Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (12-18 декабря 2011 года)

На минувшей неделе наиболее важные события в регионе происходили в Ираке, Сирии и Египте. 18 декабря территорию Ирака покинули последние подразделения вооруженных сил США. В Лиге арабских государств 17 декабря заявили, что Сирия должна до 21 декабря подписать протокол о направлении в страну арабских наблюдателей. В противном случае ЛАГ рассмотрит вопрос о направлении сирийского досье на рассмотрение Совета Безопасности ООН. Начиная с 16 декабря, в Каире происходили ожесточенные столкновения военных и полиции с участниками акций протеста, что привело к многочисленным жертвам.

Утором 18 декабря последние подразделения ВС США покинули территорию Ирака. Тем самым завершилось американское военное присутствие в стране, начавшееся в марте 2003 г. О завершении своей деятельности в Ираке заявила и учебная миссия НАТО, которая с 2004 г. участвовала в подготовке местных военнослужащих и полицейских. Офицеры миссии из стран НАТО и Украины покинут Ирак до 31 декабря.

Несмотря на прекращение военного присутствия, Ирак и США намерены продолжать тесное сотрудничество в политической, экономической и военной сферах, в деле борьбы с терроризмом. Это было подтверждено в ходе состоявшегося на прошедшей неделе официального визита в Вашингтон главы иракского правительства Н. аль-Малики.

Между тем обстановка в Ираке остается очень сложной. Не успел по-следний американский солдат покинуть пределы страны, как в Багдаде возник серьезный политический кризис: 17 декабря блок политических партий «Аль-Иракия» во главе с бывшим премьер-министром А. Алауи заявил о приостановке своей деятельности в парламенте «до особого уведомления». Руководство блока обвинило главу правительства Н. аль-Малики в «узурпации власти», монополизации права на принятие ответственных решений, отказе от ранее данных обещаний и т. п. Руководство блока также заявляет, что следующим шагом может стать отставка семи министров «Аль-Иракии», входящих в состав коалиционного правительства во главе с Н. аль-Малики.

Напряженная обстановка сохраняется в Сирии. Вооруженные оппозиционные группировки усиливают свою активность, совершая в различных районах страны нападения на подразделения правительственной армии и сил безопасности. Последние же проводят операции против боевиков. На минувшей неделе оппозиция активизировала и не военные акции протеста. Крупнейшая из них состоялась 16 декабря в Хомсе. Также протестные демонстрации прошли в Хаме, Дейр-эз-Зоре, Деръа и в окрестностях Дамаска. Оппозиционный Сирийский национальный совет провел 16-17 декабря в Тунисе свою очередную конференцию, участники которой вновь обсуждали вопросы достижения единства в оппозиционной среде. Власти, со своей стороны, продолжают организовывать в различных сирийских городах массовые манифестации в поддержку политики правительства. 12 декабря в рамках курса на политические и административные реформы в Сирии прошли выборы в местные органы власти: на 17586 мест в провинциальных городских и сельских советах претендовали 42889 кандидатов. Оппозиция в ряде мест пыталась сорвать голосование.

Не снижается международная активность вокруг Сирии. Спецкомиссия ЛАГ по Сирии (Алжир, Египет, Катар, Оман и Судан) 17 декабря заявила, что Дамаск должен до 21 декабря подписать протокол о направлении в страну арабских наблюдателей. В противном случае будет рассмотрена возможность направления сирийского досье в Совбез ООН. В то же время арабы выступают против иностранного военного вмешательства в Сирии. Россия 15 декабря предложила в Совбезе ООН проект резолюции по Сирии, в котором содержится призыв к началу политического процесса, возглавляемого сирийцами, к прекращению насилия — как со стороны правительства, так и со стороны оппозиции, выражается поддержка инициативе ЛАГ по политическому урегулированию в САР. Документ четко констатирует недопустимость трактовки положений резолюции как сигнала к внешнему вмешательству в сирийские дела. Западные державы в целом позитивно оценили инициативу РФ, однако отметили необходимость принятия санкций против сирийского руководства. Особо жесткую позицию в отношении российского проекта заняла Франция. Начал свою посредническую миссию в Сирии Ирак. Представители главы иракского правительства Н. аль-Малики провели 17 декабря в Дамаске переговоры с президентом САР Б. Асадом. Иракцы охарактеризовали их как «позитивные». В то же время премьер-министр Турции Р. Т. Эрдоган заявил 17 декабря, что Б. Асад «не в состоянии управлять страной».

На пошедшей неделе вновь обострилась обстановка в столице Египта – Каире. Начиная с 16 декабря, в центральной части города происходят масштабные столкновения военных и полиции с участниками акций протеста, которые требуют немедленной отставки премьер-министра страны К. аль-Ганзури. Наиболее масштабные столкновения имели место вблизи комплекса правительственных зданий, на площади Ат-Тахрир и прилегающих к ней улицах. В ходе столкновений погибли 11 и получили ранения свыше 450 человек. К вечеру 18 декабря столкновения стали носить более ограниченный характер. Армии и силам безопасности удалось установить контроль над большей частью районов беспорядков.

14 декабря в Египте прошел второй тур парламентских выборов. Голосовали избиратели еще девяти провинций. На выборах отмечено большое число нарушений, в числе которых и агитация на участках во время голосования и не открывшиеся по ряду причин участки. В Гизе было закрыто шесть участков после того, как там были отмечены нападки на судей, наблюдающих за ходом голосования. Кое-где вспыхнули беспорядки.

На минувшей неделе во втором по величине городе Ливии – Бенгази проходили массовые акции протеста против «непрозрачной деятельности» правящего в стране Переходного национального совета (ПНС). Как известно, сформированный в ноябре новый состав ПНС до сих пор не обнародовал список лиц, вошедших в этот орган, не наблюдается гласности и в его повседневной деятельности. В ответ на протесты глава ПНС М. А. Джалиль обещал больше открытости в работе Совета. В ряде мест продолжаются вооруженные стычки между различными группировками «революционеров». В этих условиях власти пытаются как можно скорее восстановить регулярную армию и правоохранительные органы, создать в стране новую систему обеспечения безопасности. Также ПНС обнародовал планы по децентрализации Ливии: в Бенгази намечено разместить министерства экономического блока, в Мисурате — министерство финансов, в Дерне – министерство культуры.

16 декабря Совет Безопасности ООН снял санкции с Центрального банка Ливии, а США отменили большинство экономических санкций в от-ношении этой страны. Всего было разблокировано до 40 млрд долларов ливийских активов, однако большая часть из замороженных Совбезом ООН 150 млрд долларов все еще остается недоступной ливийским властям. Ливия и Италии 14 декабря восстановили действие Договора о дружбе и сотрудничестве, заключенного в 2008 г. при режиме М. Каддафи. Италия увеличила с 300 до 600 млн долларов сумму, которая будет передана на нужды Ливии из замороженных ливийских фондов, а М. А. Джалиль подтвердил льготные условия для работы итальянских компаний в стране с сохранением всех ранее заключенных контрактов. 17 декабря Триполи посетил глава Пентагона Л. Панетта, подтвердивший неизменность поддержки Вашингтоном новых властей Ливии. Л. Панетта также заявил, что Ливии предстоит пройти длительный и трудный путь, прежде чем страна станет успешно развиваться. На минувшей неделе Ливию посетил и глава МИД Франции А. Жюппе, заявивший, что в ближайшее время Париж разморозит ливийские активы на 230 млн евро.

Канада 15 декабря завершила вывод своих боевых подразделений (1,5 тыс. человек) из Афганистана.

Министр обороны США Л. Панетта, посетивший 14 декабря Кабул, заявил, что в военном противостоянии с талибами достигнут определенный успех, но, «безусловно, что миссия далека от завершения». После встречи с главой Пентагона президент Афганистана Х. Карзай заявил, что в Кабуле не желают, чтобы афганская территория использовалась американцами для враждебных действий против Ирана, с которым Афганистан поддерживает и будет поддерживать дружеские отношения.

В то же время Л. Панетта сообщил, что программа слежения за Ира-ном при помощи беспилотных летательных аппаратов будет продолжена, чему не помешает недавняя потеря над иранской территорией БПЛА RQ-170 Sentinel. Причем Иран отказался вернуть этот аппарат США.

15 декабря в Тегеране объявили о завершении перевода национальных ядерных объектов под землю, включая центрифуги для обогащения урана. Сейчас иранцы считают, что уязвимость их «ядерной сферы достигла минимального уровня. И если этого потребуют обстоятельства, то объекты по обогащению урана будут размещены в более безопасных местах».

14 декабря Саудовскую Аравию посетил глава министерства информации (разведки) Ирана Х. Мослехи, где провел переговоры с наследным принцем Наифом. Визит состоялся по инициативе Тегерана. Целью миссии Н. Мослехи была нормализация отношений с КСА после того как в октябре США объявили о раскрытии предполагаемого иранского заговора с целью убить саудовского посла в Вашингтоне. Иранский министр также обсудил ситуацию в Сирии и Бахрейне. Министры нефти Ирана и КСА провели на минувшей неделе переговоры в Вене. По их итогам было заявлено, что Саудовская Аравия не будет стремиться занять иранский сегмент нефтяного рынка в случае введения новых санкций против ИРИ.

В Израиле объявлено о создании нового отдельного специального командования для проведения «дальних операций». Его возглавит бывший командир элитного спецназа «Сайярет маткаль» генерал Ш. Авиталь, который будет подчиняться непосредственно начальнику генштаба израильских ВС генералу Б. Ганцу. По словам министра обороны страны Э. Барака, «объединенные силы специальных операций» ориентированы на выполнение многоплановых задач «далеко за пределами Израиля». В частности, командование будет проводить операции против терроризма, контрабанды и распространения ОМП и др. на территории враждебных государств, под которыми, в первую очередь, подразумеваются Иран и регион Африканского Рога.

Премьер-министр Пакистана Ю. Р. Гилани заявил, что США должны уважать суверенитет его страны, если они хотят и дальше поддерживать двусторонние связи. Гилани призвал Вашингтон заверить его в том, что Пакистан в будущем никогда не подвергнется нападению со стороны сил НАТО. Преодоление текущей напряжённости в американо-пакистанских отношениях имеет решающее значение для того, чтобы обеспечить долговременный успех в Афганистане, считает глава Пентагона Л. Панетта.

16 декабря в столице Йемена Сане и 18 других городах прошли многотысячные демонстрации с требованием отмены судебного иммунитета для президента республики А. А. Салеха. Вместе с тем, наблюдаются признаки начала стабилизации обстановки в Сане – 17 декабря в городе начали ликвидировать блокпосты и снимать заграждения вокруг правительственных зданий, из столицы выводятся войска противников и сторонников А. А. Салеха. МВД Йемена распорядилось освободить из тюрем всех лиц (до 1400 человек), задержанных в ходе пресечения антиправительственных выступлений.

В Бахрейне шиитская оппозиция с 15 декабря вновь проводит массо-вые акции протеста против правящего в стране шиитского монархического режима. Для разгона демонстрантов полиция применила шумовые гранаты и слезоточивый газ.

12 декабря депутаты Национальной учредительной ассамблеи Туниса избрали временным президентом страны главу левоцентристской партии «Конгресс за Республику» М. аль-Марзуки.

В Кувейте 13декабря было сформировано новое правительство во главе с шейхом Дж. ас-Сабахом. Как и прежде, большинство министерских постов заняли представители правящей династии ас-Сабахов.

Приложение

О премьер-министре Ирака Нури аль-Малики

Премьер-министр Ирака, лидер политической коалиции «Государство закона» и генеральный секретарь умеренной шиитской исламистской партии «Ад-Даава аль-Исламий» («Исламский призыв», далее «Ад-Даава») Нури аль-Малики на сегодняшний день по праву считается главной фигурой на иракской политической арене.

Н. аль-Малики родился в 1950 г. в обеспеченной шиитской семье, имеет университетское образование. Еще в школьные годы он вступает в партию «Ад-Даава», после запрета которой в 1979 г. эмигрирует, проживая то в Иране, то в Сирии. В 1990 г., находясь в Сирии, Н. аль-Малики возглавил специальный партийный орган «Офис джихада», который занимался подготовкой и отправкой в Ирак боевиков для проведения политических покушений и терактов. Некоторые биографы премьер-министра утверждают, что аль-Малики неоднократно лично нелегально посещал Ирак, а в конце 2002 г. тайно вернулся на родину. В Сирии аль-Малики также отвечал за выпуск партийной газеты «Аль-Маукыф» («Обстановка»). К моменту свержения режима С. Хусейна в 2003 г. он был одним из лидеров «Ад-Даава», членом политбюро этой партии. Но в целом аль-Малики в то время не относился к числу видных деятелей иракской оппозиции.

В новом Ираке политическая карьера Н. аль-Малики получила быстрое развитие. В 2003 г. он становится заместителем председателя Комитета по дебаасификации – структуры, который занималась чисткой органов власти, армии и полиции от сторонников бывшей правящей партии Баас, причем это были главным образом сунниты. В 2005 г. аль-Малики избирается во временную Национальную ассамблею Ирака, где занимает пост председателя комитета по обороне и внутренней безопасности, активно участвует в создании новой иракской конституции в качестве главного представителя шиитских партий. Здесь он зарекомендовал себя как жесткий переговорщик.

Весной 2006 г. стало ясно, что премьер-министр И. аль-Джаафари и его кабинет не справляются с ситуацией в стране. И тогда шиитский Объединенный иракский альянс выдвинул на пост главы правительства Н. аль-Малики. Он был утвержден на этой должности в мае 2006 г., а через год сменил И. аль-Джаафари на посту генерального секретаря партии «Ад-Даава». Кандидатуру Н. аль-Малики поддержали ведущие курдские и многие суннитские политики. Были удовлетворены кандидатурой нового иракского премьера и США, многие даже рассматривали это назначение как личный успех тогдашнего американского посла в Багдаде З. Халилзада. Однако Н. аль-Малики постоянно подчеркивает, что «является другом, а не ставленником США». И, как показывает длительная практика его нахождения на высшем государственном посту, аль-Малики никогда не был «человеком Вашингтона».

Н. аль-Малики возглавил правительство в сложнейший для нового Ирака период. В стране повсеместно и активно действовали повстанческие и террористические группировки различной ориентации, в то время как армия и полиция только создавались. Поэтому основную роль в борьбе с противниками режима играли войска США и их союзников. Острые противоречия разделяли иракское общество по национальному и конфессиональному признакам. Очень тяжелой была экономическая и социальная ситуация. В этих условиях правительство аль-Малики в качестве приоритетных задач выдвинуло стабилизацию обстановки в Ираке, преодоление межнациональных и межрелигиозных противоречий, создание эффективных силовых структур, разоружение неправительственных вооруженных формирований, начало диалога с суннитскими повстанцами. Практическая реализация провозглашенных задач оказалось делом чрезвычайно трудным и сложным. И, фактически, до сегодняшнего дня эти задачи все еще до конца не решены.

В 2007 г. командование ВС США сумело договориться с большей частью суннитских повстанцев, переориентировав их на борьбу против боевиков «Аль-Каиды». Правительство аль-Малики настороженно отнеслось к этому, увидев в суннитских отрядах «сахва» силу, способную противостоять шиитскому руководству. В 2008 г. было достигнуто перемирие между властями и «Армией Махди» — крупнейшей вооруженной организацией, подчинявшейся лидеру радикальных шиитов М. ас-Садру. Вскоре «Армия Махди» была распущена. Все это значительно улучшило ситуацию в сфере безопасности, однако до настоящего времени она все еще остается нестабильной.

Н. аль-Малики всячески стремится упрочить свои позиции на вершине власти, стать бесспорным общенациональным лидером. В 2009 г. на выборах в местные органы власти его сторонники победили в большинстве провинций. Перед парламентским выборами 2010 г. аль-Малики создал собственную коалицию, получившую название «Государство закона». В нее вошли до 40 политических партий и движений, как шиитских, так и суннитских, а также христианских и курдских. Но все же основу нового блока составили шиитские партии. Главной причиной выхода аль-Малики и его сторонников из шиитского альянса ряд экспертов увидел в том, что они, в отличие от радикальных шиитских политиков, выступают за построение в Ираке политической системы в большей степени основанной на секуляризме. Однако на вы-борах в марте 2010 г. блок аль-Малики не смог одержать победу, заняв второе место и получив 89 из 325 депутатских мандатов. Первую позицию (91 мандат) занял оппозиционный блок «Аль-Иракия» во главе с бывшим премьер-министром А. Алауи. Причиной неуспеха стало недовольство иракцев политикой властей, особенно в социально-экономической сфере. Но главное заключалось в том, что аль-Малики воспринимался в стране не как общеиракский лидер, а «скорее как представитель шиитского большинства». Переговоры по созданию нового правительства были очень трудными и длительными. Н. аль-Малики энергично и жестко боролся за право сохранить за собой пост премьер-министра. В итоге ему удалось переиграть своих соперников и в декабре 2010 г. повторно занять кресло главы кабинета министров. Вместе с тем, не имея большинства в парламенте, аль-Малики вынужден блокироваться с другими политическими силами, главным образом шиитскими, в частности, с радикалами М. ас-Садра. Это, несомненно, демонстрирует относительную слабость его внутриполитических позиций. В преддверии ухода войск США из Ирака аль-Малики предпринял жесткие шаги превентивного характера с целью укрепления своего положения и ослабления потенциальных противников, главным образом в суннитской среде.

События «арабской весны» не слишком сильно затронули Ирак. Тем не менее, правительство было вынуждено принять ряд срочных мер по улучшению ситуации в стране, выделив значительные средства на различные социальные программы.

В политике Н. аль-Малики четко просматривается линия на противо-действие сепаратизму и регионализму, на возрождение в Ираке сильного централизованного государства, в котором «каждый, даже самый маленький кусочек иракской территории должен управляться центральным правительством». Зачастую в стиле руководства аль-Малики просматриваются авторитарные тенденции. Многие в стране считают, что, концентрируя власть в своих руках, аль-Малики «создает реальную опасность для демократических процессов в Ираке». Так, лидер иракских курдов М. Барзани обвинил его в «диктаторских замашках». Н. аль-Малики, как верховный главнокомандующий ВС четко проводит линию на обеспечение единоличного контроля над армией и другими силовыми структурами, назначает на ключевые должности в них лично преданных ему людей и членов партии «Ад-Даава».

В сфере внешней политики Н. аль-Малики придерживается курса на упрочение международных и региональных позиций Ирака. Понимая долгосрочный характер зависимости страны от США, он выступает за сохранение политических экономических и военных связей с Соединенными Штатами, но без «прямого американского присутствия и влияния в своей стране», подчеркивая при необходимости свою независимость от Вашингтона. В 2008 г. Ирак и США подписали соглашение, по которому американские войска в декабре 2011 г. покинули Ирак. Причем аль-Малики, учитывая негативное отношение большинства иракцев к военному присутствию США, не пошел на его продление, хотя бы и в усеченном виде, на чем настаивали американцы. Не является аль-Малики и человеком, «зависящим от Ирана». Те же американцы называют его «арабом и националистом, прежде всего». Независимую позицию занимает правительство аль-Малики в отношении событий в Сирии. Багдад не поддержал арабские санкции в отношении Дамаска, стремится активно посредничать в урегулировании кризиса в соседней стране. В 2009 г. Н. аль-Малики посетил с визитом Россию, подчеркнув, что Ирак «решительно настроен на плодотворное сотрудничество» с нашей страной «во всех сферах».

Сумев удержаться у власти в сложнейших условиях современного Ирака, Н. аль-Малики показал себя как сильный и умелый политик. В феврале 2011 г. он объявил, что не будет стремиться оставаться на посту главы правительства на третий срок после окончания нынешнего мандата в 2014 г.

40.13MB | MySQL:91 | 1,093sec