Результаты парламентских выборов в Египте и коптская община

В субботу, 21 января, были обнародованы результаты состоявшихся в Египте парламентских выборов. Это событие представляет собой важнейшую веху на новом этапе развития страны. По итогам голосования будет сформирована нижняя палата парламента, а вскоре и специальная комиссия, которая будет работать над текстом новой египетской конституции. Символично, что оглашение результатов было проведено буквально за несколько дней до 25 января, годовщины начала волнений в Египте, приведших к свержению Хосни Мубарака и последующим переменам, окончательный эффект которых еще только предстоит осознать.

Выборы в Народную ассамблею, нижнюю палату египетского парламента, принесли безоговорочную победу исламистам. По заявлению избирательной комиссии, Партия свободы и справедливости, созданная в феврале 2011 г. движением «Братья-мусульмане», получила 47% голосов. При этом на втором месте, с результатом в 24%, оказалась ультра-консервативная исламистская партия «Ан-Нур»[i]. Таким образом, исламисты разной степени радикальности заняли почти 3/4 мест в египетском парламенте, и именно они будут определять дальнейший путь развития страны и создавать ее законы, включая новую конституцию. Между двумя лидирующими партиями существуют идеологические разногласия относительно интенсивности грядущих преобразований и относительно уровня их «исламского» наполнения. Однако по большому счету противоречия между ними не являются глубинными и располагаются скорее в области риторики. В частности, представители «Ан-Нур» открыто заявляли о своем намерении ввести строгие нормы шариата в египетское законодательство. В отличие от них, «Братья-мусульмане» говорили о том, что не намерены насильно вводить исламские нормы в повседневную жизнь египтян[ii]. Тем не менее есть основания предполагать, что предвыборная «мягкость» высказываний «братьев» может со временем смениться на более конкретные политические инициативы, сближающие это движение с салафитами из «Ан-Нур». Ведь позиция «Братьев-мусульман» берет свое начало в идеях основателя движения, Хасана аль-Банны, который писал о том, что «ислам – это всеобъемлющая концепция, регулирующая все стороны жизни»[iii]. На основании его идей был сформирован лозунг движения «Бог – это наша цель, пророк – наш лидер, Коран – наша конституция, джихад – наше средство, смерть во имя Бога – наше величайшее стремление»[iv]. Сумев сохраниться в качестве популярной и влиятельной политической силы на протяжении долгих десятилетий запрета, «братья» остаются привержены тем идеалам, которые проповедовал Хасан аль Банна.

Подтверждением этому могут служить слова Мухаммеда Бади, являющегося с января 2010 г. лидером организации. В своем последнем выступлении в 2011 г. Бади заявил, что «мы приблизились к реализации великой цели, обозначенной нашим основателем Хасаном аль-Банной, которая заключается в установлении справедливой системы правления со всеми ее институтами и правительством, а затем – установлении халифата и главенства во всем мире»[v]. Стоит отметить, что идея о мировом господстве, установлении и распространении халифата занимала важное место в идеологии как Хасана аль-Банны, так и другого ключевого идеолога «братьев» – Сейида Кутба.

Не рассматривая пока идею главной политической силы Египта о необходимости создания всемирного халифата в ее глобальном измерении, проследим за развитием событий в самом Египте и посмотрим, как убедительная победа исламистских партий может отразиться на жизни египетских христиан, составляющих 10% населения страны[vi].

Получившая четверть мест в нижней палате парламента салафистская партия «Ан-Нур» не раз открыто высказывалась о том, что копты являются гражданами второго сорта. Для того, чтобы юридически закрепить их приниженный статус, в своей предвыборной кампании «Ан-Нур» стала говорить о необходимости восстановить сбор с христиан джизии – подушного налога, взимаемого со всех немусульман[vii]. Введение специального налога для немусульман воспринимается в качестве естественного шага на пути нового египетского законодательства, всецело опирающегося на исламское право.

Идея о джизии была озвучена не только радикалами из партии «Ан-Нур», но и считающимися более умеренными «братьями». В сентябре 2011 г. разразился целый медиа-скандал в связи с высказываниями генерального секретаря Партии свободы и справедливости Саада аль-Кататни о том, что копты «сейчас» не будут платить джизию. Слово «сейчас» вызвало нешуточное беспокойство в коптской общине, в которой сделали логичный вывод о том, что тема возможного введения джизии в будущем обсуждается в руководстве «Братьев-мусульман»[viii].

Что касается вопросов безопасности коптской общины Египта, то, по крайней мере, в настоящее время положительной динамики в этом вопросе не наблюдается. После прошлогодних событий на площади Ат-Тахрир, объединивших представителей обеих конфессий и приведших к свержению Хосни Мубарака, в Египте говорили о том, что атаки на коптов и их церкви (в первую очередь стоит вспомнить о расстреле верующих в г. Наг Хаммади в январе 2010 г.) были результатом провокаций и подстрекательств со стороны режима Мубарака. В первое время после падения старой власти существовала надежда на то, что в новом, свободном Египте не будет место межконфессиональному противостоянию и кровопролитию. Однако 2011 г. продемонстрировал ровно противоположную картину. В марте в пригороде Каира Хильване была сожжена коптская церковь, затем произошло столкновение между христианами и мусульманами, жертвами которого стали 13 человек[ix]. Спустя два месяца события по тому же сценарию (поджог церкви и межконфессиональные столкновения) привели к гибели пяти человек в другом пригороде Каира, Имбабе[x]. Наиболее кровопролитное событие, связанное с коптской общиной, произошло в октябре, когда вслед за очередным нападением на церковь копты вышли на улицы Каира, протестуя против бездействия военных властей, не способных и не желающих защищать христиан. В результате подавления беспорядков было убито 24 копта[xi]. После октябрьских событий стало очевидно, что изоляция коптской общины все более усиливается. С одной стороны, нападения на церкви и их прихожан со стороны радикально настроенных мусульман (представители которых теперь заняли 3/4 нижней палаты египетского парламента) начинают носить систематический характер. С другой, временные военные власти не прикладывают должных усилий по защите находящегося в опасности конфессионального меньшинства. Напротив, они недолго думали, прежде чем применить силу для разгона коптской демонстрации.

Рубеж 2011 – 2012 гг. стал крайне важным временем в политической жизни Египта. Финальный этап предвыборной гонки и, наконец, долгие, проводившиеся в несколько этапов парламентские выборы накалили атмосферу в и без того неспокойном египетском обществе. В такое время острой политической борьбы обнажаются наиболее проблемные вопросы, усиливаются противоречия, возрастает напряжение.

Положение коптов стало в этой связи еще более уязвимым. В конце декабря беспорядки произошли в провинции Асьют в Верхнем Египте, где толпа сожгла три дома, принадлежащие христианским семьям. Причиной конфликта стало обвинение коптского студента в том, что он разместил на своей странице в сети Facebook картинки, высмеивающие ислам. Сначала мусульмане избили своего христианского одноклассника, а затем наиболее радикально настроенная группа сожгла его дом и еще два строения, принадлежащие христианам[xii].

Сразу несколько актов насилия в отношении коптов имели место 20 января, накануне официального объявления результатов парламентских выборов. В печально известном по событиям января 2010 г. Наг Хаммади толпа мусульман атаковала имущество местных коптов, поджигая их дома, разрушая магазины и выкрикивая лозунги «Аллах акбар!» По сообщению очевидцев, силы безопасности присутствовали при этом инциденте, однако предпочли не вмешиваться[xiii]. В тот же день в провинции Кальюбия к северу от Каира большая группа мусульман, состоящая как из представителей «братьев», так и сторонников салафитов, ворвалась во вновь построенную церковь и объявила о том, что ее нахождение на этом месте незаконно, и что у местных коптов нет права проводить в ней службы[xiv]. Показательно, что в этом последнем инциденте, мусульмане, выступающие против открытия церкви, не скрывали своей партийной принадлежности и выступали от лица«Братьев-мусульман».

События, разворачивающиеся вокруг коптской общины, численность которой составляет около 8 млн человек, вызывают серьезные опасения относительно возможности ее безопасной и благополучной жизни в новом Египте. Результаты парламентских выборов продемонстрировали, что из политической жизни страны христианская часть населения оказалась фактически исключена. Открытым остается вопрос, смогут ли и захотят ли новые исламские власти, которые с большой вероятностью сменят Военный совет Вооруженных сил в управлении страной, обеспечивать безопасность и гарантировать коптам права и свободы. В ближайшее время станет ясно, получится ли у египетских христиан сохранить свой статус полноправных граждан Египта, или они повторят историю иракских христиан, которые массово покидали страну после начала межэтнического кровопролития, разразившегося вслед за американским вторжением в Ирак в 2003 г. Так или иначе, по сообщениям, появившимся в египетских новостных агентствах в декабре 2011 г., около 10 тыс. коптов изъявили намерение покинуть Египет[xv]. В ближайшие месяцы, когда начнет функционировать парламент, специальная комиссия подготовит текст конституции, а исламисты начнут предпринимать первые шаги в качестве легитимной политической силы, избранной египетским народом, коптская община начнет понимать, есть ли ей место в новом Египте.

 


[i]               Muslim Brotherhood tops Egyptian poll result. Aljazeera, January 22, 2012. URL: http://www.aljazeera.com/news/middleeast/2012/01/2012121125958580264.html

[ii]               Batrawy, Aya. Egypt’s Islamists win 75 percent of parliament. Associated Press, January, 22, 2012

[iii]              Al Banna, Hasan. Our message. URL: http://web.youngmuslims.ca/online_library/books/our_message/

[iv]              Веб-сайт движения «Братья-мусульмане». URL: http://www.ikhwanonline.com/new/Article.aspx?SecID=211&ArtID=89026

[v]               Бади: Мы приблизились к реализации великой цели Аль Баны по установлению Халифата.Аль-Масри Аль-Йаум. 30 декабря 2011

[vi]              CIA Factbook. URL: https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/eg.html

[vii]             Предложение ввести джизию возвращает напряжение на «коптскую улицу». Аль-Азма, 6 декабря 2011. URL: http://www.alazma.com/site/index.php?option=com_content&view=article&id=39374%3A-qq———qq———q—-q-video&catid=339%3A2011-04-13-13-22-22&Itemid=50

[viii]             Ежедневная газета Маншит усугубляет конфликт между коптами и Братьями мусульманами. Аль-Мухыт, 13 сентября 2011 г. URL: http://www.moheet.com/2011/09/13/%D9%85%D8%A7%D9%86%D8%B4%D9%8A%D8%AA-%D8%AC%D8%B1%D9%8A%D8%AF%D8%A9-%D9%8A%D9%88%D9%85%D9%8A%D9%87-%D9%8A%D8%AB%D9%8A%D8%B1-%D8%AC%D8%AF%D9%84%D8%A7-%D8%A8%D9%8A%D9%86-%D8%A7%D9%84%D8%A7%D9%82/

[ix]              Thirteen killed in Egypt Christian-Muslim violence. The Jerusalem Post, March 09, 2011. URL: http://www.jpost.com/MiddleEast/Article.aspx?ID=211399&R=R1

[x]               Cairo church on fire after Imbaba clashes. BBC, May 08, 2011

[xi]              Church Protests in Cairo Turn Deadly. The New York Times, October 09, 2011

[xii]             Muslim villagers burn houses of Upper Egypt Christian family. Al-Masry Al-Youm, December 30, 2011

[xiii]             Muslims in Egypt Burn Christian Homes and Shops, Attack Church. AINA Agency, January, 20, 2012

[xiv]             Ibid

[xv]             Предложение ввести джизию возвращает напряжение на «коптскую улицу». Аль-Азма, 6 декабря 2011. URL: http://www.alazma.com/site/index.php?option=com_content&view=article&id=39374%3A-qq———qq———q—-q-video&catid=339%3A2011-04-13-13-22-22&Itemid=50

52.52MB | MySQL:103 | 0,520sec