаз», они желают равноправного сотрудничества с Европой. Оно возможно в различных сферах, в том числе и в туризме, который представляет важную отрасль экономики, позволяющую постоянно занять 300 тыс. человек.

События в Тунисе определенным образом изменяют демографию Европы, констатирует известный немецкий публицист, эксперт по исламу Удо Ульфкотте. Если после государственного переворота в Тунисе единственной заботой наших политиков и средств массовой информации стали проблемы туристических потоков в Северную Африку, то для жителей Туниса, которые желают достойной жизни уже сегодня, единственный выход из положения — перебраться в Европу. Это означает миграцию мусульман, экспорт ислама. Безработные мусульмане 20–25-летнего возраста, которые успешно восставали несколько недель назад против авторитарных и коррумпированных правителей, могли посчитать, что свою историческую задачу они уже выполнили и теперь пора отправляться за счастьем через Средиземное море.

Они являются прекрасным материалом для радикалов, действующих в Европе. Собственно, приезжают они, что называется, не с пустыми руками. Как знать, каким образом, к примеру, молодые тунисцы используют «революционный опыт» поджога автомобилей в тунисских портах, осуществленный в знак протеста «против мира проклятого капитала». Швейцарский журнал Bilanz обнародовал недавно истинные причины «плохого социального положения» молодых мусульман — это ислам, поскольку многие положения Корана являются подлинным тормозом в социальном развитии личности.

Чем больше последователей исламской идеологии получает Европа, тем больше препятствий для интеграции этого потока, тем выше риск насилия. «Мы должны смотреть правде в глаза: то, что происходит сейчас в Тунисе, это возможность заглянуть в наше ближайшее будущее», отмечает Удо Ульфкотте.

Использованы данные сайтов Deutschlandfunk, BBC, taz, Neue Zuercher Zeitung, Qantara.de, ftd, Zeitschrift fuer Entwicklung & Zusammenarbeit 2011, Kopp Online.

43.93MB | MySQL:89 | 0,739sec