КАТАР – карлик с амбициями гиганта или мираж в Аравийской пустыне ? Часть 6

«Арабская осень». А будет ли «арабская зима»?

Катарские военные даже приняли участие в августе 2011 года в штурме дворцового комплекса семьи Каддафи в Триполи, одевшись в форму ливийских повстанцев. Злые языки утверждают, что женский батальон ливийского полковника уничтожил 16 бойцов катарского спецназа. «Если бы они были в своей форме, то было бы больше», шутили тогда арабы в Дохе. Но это было уже в конце. А в начале «восстания», чтобы вызвать праведный гнев ваххабитов Катара, вблизи Бенгази был застрелен оператор телеканала «Аль-Джазира». Причем в молодые годы, как говорят, этот оператор-катарец был то ли моджахедом в Афганистане, то ли боевиком «Аль-Каиды», активно истребляя «неверных» и мусульман, служивших «неверным». На его похороны пришел наследный принц Тамим и многие члены клана Аль Тани. Хотя утверждают, что его застрелили сами ливийские повстанцы, чтобы шейх Хамад рассердился и денег на революцию давал больше. Это сработало. Кроме того, в нарушение резолюции СБ ООН о санкциях, Катар громко заявил о готовности продавать ливийскую нефть, что тоже было запрещено. Это сопровождалось политическими демаршами. Так, 2 июня 2011 года в Каир на встречу министров Форума стран-экспортеров газа не прилетел министр энергетики и промышленности Катара М.Сада, хотя именно он отвечал за подготовку саммита ФСЭГ. Катарский министр отказался участвовать в мероприятии поскольку на ней Ливию представлял человек из Триполи. Не дали визу катарцы и ливийскому представителю на встречу представителей высокого уровня Форума в Дохе, хотя это противоречит положению об обязательствах страны, где штаб-квартира ФСЭГ расположена, т.е. Катара. Стоит ли удивляться, что на первом газовом саммите ФСЭГ из 12 глав государств и правительств было лишь 4, из которых 2 — сам эмир Хамад и глава ливийского Переходного национального совета М.Джалиль.

Летом 2011 года Доха пребывала в растерянности, наблюдая за «войной городов» в Джамахирии. Без активного американского участия авиация НАТО особых успехов добиться не могла. Катарцы для усиления арабского компонента коалиции смогли привлечь Иорданию, которая, правда, ограничила свое военное участие направлением технических специалистов. Помимо катарского спецназа непосредственно в Ливии, в самом Катаре тоже готовили командиров повстанческих подразделений. Участие ОАЭ ограничилось 6 самолетами, которые патрулировали «бесполетную зону», но удары по объектам армии Каддафи не наносили. После аварии одного из эмиратских истребителей на Сицилии, ОАЭ резко ограничили полеты своей эскадрильи, и только катарцы лезли в пекло, чтобы поддерживать огонь войны, а катарская дипломатия срывала все усилия окружения Каддафи договориться с Западом о внутреннем решении конфликта. Препятствовала Доха и попыткам России посадить конфликтующие стороны за стол переговоров, чтобы начать национальный диалог по нахождению формулы внутреннего примирения (миссия Председателя комитета по международным делам Совета Федерации М.В.Маргелова). Катарское руководство хотело только одного – полной победы повстанцев и тела ливийского вождя на копье. Перелом наступил в конце июля – начале августа 2011 года, когда часть племен уже в Триполитании перешли на сторону повстанцев, получив щедрое финансирование из Дохи. «Гости» из Ливии приезжали в Катар еженедельно, причем десятками. Это были руководители кланов и племен, которых обхаживали в шикарных пятизвездочных отелях столицы эмирата, а потом они после встреч с видными деятелями клана Аль Тани, зачастую с эмиром и наследным принцем, получали наличные и улетали обратно. Начальник Генштаба ВС Катара Х.аль-Аттыйя не вылезал из зарубежных поездок, в основном по европейским столицам, где он подпитывал боевой дух союзников из НАТО. Говорят, что стоимость бомб и ракет, а также топлива для авиации, бомбившей Ливию, оплачивали из Катара. Это, кстати, привело к тому, что ряд внутренних и зарубежных проектов развития были свернуты или вовсе отменены Катарским управлением инвестиций, что вызвало резкое недовольство местных бизнес-кругов. Без государственной поддержки частный бизнес эмирата просто встал. Война – дело дорогое, и многие катарцы перестали понимать, почему из их кармана оплачиваются счета за военную операцию против Ливии.

Все-таки Каддафи не смог продержаться более 6 месяцев. В условиях международной изоляции его режим был обречен на истощение, а тут еще предательство нескольких ранее лояльных ему племен, купленных на катарские деньги. Хотя и 6 месяцев – это много. Ведь в марте Доха вещала, что к маю 2011 года режим падет. Умер полковник именно так, как хотели ваххабиты – его, раненого, просто хладнокровно застрелили. Такова была установка – не доводить дело до суда. Слишком много непристойного знал Каддафи о темных финансовых делах ряда европейских лидеров и их «братьев» по арабскому миру.

Характерно, что когда Катар был занят Ливией, Сирия не была в фокусе внимания Дохи. Более того, контакты руководителей обеих стран продолжались и после начала насилия в САР. Еще в начале 2011 года эмир Хамад обнимал и целовал сирийского президента Башара Асада, называя его своим «братом». Обе правящие семьи дружили на личной основе, а катарцы даже готовы были помочь Сирии назло Саудовской Аравии, которая всеми фибрами души ненавидела Дамаск, в том числе за Ливан. Как сказал один из египетских политологов: «Ох уж эти межарабские заморочки – прямо пауки в банке!». Более того, Катарское управление инвестиций вложило в сирийскую экономику 8,5 млрд долларов, в основном в девелоперские проекты, а богатые катарцы скупали и строили шикарные виллы в Дамаске, Алеппо и на побережье Средиземного моря вблизи Латакии, куда уезжали семьями, спасаясь от летнего зноя Дохи. Да и воздух свободы в Сирии пленил ваххабитов – ведь там был доступен алкоголь и ночные клубы с танцовщицами, что чуждо пуританам ислама на родине. В Сирии, как и в Ливане, Египте, Марокко и Тунисе ваххабиты «отрывались по-полной». Напиваясь, плясали на столах, а девушки из семьи Аль Тани без присмотра со стороны мужчин пускались во все тяжкие. Ведь эти арабские страны не требовали знания европейских языков и соблюдения норм поведения Запада, а их культура относительно близка по духу традиционным нравам Аравии, если их избавить от ваххабистских догм.

Лишь шейх Юсеф Кардави периодически на пятничных молитвах проклинал «сирийского узурпатора» и требовал свобод для сирийского народа. Точнее, он требовал власти для родственных ему «Братьев-мусульман», которых старший Асад – Хафез – жестоко подавил в 1982 году. Кардави жаждал реванша и «заводил» Доху. Постепенно он вовлек в это и «Аль-Джазиру». Да и ваххабито–салафитские круги Саудовской Аравии и Катара жаждали крови. Уже в мае 2011 года, когда число жертв столкновений в Сирии превысило отметку в 1,5 тысячи человек, даже официальная Доха стала критиковать Б.Асада, требуя перемен, а тут еще посыпались обвинения в двойных стандартах – дескать, по Ливии одно, а по Сирии другое. Шейх Кардави за долгие годы «отсидки» в Дохе, хорошо понял, как сыграть на чувствах и эмоциях эмира и его окружения. В итоге Катар ринулся в яростную атаку, сжигая мосты с Дамаском, и вовлекая в свою политику союзников по антиливийской коалиции. Хотя «закоперщиком» выступал Эр- Рияд, который не готов был входить в первые ряды антисирийского союза из-за Йемена. От ситуации там, которая переросла в гражданскую войну, зависела внутренняя стабильность саудовского королевства. Сценарий создания коалиции против САР был уже обкатан на Ливии, и в этот раз инициаторы не стали утруждать себя чем-то новым. Сделав несколько пустых призывов к миру в сентябре 2011 года (в Ливии к тому времени все закончилось, и можно было перебросить ресурс на борьбу с сирийским режимом) страны Персидского залива проводят встречу ССАГПЗ, а затем совещание ЛАГ. Был создан специальный комитет Лиги по решению сирийского вопроса под председательством премьера, министра иностранных дел Катара Х.бен Джассема. Но тут, в отличие от Джамахирии, дела не совсем заладились.

На этот раз решительную линию против вмешательства во внутренние дела САР начали проводить Россия, Китай, многие члены СБ ООН и ряд арабских государств. Сирия – это не Ливия, а Асад – не чудаковатый Каддафи с его идеями «Зеленой революции». Да и многим европейским странам надоело плясать под дудку Саудовской Аравии и Катара. Вспомнился и конфуз, когда КСА и несколько стран ССАГПЗ, включая Катар, ввели войска на Бахрейн в марте 2011 года для подавления массовых выступлений шиитского большинства. Если бы не саудовская интервенция, королевский режим Аль-Халифы просто бы рухнул. Да еще и в Восточной провинции КСА одновременно выступили шииты, которых жестоко подавили. Демократические круги США и ЕС не выдержали, подняв тему об универсальности принципов демократии для всего Ближнего Востока. В ответ министр иностранных дел Саудовской Аравии Сауд аль-Фейсал, реагируя на заявление госсекретаря США Х.Клинтон, отрубил: «если чьи-то грязные иностранные пальцы будут лезть в наши дела, то мы их просто поотрубаем». Замаячил призрак нефтяного эмбарго арабов против Запада в 1973 году в ответ на арабо-израильскую октябрьскую войну. В итоге грозный Вашингтон просто сдулся на глазах, проглотив оскорбление. Более того, Х.Клинтон, которая в этот день посещала площадь Ат-Тахрир в Каире, сообщили из Эр-Рияда, что король Абдалла не намерен ее принимать во время приезда в Саудовскую Аравию. Визит госсекретаря в Эр-Рияд тем самым просто отменили. США и это проглотили: нефть и газ дороже демократии, нефтедоллары в американских банках тоже. А тут еще в конце марта 2011 года из Дохи пришли сообщения о неудавшемся заговоре армии против эмира и аресте группы офицеров, в т.ч. из семьи Аль Тани, недовольных вмешательством Катара во все арабские конфликты. В Интернете появились заявления тех Аль Тани, кто остался после переворота 1995 года за границей, с призывами избавиться от коррумпированного режима. На Западе поняли, что потеря Саудовской Аравии и Катара приведет к энергетической катастрофе Запада и без этого переживавшего очередную волну кризиса.

К этому времени стали давать свои плоды первые арабские «революции». В Египте и Тунисе к власти со всей очевидностью приходили исламисты, в Ливии исламисты стали оттеснять либерально-прозападное крыло повстанцев. Председатель военного совета Триполи А.Бельхадж просто игнорировал приказы временной верховной власти и стал вводить законы шариата. В Ливии стало все больше бойцов «Аль-Каиды», а Катар откровенно начал раздел ливийского «наследства», попытавшись подмять под себя процесс восстановления ливийской экономики и отталкивая от этого ЕС. В Европе пресса отреагировала, сообщив, что Доха вмешивается во внутренние ливийские дела, и делит все в свою пользу. Поэтому на роль Катара и КСА в Сирии на Западе стали смотреть косо, предпочитая более умеренную Турцию, которая с радостью подхватила роль лидера антисирийских сил в надежде возродить Османскую империю, подмяв под себя арабов. Турки предпочли проигнорировать тот факт, что треть собственного населения Турции – курды, и «арабская весна» неизбежно дойдет и туда. Ведь если 300 тысяч катарцев имеют право на государственность, никогда ее не имея до британского протектората, то почему 30–миллионный курдский народ, сплоченный веками, если не тысячелетием, общей исторической судьбы, языка, культуры и традиций, не имеет прав на образование собственного государства? Ответ прост – создание независимого Курдистана – кошмарный сон для арабов, Турции и Ирана, а его появление полностью изменило бы баланс сил на Ближнем и Среднем Востоке не в пользу этих стран. Европа пришла в смятение, но было заметно, что в принципе она смирится со сменой власти в Дамаске, если только это не пойдет по ливийскому сценарию. Европа – но не Франция, где президент Н.Саркози требовал «крови», явно не без воздействия Катара и ливанского фактора, точнее фактора Саада Харири.

Катарцы и саудовцы собирали комитет ЛАГ по Сирии каждую неделю, но дела буксовали. Лишь в ноябре 2011 года удалось протащить более или менее нужную ваххабитам резолюцию, хотя и с оговорками. На этот раз арабы не выстроились дружными рядами под флагом эмирата, откуда кричали о нелигитимности Башара Асада. Все видели, что армия и силовые структуры, да и большинство интеллигенции и среднего класса САР не хотят правления исламистов, продолжая поддерживать существующий режим. Вновь был задействован опыт Ливии. Катар и Саудовская Аравия поставили через Турцию, Иорданию, Ирак и Ливан оружие и деньги протестующим, внедрив в их ряды экстремистов и террористов, которые стали стрелять по армии и полиции. Дамаск вынужден был бросить на подавление выступлений войска и тяжелую технику. Одновременно на территории Турции были созданы лагеря т.н. Сирийской свободной армии, которую возглавил дезертир — полковник Р.Асаад. Когда есть деньги в достаточном количестве, вполне можно приобрести на них предателей. Так случилось и в Сирии, где несколько сот военнослужащих дезертировали и пополнили ряды ССА. Они зверствовали, убивая алавитов, шиитов, христиан, интеллектуалов–суннитов, устроив настоящий террор. Однако, об этом «Аль-Джазира» молчала, показывая лишь насилие со стороны сирийской армии. В Сирии уровень фальсификации и лжи этого телеканала достиг высочайшего уровня.

31.16MB | MySQL:62 | 0,600sec