Cирийская миссия ЛАГ: мнения немецких экспертов

Двухнедельная миссия наблюдателей от Лиги арабских государств, направленная в Сирию, завершилась в Дамаске новой кровавой драмой, которую правительство Германии оценивает как тревожный сигнал. Федеральный кабмин заявил, что «самым решительным образом» осудил недавний теракт в Дамаске, и выразил соболезнования близким погибших. Напомним: в результате теракта-самоубийства в Дамаске 6 января с.г. после традиционной пятничной молитвы погибли, по официальным данным, 26 человек, 63 были ранены. Правительство Сирии возлагает ответственность за случившееся на исламистов, однако оппозиция считает, что произошедший теракт — дело рук режима Асада.

Насилие в Сирии прекратится «только тогда, когда сирийский режим наконец выполнит в полной мере свои обязательства в рамках договоренностей с Лигой арабских государств», — заявило Министерство иностранных дел ФРГ 7 января. В этой связи уместно подробнее рассмотреть ход миссии наблюдателей, список которых утвержден главами внешнеполитических ведомств стран, входящих в Лигу арабских государств.

Мировое общественное мнение пребывает в сомнении, действительно ли миссия наблюдателей в Сирии, предпринятая Лигой арабских государств, проходит (или продолжится) успешно, и насколько расширит она представления об истинном масштабе насилия, которое режим Асада ужесточает против собственного народа. В числе сомневающихся — широкий круг: лидеры государств, политики, эксперты, комментаторы СМИ. Пока что в Каире ЛАГ приняла решение об увеличении числа наблюдателей в Сирии и вновь призвала власти в Дамаске немедленно прекратить насилие.

Как изменит мнение ЛАГ очередная мера по увеличению численности наблюдателей в Сирии со 165 представителей лиги, которых и без того критикуют за бездеятельность, никто не знает. Как требование глав арабских внешнеполитических ведомств по привлечению в качестве консультантов экспертов ООН изменит общую картину, никто не представляет. Известно точно, что за две недели пребывания в Сирии наблюдателей ЛАГ число жертв в стране возросло на 450 человек. Только в городе Хомсе солдаты правительственных войск, включая снайперов, убили семь человек. Общее число жертв после начала массовых акций протеста в Сирии десять месяцев назад, по данным ООН, составило от 5 до 6 тыс. человек.

«Взгляд наблюдателей в пустоту», «Фарс или средство давления?», «Надо умудриться не замечать насилия», «Миссия в начале процесса или уже потерпела неудачу?» — подобными заголовками пестрят немецкие СМИ. Комментаторы дают жесткие оценки миссии ЛАГ. Вероятно, все дело в личности главы миссии, высказывает предположение политобозреватель Зубертус Эккер. Он напоминает о том, что генерал Мустафа Мухаммед Ахмед аль-Даби с 1999 г. был в Дарфуре личным представителем президента Омара аль-Башира, который сейчас находится в розыске за военные преступления в Дарфуре и на имя которого выдан международный ордер на арест. Уже один этот факт говорит о том, как генерал представляет ситуацию с правами человека. Во время визита в Хомс, город, являющийся одним из оплотов оппозиции, он не увидел «ничего тревожного». Просто ему, как он выразился, нужно больше времени для изучения ситуации, но пока «не о чем беспокоиться». Он заявил это, несмотря на то, что его компьютерный архив буквально трещит от обилия видеоклипов, которые передали в адрес миссии наблюдателей многочисленные оппозиционеры, активисты различных местных координационных комитетов.

Протестное движение в Сирии на подъеме, и режим отстреливает его участников руками снайперов. Данные факты подтверждаются видеороликами, на которых отчетливо видно: облаченные в оранжевые жилеты инспекторы Лиги в Деръа видят на крышах снайперов. Сколько мирных демонстрантов должно погибнуть, чтобы наблюдатели ЛАГ смогли заметить продолжающиеся жертвы? В Ливии 6 млн жителей, в Сирии 23 млн. Однако в Ливии противостояние повстанцев и сторонников режима обозначено четкими зонами влияния. В Сирии же оппозиционеры и защитники режима живут бок о бок в густонаселенных районах. И невозможно вообразить, как может вырасти число жертв, если все пойдет по ливийскому сценарию. Это будет гораздо страшнее, чем в Ливии, констатируют немецкие эксперты.

Однако наблюдатели ЛАГ практически ничего не сделали, чтобы предотвратить трагическое развитие событий. Они не совершили даже первого шага, каким могло бы стать создание буферных зон, пусть не для защиты мирного населения, но хотя бы для видимости таковой. Наблюдатели фактически уравняли власти Дамаска и вооруженную оппозицию, потребовав от обеих сторон «немедленно прекратить насилие». Инспекторы ЛАГ — актеры в грязной политической игре, которая граничит с безумием, квалифицирует ситуацию З. Эккер.

Свое веское слово мог бы сказать Совет Безопасности ООН. Однако он продолжает хранить молчание по поводу событий в Сирии. Западные страны — члены Совбеза долгое время пытаются принять резолюцию, осуждающую президента Сирии Башара Асада, однако Россия и Китай блокируют любую официальную критику в адрес своего союзника. 10 января Совбез ООН вновь обсудил ситуацию в Сирии, однако дипломатические источники отмечают, что Запад и Россия по-прежнему далеки от единодушия.

Лига арабских государств не способна сказать ничего утешительного после теракта в Дамаске. Проведенные 8 января консультации представителей входящих в организацию стран, в ходе которых обсуждались чисто номинальные результаты работы наблюдательной миссии, не принесли кардинальных решений.

Безрезультативность наблюдателей — закономерный процесс, подчеркивает Рупрехт Поленц, руководитель парламентского комитета по внешней политике, известный в ФРГ ближневосточный эксперт. Лига арабских государств стоит перед дилеммой. С одной стороны, она хочет получить от правительств арабских стран все больше инструментов, пресекающих кровопролитие и жестокость президента Асада; с другой стороны, она не может решить, как воспринимать миссию наблюдателей, действующих таким образом, что у большинства создается впечатление — они не желают видеть очевидные факты, подрывая кредит доверия к ЛАГ. То есть то ли задача миссии не разработана достаточно четко, то ли наблюдатели изначально сориентированы определенным образом. Кем и почему? При этом очевидно, что положение в Сирии, которое они могли бы прояснить ввиду отсутствия в стране независимых СМИ, так и остается невыясненным. Это может быть выгодно только одной стороне — режиму Башара Асада. Получается, что наблюдатели действуют в русле сценария Асада, тогда как изначально определялось, что они — представители ЛАГ, причем действующие независимо. Миссия наблюдателей превращается, таким образом, в фиговый листок, который прикрывает режим Асада.

ЛАГ теряет свой авторитет в арабском мире. Изменение численности наблюдателей и пролонгирование работы миссии, добившейся слабых результатов, грозит полной потерей доверия к организации, которая еще недавно демонстрировала свое единство и решительность, считает Р. Поленц. Перед сложным выбором стоит и Асад. Как может сложиться ситуация, если он вновь пустит в страну группу наблюдателей, на этот раз с экспертами ООН в области прав человека? В любом случае, он не совсем отчетливо осознает, что не только идет против сирийского народа, но и снова бросает вызов мировой общественности. В таком случае «я очень скептически отношусь к тому, что таким образом можно положить конец кровопролитию», указывает немецкий эксперт.

Немецкие аналитики констатируют: дальнейшие действия Лиги арабских государств, вполне вероятно, тоже могут не повлечь за собой никаких существенных изменений для сирийского режима. ЛАГ объединяет монархии и постреволюционные государства, нефтяных олигархов и беднейшие государства мира, страны, настроенные на реформирование политической и экономической жизни, и консервативные режимы. Союз подобных государств изначально исключает возможность говорить на одном языке, хотя, по иронии судьбы, этот язык существует — арабский. C этим обстоятельством связан ряд противоречивых действий ЛАГ. Так, 16 декабря 2011 г. Лига арабских государств, временно исключившая Дамаск из своих рядов за жестокое подавление демонстраций, выступила с критикой в адрес организаторов массовых протестов.

Поэтому в ряде стран арабского мира сохраняется недоверие к ЛАГ. Декларируя единую тактику по отношению к действиям президента Асада, многие страны ЛАГ поддерживают его. Этот факт и отражает миссия наблюдателей. В данном контексте следует воспринимать заявление премьер-министра Катара шейха Хамад Бин Джасем аль-Тани, курирующего миссию ЛАГ в Сирии, на встрече с Генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном. Шейх признал наличие в ее работе «ошибок», добавив, что ЛАГ впервые занимается «незнакомым делом».

Комментируя это заявление, политический обозреватель Габриэлла Келлер недоумевает: кто кого вводит в заблуждение: Сирия — Лигу арабских государств или Лига арабских государств — весь мир?

Юрген Тодерхофер, известный в ФРГ автор серии книг о развитии арабского мира, подтверждает: «Мы действительно наблюдаем здесь ситуацию, которая сильно напоминает гражданскую войну». Сбор фактов в Сирии — весьма непростое занятие, подчеркивает он, отмечая, что «более половины сообщений о событиях в стране, которые предоставляются официальными источниками и оппозицией, являются ложными». Юрген Тодерхофер убедился в этом, собирая и перепроверяя факты в течение четырех недель пребывания в Сирии. «Это означает, что мы постоянно обладаем неточной информацией, ее попросту изобретают». Миссия наблюдателей как раз и была направлена на то, чтобы получить объективную информацию. Оппозиция в Сирии многолика. Тодерхофер в Сирии получил убедительные свидетельства того, как представители вооруженных оппозиционных группировок убивали гражданских лиц, перекладывая вину на сирийские войска. «Я не знаю, какие силы совершают большее число преступлений», признается автор многочисленных исследований. С такой же долей сомнений он относится к числу жертв, которые указаны в отчетах активистов оппозиции.

Причем оппозиция, имеющая разные зарубежные крылья — в Париже, Стамбуле, Тунисе, — на деле не структурирована, не объединена идейно, констатирует эксперт Гидо Штайнберг из берлинского исследовательского центра Stiftung Wissenschaft und Politik (SWP). В целом мы видим «стихийно созданное народное восстание в знак протеста против злоупотреблений со стороны сил безопасности, против жестокого подавления любых усилий простых людей». Не имеющая ясных задач и целей, действующая в основном на периферии и в меньшей степени в Дамаске и Алеппо, она представляет разрозненные небольшие группы. Единственное, что их роднит, — амбиции, уверенность в том, что именно они — подлинные выразители народных чаяний, говорит Гидо Штайнберг.

Действительно, каждая из противоборствующих сторон фактически выступает с одними и теми же призывами. «Народ хочет», но кто стоит за словом «народ», понятно далеко не всегда, подтверждает Фолькер Пертес, директор SWP. Чаще всего — деструктивные силы, указывает Гернот Эрлер, бывший госсекретарь федерального МИДа, видный политик от социал-демократов. Но ужаснее всего то, что ни сам президент Башар Асад, ни оппозиция, включая такие структуры, как «Аль-Каида», другие исламистские террористические группировки, не заинтересованы в стабилизации обстановки. Они следуют собственным представлениям о национальных интересах, и зачастую это не имеет ничего общего с заботой о благе народа Сирии.

Действия ЛАГ по формированию сирийской миссии контрпродуктивны, указывает Франциска Брантнер, депутат от «зеленых» в Европарламенте, эксперт по внешнеполитическим вопросам. Весьма неудачна витрина миссии, каковой является персона генерала аль-Даби — «одного из самых коррумпированных людей в Судане». Поэтому изначально возникает сомнение в легитимности группы наблюдателей. «У меня создается впечатление, что группа наблюдателей получила в Сирии ту информацию, которую ожидала получить при подобном шефе миссии». Фактически происходит проверка ЛАГ на прочность — можно ли ее деятельность воспринимать всерьез, подчеркивает Франциска Брантнер.

Выводы

Первый. То, что 165 наблюдателей от ЛАГ не смогли убедить президента Башара Асада остановить кровопролитие, германские аналитики рассматривают как признак отсутствия политической воли у посланников и их неспособность разрешить ситуацию дипломатическими методами, а также как свидетельство того, что мнение лидеров арабских государств для сирийского режима совершенно не авторитетно. Скорее всего, эти усилия ничего народу страны не принесут, констатирует Рупрехт Поленц. Вся деятельность миссии наблюдателей от ЛАГ — «не более чем фиговый листок для режима Сирии».

Второй. Габриэлла Келлер высказывает предположение: возможно, миссия является маневром, который ЛАГ предпринимает, чтобы подчеркнуть свое значение в арабском мире. Если это так, то маневр неуклюжий, результат печальный. Пополнение рядов наблюдателей экспертами ООН вряд ли способно вернуть ЛАГ утрачиваемый авторитет.

Третий. Истинная картина происходящего в Сирии вместе с миссией наблюдателей не прояснилась. Режим Асада и оппозиция представляют разноречивые сведения о масштабе взаимного насилия, перепроверить которые по-прежнему нет возможности. Ввиду «специфического состава» наблюдателей, сориентировавших руководство миссии на заданное восприятие происходящего, с ее стороны не прозвучало осуждения действий официального Дамаска. Оппозиция, как в стране, так и за ее пределами, разобщена и действует неэффективно.

Четвертый. «Особенно печально воспринимаются действия Асада, который, по моему впечатлению, действует по давно выбранной им схеме: один шаг вперед и два назад. Поэтому он допустил в страну наблюдателей от Лиги арабских государств, но одновременно вносит сомнения в ее работу: дескать, миссия — часть международного заговора, сговор с мировым капиталом или с радикальными исламистами», отмечает Гернот Эрлер.

Использованы данные сайтов DW-WORLD.DE, Qantara.de, WELT ONLINE, Deutschlandradio.

41.23MB | MySQL:87 | 0,948sec