Роль племен в ливийских событиях: мнения экспертов

1. Причины победы повстанцев

Ливийские повстанцы не добились бы успеха, если бы Муамара Каддафи продолжали поддерживать племена на западе страны. Таково мнение известного немецкого эксперта по странам Ближнего Востока и Северной Африки Михаэля Людерса.

Мнение о боевой мощи и выучке мятежников неверное. Захват Триполи – «не результат боевой мощи повстанцев, а итог переговоров, которые в последние дни и недели ловко вел Переходный национальный совет (ПНС) в Бенгази с племенами на западе Ливии». Последние пришли к выводу, что не имеет смысла делать ставку на Каддафи, у которого не осталось достаточного количества преданных войск. Впрочем, даже при их наличии они не могли противостоять воздушной мощи НАТО. Комендант Триполи, у которого был приказ Каддафи защищать город до последнего, капитулировал, фактически осуществив предательство, и освободил дорогу повстанцам.

Результат неожиданный, если учесть давнее, исчисляемое десятилетиями, противостояние племен. Видимо, у ПНС, ведущего переговоры с вождями, отыскались весьма серьезные аргументы, чтобы склонить их на свою сторону. Это или ряд стратегических политических уступок, включая портфели в будущем кабмине, или откровенный подкуп, или и то и другое вместе, подчеркивают немецкие эксперты.

Как бы там ни было, в настоящий момент ПНС повторяет трипольский эксперимент, отмерив лидерам племен в Сирте, родном городе ливийского диктатора, еще одну неделю, начиная с 1 сентября с.г., на то, чтобы те передали город противникам Каддафи без боя. Представителям племен дали четко понять, что в противном случае «родина героя» будет взята штурмом. Однако те, понимая, что «их положение безнадежно», пока не в состоянии переломить сопротивление «некоторых военных, лояльных полковнику Каддафи», сообщает ВВС.

2. Вероятный алжирский акцент в межплеменном противостоянии

Этому вполне может способствовать Алжир с его практически теми же арабо-берберскими племенами, что обитают на западе Ливии, которые, при достаточно умелой обработке, готовы дестабилизировать обстановку на многосоткилометровой границе – и самостоятельно, и с подключением обитающих здесь отрядов «Аль-Каиды в странвх исламского Магриба» (AQMI). Таким образом, может быть создан долговременный очаг напряженности наподобие афгано-пакистанского приграничья. Экстремисты уже сейчас обозначают свои намерения. «Триполи пал, «Аль-Каида» побеждает» — под таким характерным заголовком опубликована статья в алжирской газете LExpression, близкой к военным кругам страны.

Какова же реальная роль Алжира, является ли он оплотом против исламистского террора или в условиях, когда Ливия становится крупнейшим в Северной Африке очагом нестабильности, фактически поддерживает эту нестабильность, задаются сложной проблемой немецкие эксперты. Режим Каддафи, представители семьи которого сейчас бежали в Алжир, спровоцировал военными действиями активность алжирского крыла AQMI, которую сам Каддафи всячески критикует, — чего в этом больше, беспринципности или цинизма?

На этот вопрос ответил министр иностранных дел Алжира Мурад Меделси в преддверии саммита в Париже. Как подчеркивают немецкие СМИ, он сделал неожиданное заявление: его страна намерена признать ПНС. При этом шеф внешнеполитического ведомства Алжира подчеркнул, что страна хотела признать ПНС немедленно после его создания, но не была убеждена, что «сформировано представительное правительство, отражающее чаяния всех регионов». Он также исключил Алжир, как место возможного убежища для Каддафи, хотя часть его семьи уже там. Сложные маневры Алжира убеждают: развороты на 180 градусов подтверждают двойственный и мало предсказуемый характер действий алжирских властей, в чем их упрекнули МИДы европейских стран.

3. Ареалы обитания племен и нефтяной вектор гражданской войны

Значение ливийских племен различно. В привилегированном положении вместе с приходом Каддафи к власти, то есть в течение 42 лет его правления, оказались три больших племени на западе Ливии, указывают эксперты. Прежде всего, это племя самого Каддафи — Кадаффа. Еще одно большое племя — Варфалла — южнее Триполи, а также племя Маргаха — на юге страны.

Концентрация племен неоднородна. На востоке они расселены плотнее. В этой части страны сосредоточены основные нефтяные поля и соответствующая инфраструктура. Главные ливийские месторождения расположены в Музуруке, Западном Сирте и в Киренаике. По сути, зона запасов нефти смещена к востоку страны. Из пяти нефтеперерабатывающих предприятий четыре также на востоке, из шести терминалов для нефтеналивных танкеров – пять на востоке. Практически почти 800-километровая береговая линия к востоку от Сирта, от аль Сидры до Тобрука, представляет собой зону, задействованную под добычу, переработку и отправку нефти. Здесь сосредоточено нефтяное могущество Ливии. В результате гражданской войны терминалы Рас Лануф и Сидра, обслуживающие нефтяные поля Сирт-Запад, нуждаются в реконструкции, что займет месяцы; терминал Тобрук в 300 км восточней Бенгази остался невредимым, как и нефтяные поля Мирт-Восток, для его задействования нужны несколько недель. По имеющейся информации, сами нефтепроводы не пострадали. Месторождение Музурук с соответствующим нефтепроводом к перерабатывающему предприятию в Аз-Завия и терминалом также не нуждается в реконструкции.

Таким образом, нефтяной сектор не испытал серьезных разрушений и готов к перезапуску в ближнесрочной перспективе – от нескольких недель до нескольких месяцев.

Проблема в другом. Нефтяное богатство страны, от мощных пластов до терминалов, находится в регионе с наиболее представительном в этнографическом отношении. Здесь живут арабские и арабо-берберские племена Мугарбах, Авакуир, Абиид, Дарза, Арафах, Бараза, Абайдат, Цувайях, Фавахир, Майбрах, Авайлах, Минифах, тогда как на западе, западней и южнее Триполи проживают представители лишь трех племен. В местах расселения племени Туарегов на западе Ливии, а также на юге и юго-востоке, где живет племя Тубу, нефтяных полей нет.

Таким образом, обойденными в разделе доходов от продажи нефти могут считать себя 85-90 процентов племен, населяющих Ливию. Им было за что сражаться с режимом Каддафи.

Противостояние в гражданской войне было между Западом (Триполитания) и Востоком (Киренаика) Ливии, причем, Запад защищал свое право на обладание основой экспортного могущества страны, подчеркивает профессор географического института при Университете Майнца, руководитель центра исследований арабского мира и эксперт по Арабскому Востоку Гюнтер Майер.

Западные племена всегда были опорой Каддафи, а восточные отлучены от власти. Очевидно, что восток долгие годы был дискриминирован. Поскольку главные элементы нефтяного сектора были сосредоточены на Востоке, а присваивание капиталов шло на Западе, вектор гражданской войны шел с востока на запад, от обездоленных племен к правящим. Известно, что род Каддафи жил на Западе и оказывался главным распорядителем национальных богатств.

Несоразмерность в их распределении долгое время провоцировало вражду между племенами, которых в Ливии насчитывается от 130 до 140, по данным Г.Майера.

4. Пути, примерные сроки и инструмент примирения племен

Сейчас ливийскому народу предстоит вновь найти свой путь. Пока у власти был Каддафи, в Ливии не существовало партий, парламента, независимых судов. Теперь ливийцам предстоит создать эффективные государственные структуры и добиться согласия между племенами. Сложить правительство страны из двух прежде противоборствующих и численно неравных частей, которые имеют обоснованные претензии друг к другу, — трудная задача. Не факт, что ее удастся решить, указывает Михаэль Людерс. В лучшем случае переходный период будет длиться примерно два года. За это время различным силам – а это исламисты, салафиты, националисты (причем, каждые понимают демократию в соответствии с собственными политическими задачами) придется решить сложную задачу по установлению новой государственности.

Она отрабатывается в рамках ПНС, в который вошли, по разным данным, от 30 до 40 членов. Немецкие СМИ указывают, что члены ПНС отобраны с учетом их опыта и географического происхождения, с целью более широкого представления в совете интересов племен. Однако в этом органе представлены племена, живущие на востоке страны, поскольку он создавался в Аль-Байде, на родине Мустафы Мохаммеда Абделя Джалиля, лидера повстанцев, и где он долгие годы проработал судьей. По соображениям безопасности до сих пор обнародованы имена лишь 13 членов ПНС, в основном это юристы и профессора, их принадлежность к племенам не указывается.

При этом вполне очевидно, что, к примеру, Махмуд Джебриль Ибрагим аль-Верфали, бывший шеф Госплана Ливии и Комитета экономического развития, по происхождению выходец из восточных племен. Это вполне естественно. Согласно оценкам политического обозревателя ARD Штефана Бухена, в совет вошли в первую очередь лица, которые боролись в течение многих лет против Каддафи. Между тем, в ПНС есть бывшие и офицеры режима Каддафи, и исламисты. Насколько высока их доля и какова их племенная принадлежность в условиях секретности, касающейся персонального состава НПС, определить сложно. Немецкие эксперты отмечают полное или почти полное отсутствие представителей западных племен ввиду опасения в том, что в состав ПНС могли быть внедрены сторонники Каддафи.

С более высокой степенью вероятности можно говорить о религиозных предпочтениях ПНС. В западной печати упоминается, что здесь собраны и либералы, и радикалы, имеющие намерение создать государство с исламскими установками. ПНС рассматривается ими как инструмент примирения племен и как модель будущего правительства. Ближайшие задачи совета – создание комиссии по подготовке конституции (условный срок определен в 3 месяца), а затем планируются провести первые демократические выборы.

5. Актуальная сложность – сохраняющийся уровень насилия

Вряд ли названные сроки различных этапов продвижения к новому государству будут выдержаны, как, к примеру, это пытаются сделать в Египте, констатируют немецкие эксперты.

Причина сохраняющегося хаоса – наличие оружия на руках у населения. Наблюдателей ФРГ особенно удручает наличие на руках ливийских повстанцев не крови племенных врагов, а немецких штурмовых винтовок G36 при том, что Минэкономики ФРГ не давало разрешения на поставку этого оружия в Ливию. Происхождение винтовок, которые являются стандартным вооружением бундесвера, сомнений не вызывает: об этом свидетельствует клеймо изготовителя — фирмы Heckler & Koch в городе Оберндорф в федеральной земле Баден-Вюртемберг. По одной из версий, большая партия немецких винтовок — а это модель для спецподразделений G36 KV с укороченным стволом — оказалась у повстанцев во время штурма резиденции Каддафи в Триполи.

Как оружие вообще попало в Ливию, при том, что и Heckler & Koch, и Минэкономики ФРГ отказываются подтвердить причастность к поставкам, должна выяснять прокуратура, на чем настаивают представители пацифистского движения ФРГ и активисты партии зеленых. Дело пахнет крупным правительственным скандалом, связанным с незаконными поставками вооружений режиму Каддафи. Как заявил Юрген Гресслин, известный в ФРГ противник распространения оружия, лауреат Аахенской премии мира, нелегальные поставки немецких винтовок в Ливию вероятны благодаря двум каналам – через Грузию и через Мексику. Если это будет доказано, фирме Heckler & Koch предстоит сложное объяснение, не говоря о крупных штрафных санкциях. Перед немецким производителем вырастает перспектива быть обвиненной в гибели 50 тыс. человек – таково предварительное число жертв гражданской войны в Ливии.

В любом случае наличие оружия означает сохранение насилия после завершения разгрома сил, верных Каддафи. Особенно опасно и непредсказуемо поведение вооруженных детей. Известно, что на волне революционной эйфории сотни матерей в Бенгази учили своих детей стрелять, и тому есть подтверждения, среди которых обнародованные в программах SWR репортажи немецкого фоторепортера Урсулы Майсснер из Бенгази. Примечательно, что, ведя обучение, матери подчеркивали, с одной стороны, возрождение боевого духа, традиционно присущего восточным племенам, с другой стороны, равноправие женщин и детей, которое должно проявляться в доступе к оружию, что является одним из революционных завоеваний прежде угнетенных племен к востоку от Триполи.

Таким образом, понятия Равенства, Свободы, Равноправия повстанцы, в числе которых есть ощущающие чувство мести представители обездоленных племен, а также насаждающие подобные настроения боевики «Аль-Каиды», понимают весьма своеобразно.

6. Финансы ограбленных племен

Сегодня в числе основных споров в рамках ПНС – состояние замороженных в различных странах мира активов Каддафи. Диктатор, на каждом шагу клеймивший «проклятый мир капитала», оказывается, предпочитал хранить свои деньги (их оценивают, в пределах от 50 до 150 млрд долларов) именно там. Причем, более 30 млрд долларов в «гнезде проклятого капитала» — США.

ПНС разделился во мнениях. Часть его членов настаивает на немедленной передаче финансов в его руки. Однако ряд экспертов, зная о сформированной Каддафи коррупции, которую не одолеть никакими бомбардировками НАТО, сомневаются в целесообразности этого шага. Самое большее, на что они дают согласие, — поэтапные и не столь значительные транши при жестком контроле, в том числе и со стороны структур ООН.

«Финансовые ресурсы для реконструкции в Ливии на данный момент — наименее важная вещь», уверен Маркус Каим, эксперт по безопасности, руководитель исследовательской группы Berliner Stiftung Wissenschaft und Politik. Страна, процветающая по причине запасов нефти и газа, нуждается не в деньгах, а в возобновлении производства и в желании трудиться, значительно подорванном мародерством.

Иначе смотрит на это Хамади аль-Ауни, доцент кафедры политики и экономики в Свободном университете Берлина. По его мнению, идея вывода средств Каддафи назрела давно. Уже несколько недель ПНС мог бы использовать деньги: «Ливия страдает из-за отсутствия медицинского оборудования, медикаментов и квалифицированного персонала», указывает Хамади аль-Ауни, не акцентируя внимания ни на разгуле коррупции в Ливии, ни на интересе представителей радикальных исламистов в ПНС. Берлинский эксперт считает: размороженные средства нужны немедленно, они могли бы помочь нуждающемуся гражданскому населению.

Вместе с медикаментами Ливия нуждается в питьевой воде, прежде всего в Триполи и других крупных городах. Чтобы восстановить ее подачу, необходим срочный ремонт насосных станций, для чего требуются запчасти и другое оборудование. Эти пункты указаны в плане срочных мер по восстановлению Ливии, представленный на днях Совбезу генсеком ООН Пан Ги Муном. На проходившей 1 сентября с.г. в Париже конференции по нормализации ситуации в Ливии были отменены введенные Евросоюзом санкции в отношении 28 ливийский компаний. Была также разрешена доставка грузов в шесть ливийских портовых городов. Канцлер Ангела Меркель заявила 1 сентября с.г. в Берлине, что «Германия сделает заметный вклад», имея в виду два направления: актуальное (техническая помощь для возобновления и модернизации системы водоснабжения и другие первоочередные меры инженерной и строительной поддержки) и ближнесрочное (строительство демократических структур).

Новое правительство также получит допуск к источникам финансирования. В частности, Франция планирует разморозить счета режима Каддафи на общую сумму 1,5 млрд евро. Голландия готова проделать то же самое с замороженными активами в 2 млрд долларов.

Ливия – богатая страна, она не нуждается в государствах-донорах, подчеркнул только что назначенный послом Ливии в Берлин Али Массидна аль-Кутхани. Минимальную финансовую потребность страны он оценивает в 1 млрд евро, причем, закупленные на эти средства продукты и медикаменты следует доставить в Ливию в течение ближайших двух недель, иначе гуманитарная катастрофа неминуема. «У мира есть долг и ответственность предоставить нам эти деньги», подчеркнул он в интервью FTD, указывая, что речь идет не о безвозмездной помощи, а о замороженных в той же ФРГ активах Каддафи на сумму 7,3 млрд евро. Примечательно, что новый ливийский посол 25 лет прожил в Германии, работая кардиологом. Родом он из Тобрука, города на востоке страны, у ливийско-египетской границы, где обитает племя Абайдат.

По информации Барака Барфи, научного сотрудника New America Foundation в Вашингтоне, ключевые военные позиции как в руководстве ПНС, так и в рядах сражающихся повстанцев занимают выходцы из «могущественных кланов родом из Тобрука». Поскольку большинство членов ПНС из Киренаики, все их программы в значительной степени ориентированы на решение локальных, а не общенациональных проблем. Представители Триполитании в составе ПНС – это, в первую очередь, диссиденты, которые жили за рубежом на протяжении десятилетий. Представители ПНС признают, что некоторые члены совета «с западными корнями», но их личности с 27 февраля 2011 г. (дата создания ПНС) не раскрываются, указывает Барак Барфи.

ВЫВОДЫ

Первый. Актуальная ситуация подтверждает прежние выводы немецких экспертов о том, что в стране, лишенной государственных учреждений, проблемы решались лидерами избранных кланов. Прежде «все зависело от одной фигуры — самого Муамара Каддафи, а также представителей его клана», подчеркивает М.Людерс. Именно этот клан и был обладателем доходов, исчисляемых в пределах 130-150 млрд долларов, от продажи нефти – главного природного ресурса страны.

Второй. Сейчас представителям политических движений из различных регионов страны предстоит договориться о том, как справедливо поделить средства, полученные в результате продажи уже добытой нефти, и будущие дивиденды, которые гарантируют запасы ливийской нефти. Ясно, что понятие «справедливо» будет истолковываться тоскующими по нефтедолларам племенами на свой лад. Тем не менее, компромисс необходим. Если он не удастся, то Ливии грозят затяжные вооруженные конфликты и даже распад государства.

Третий. Власти Алжира недооценивают опасность двойственной политики. Вольно или невольно они могут способствовать экспорту дополнительного насилия, в том числе задействуя племена, враждебно настроенные к новой власти в Триполи. Межплеменная рознь может, таким образом, оказаться межгосударственной. Алжир играет с огнем, предупреждают немецкие аналитики.

Четвертый. Ливия испытывает эйфорию. Ее сценарий напоминает Афганистан времен поверженного Наджибуллы и Ирак после Саддама Хусейна. Не исключено, что Каддафи уготовлена такая же участь. Эйфория – это не только восторг по возможности омыть руки в крови врага, по традиции мусульман-радикалов, включая и «миролюбивые» племена на востоке и западе страны. Хаос в Ливии умножается, несмотря на то, что противостояния правительственных войск в последние дни не наблюдается. Остался последний оплот Каддафи Сирт, но часы его сочтены.

Пятый. По мнению немецких экспертов, счета Каддафи — деньги, которые принадлежит ливийцам. Ни немецкие, ни французские налогоплательщики не имеют права ими распоряжаться. «Совершенно законное требование – высвободить эти средства, поскольку Ливия сталкивается с огромными проблемами реконструкции», указывает Михаэль Людерс. Эти миллиарды выдаются ПНС, но «никто не гарантирует их поступление, потому что мы не имеем никакого контроля над тем, что происходит с этими деньгами». Получается, что Запад, размораживая счета и высылая средства ПНС, просто гарантирует себя от вероятных обвинений в том, что он может заработать на них.

 

Использованы данные сайтов Deutsche Welle, Deutschlandfunk, FTD, Tages-Anzeiger, African Energy, Petroleum Economist, IEA, Bloomberg, ВВС, ZEIT ONLINE, Qantara.de.

62.5MB | MySQL:101 | 0,470sec