Еще раз о проблеме сомалийского пиратства или кому это выгодно

Еще раз о проблеме сомалийского пиратства или кому это выгодно

Проблема распространения пиратства у побережья Сомали, Аденском заливе и в северо-западной части Индийского океана, как известно, уже давно приобрела международный статус. Помимо того, что действия пиратов представляют реальную угрозу жизни и здоровью сотен моряков (в том числе российских), они наносят существенный ущерб развитию стран региона и мировой экономике в целом. По оценкам западных экспертов, прямой и косвенный ущерб мировой экономике от действий сомалийских пиратов в 2011 г. составил 6,6 – 6,9 млрд долларов США (см. Приложение).

Решению проблемы сомалийского пиратства было посвящено порядка девяти резолюций Совета Безопасности ООН, создана специальная международная контактная группа (CGPCS).           С 2008 г. в указанном регионе военно-морскими силами стран НАТО, Евросоюза и отдельных государств, включая Россию, постоянно проводятся антипиратские операции, такие как “Ocean Shield”, “Atalanta”, CTF-151. Многими судоходными компаниями принимаются дополнительные меры по защите своих судов от пиратских нападений в соответствии с рекомендациями, выработанными Международной морской организацией (ММО) и соответствующими национальными ведомствами. И тем не менее, решить проблему сомалийского пиратства международному сообществу до сих пор не удается. Число вооруженных нападений на торговые и рыболовные суда в регионе ежегодно увеличивается. В 2011 г. сомалийскими пиратами было атаковано 237 судов, из которых 28 судов примерно с 600 членами экипажей оказались в пиратском плену. По состоянию на 11 февраля 2012 г. сомалийские пираты продолжали удерживать  17 торговых и рыболовных судов и 259 заложников (рыболовные суда используются пиратами в качестве плавучих баз при подготовке нападений на большом удалении от берега).

Хотя процент отраженных пиратских нападений в 2011 г. заметно вырос, однако увеличилось и число убитых и раненых пиратами моряков (24 человека погибли и более 40 человек были ранены), ужесточилось отношение пиратов к пленникам. Кроме того, намного увеличились суммы выкупа, требуемые (и обычно получаемые) пиратами за освобождение захваченных судов и заложников. Если пять лет тому назад эти суммы в среднем составляли 150 тыс. долларов США, то теперь они уже превысили 5 млн долларов США за одно судно и экипаж, а иногда достигают  12 — 13 млн долларов США (например, за супертанкер). Всего в 2011 г. сомалийским пиратам было выплачено в качестве выкупа около 160 млн  долларов США.

В условиях длительного отсутствия дееспособных структур государственной власти, социально-экономического упадка, разрухи и нищеты многие молодые сомалийцы считают участие в пиратских рейдах единственным для себя способом добиться быстрого успеха в жизни при сравнительно невысоком, по их оценке, риске погибнуть или попасть в тюрьму. Ведь нередко задержанных в море сомалийцев, подозреваемых в пиратстве, попросту отпускают или передают в руки местных властей, которые далеко не всегда привлекают их к суду, якобы за отсутствием убедительных доказательств их преступных намерений. Иногда пираты, захваченные сомалийскими правоохранительными органами, попросту откупаются. По приблизительным оценкам, девять из десяти задержанных пиратов отпускают на свободу, после чего они зачастую возвращаются к своей прежней деятельности. Причина такого положения, по мнению западных экспертов, заключается в организационных и юридических сложностях заключения под стражу и привлечения пиратов к суду. Всего за последние годы было арестовано около 1100 сомалийских пиратов. Большинство из них находятся в заключении в Сомали (в Пунтленде) и Сомалиленде, а также в тюрьмах Индии, Кении, Йемена и Сейшельских островов. Предложение ООН о создании международного трибунала для пиратов в гор. Аруша (Танзания) до сих пор не реализовано.

В настоящее время в Сомали насчитывается от 10 до 15 крупных пиратских групп, базирующихся преимущественно на восточном побережье Сомали. Наиболее известные пиратские базы находятся на территории сомалийских автономий Пунтленд (районы Гараад, Эйл, Бендербейла, Баргаль), Гальмудуг (окрестности Хобьё) и Химан и Хеб (район Харардере). Разные по численности (от 50 до 300 человек), пиратские банды объединяет принадлежность к определенному сомалийскому племени или роду. В основном в их составе выходцы из племен хабар-гидир (хавие) и маджертен (дарод). Порой пираты пользуются покровительством отдельных вождей местных племен и даже депутатов временного федерального парламента, которые представляют обществу действия пиратов как защиту национальных морских ресурсов от разграбления иностранными рыболовными компаниями. Под этим и другими предлогами депутаты парламента уже несколько раз отклоняли предлагаемый ВФП Сомали законопроект о борьбе с пиратством.

Снабжение пиратов необходимыми ГСМ и техникой (моторами и запчастями к ним, средствами связи, приемниками GPS) осуществляется через сомалийских торговцев, преимущественно из Йемена. Нелегальные базы снабжения пиратских групп также находятся в  Галькайо и Босасо. По сообщениям сомалийских СМИ, именно в Галькайо разрабатывается и организуется большая часть пиратских операций и координируются действия пиратских банд. Здесь же определяются источники финансирования пиратских операций, которые за последние годы превратились в высокодоходный криминальный бизнес – ведь около половины суммы выкупа, получаемого за заложников и захваченные суда, достается организаторам и спонсорам пиратской деятельности.

В течение 2011 г. подтвердились предположения, что некоторые пиратские группы, действующие с побережья провинции Гальгудуд, поддерживают деловые связи с экстремистской организацией «Аш-Шабаб». Однако это сотрудничество носит скорее вынужденный характер со стороны пиратов, которых заставляют делиться денежными средствами, получаемыми в качестве выкупа, в обмен на покровительство боевиков «Аш-Шабаб», обеспечивающих им защиту от правоохранительных органов сомалийских региональных властей. В среднем боевикам «Аш-Шабаб» достается около 10% от суммы выкупа. После того, как в начале 2011 года запросы исламистов возросли до 20%, отношения между двумя сторонами стали довольно напряженными. Не желая вступать в конфликт с боевиками «Аш-Шабаб», часть пиратских банд перебазировалась из района Харардере дальше на северо-восток сомалийского побережья. Другие же согласились на сотрудничество с исламистами. По мнению старейшин местных племен, пиратские банды и боевики «Аш-Шабаб» наладили взаимодействие в борьбе против местных властей Пунтленда и Гальмудуга в районах Галькайо, Хобьё и Джарибан. Администрации вышеупомянутых сомалийских автономий по-прежнему практически не контролируют обстановку на побережье, не располагая достаточными силами и не проявляя должной активности в борьбе с пиратами. Хотя власти Пунтленда и Гальмудуга объявили о создании в своих автономиях центров по борьбе с пиратами и сил береговой охраны, каких-либо реальных успехов в деятельности этих структур пока не заметно. Например, силами безопасности Пунтленда лишь изредка предпринимаются рейды в прибрежные районы, и то скорее для обозначения условного присутствия там власти, а не с целью  последовательной ликвидации пиратских банд.

Другой беспокоящей мировое сообщество тенденцией в действиях сомалийских пиратов можно назвать смещение зоны их наибольшей активности в Аравийское море, ближе к выходу из Ормузского пролива, где пролегают основные маршруты морской транспортировки нефти из стран Персидского залива (ежедневно через пролив проходит в среднем 13 танкеров). Именно груженые танкеры и сухогрузы как сравнительно тихоходные и наиболее дорогостоящие суда являются наиболее привлекательными для пиратов объектами нападения.  За их освобождение пиратам удается получать максимальные суммы выкупа в сравнительно короткие сроки.

В этой связи рядом западноевропейских государств (Великобританией, Францией, Италией, Испанией и др.) на некоторых торговых судах, проходящих через Аденский залив и Аравийское море, стали временно размещаться небольшие группы вооруженных военнослужащих для защиты их от пиратских нападений. Однако более широко в последнее время практикуется наем судовладельцами частной вооруженной охраны для обеспечения безопасности своих судов и экипажей. По приблизительным оценкам, частными охранниками обеспечиваются уже до четверти всех крупнотоннажных торговых судов, осуществляющих грузовые перевозки в регионе. При этом не было отмечено ни одного случая захвата пиратами торговых судов с вооруженной охраной на борту. Дальнейшему распространению такой практики препятствуют существующие в законодательстве ряда стран ограничения и запреты на хранение оружия на борту судна.

Как положительная тенденция последних нескольких месяцев отмечается существенное снижение числа пиратских нападений и захвата судов и экипажей. Если в четвертом квартале 2010 года таких случаев было зарегистрировано, соответственно, 90 и 19, то спустя год их было отмечено только 31 и 4. Хотя пока преждевременно делать вывод  о снижении пиратской активности в регионе, поскольку сезон штормов в 2011 г. был более продолжительным, однако нельзя отрицать  положительный эффект на решение проблемы в результате превентивных действий антипиратской группировки военно-морских сил, возросшего уровня их взаимодействия, практического применения судовладельцами и капитанами рекомендаций ММО по безопасности судоходства, использования частной охраны для защиты судов и экипажей.

И всё же кардинальное решение проблемы сомалийского пиратства, как признает большинство специалистов, остается на берегу. Оно невозможно без урегулирования политического кризиса в Сомали, восстановления там дееспособных органов государственной власти, законности и правопорядка.  Однако до сих пор мировое сообщество не спешит с оказанием помощи сомалийским федеральным и региональным властям в создании национальных сил береговой охраны.  В этой связи многими сомалийскими политиками, включая временного президента Сомали шейха Шарифа Шейха Ахмеда, все чаще высказываются сомнения в заинтересованности  западных и арабских государств в действительном решении проблемы пиратства в регионе. Ведь существующее положение дает возможность этим государствам бесконтрольно вести промысел морских биоресурсов и сбрасывать промышленные отходы в территориальных водах Сомали под защитой своих военных кораблей. Кроме того, под предлогом борьбы с пиратством страны НАТО и Евросоюза имеют законные основания постоянно поддерживать группировку своих ВМС в этом стратегически важном регионе. Не стоит забывать и тот факт, что благодаря сохранению данной проблемы западные страховые компании, частные охранные агентства и фирмы, занятые разработкой и установкой различного антипиратского оборудования, получают солидную прибыль, во много раз превышающую общую сумму выкупа за захваченные пиратами суда и заложников (см. Приложение). Что же касается вынужденных расходов судоходных компаний на дополнительное топливо, охрану и системы безопасности, то в условиях глобальной мировой экономики эти затраты компенсируются за счет некоторого удорожания товаров и услуг, которое в большей степени влияет на экономику развивающихся стран, а не промышленно развитых государств.

На наш взгляд, действенное решение проблемы сомалийского пиратства, требует повышенного внимания международного сообщества к урегулированию политических и социально-экономических проблем Сомали, а также практического содействия сомалийским властям в восстановлении национальных сил береговой охраны. Вместе с тем необходимо последовательно продолжать реализацию широкого комплекса политических, военных, технических, экономических и правовых мер, разработанных мировым сообществом по борьбе с пиратством. Эти меры изложены в соответствующих резолюциях Совета Безопасности ООН, решениях Международной контактной группы по проблеме пиратства у побережья Сомали, рекомендациях ММО, в Джибутийском кодексе поведения по борьбе с пиратством и ряде других документов.

Приложение

«Ущерб мировой экономике в 2011 году от пиратства у берегов Сомали                                    и в северо-западной части Индийского океана»

Основные сферы вынужденных расходов

Общая сумма расходов (млн. долларов США)

Выплата выкупа за суда, грузы и экипажи

160

Страхование судов, грузов и членов экипажей

635

Установка дополнительного оборудования (систем безопасности) и наем охраны

1064 — 1160

Изменение маршрутов следования судов

486 — 681

Повышенный расход топлива за счет увеличения скорости хода судов

2710

Повышенная оплата труда моряков

195

Привлечение задержанных пиратов к суду и содержание их под стражей

16,4

Создание группировок кораблей ВМС и ведение ими антипиратских операций

1270

Финансирование антипиратских организаций

21,3

Итого:

6,6 — 6,9 млрд долларов США

Источник: One Earth Future Foundation.

Подпись: Имя в русской транскрипции	Имя в сомал. транскрипции	Роль в группировке	Районы бази-рования банд	Примечания
Абшир Абдиллахи «Боях»	Abshir Саbdillahi (Boyah)	Главарь пунтлендских пиратов (выходцев из племен маджертен)	Побережье Мудуг, Нугал, Карар и Бари (р-ны Хабо, Баргал, Бендербейла, Эйл, Гараад)	Арестован в мае 2010 года и в январе 2011 года приговорен к 5-летнему тюрем-ному заключению
Махамед Абди Гарад	Maxamed Cabdi Garaad	Главарь пунтлендских пиратов		
Абдиллахи Ахмед хаджи Фарах «Абди Яре»	С/lahi Aхmed Хаaji Faаraх (Саbdi Yare)	Главарь пунтлендских пиратов	Р-ны Гараад, Хобьё, Харардере	Выходец из рода омар-махмуд (маджертен).
Абдулькадир Мусе Хирси Нур «Компьютер»	C/qaadir Muuse Xirsi Nuur (Computer)	Главарь пунтлендских пиратов (финансист)		Выходец из рода исса-махмуд (маджертен).  Арестован в 2010.
Лоян Саид Барре	Looyaan Siciid Barre (Looyaan)	Опытный переговорщик (участвует в переговорах от имени различных группировок)		Выходец из рода исса-махмуд (маджертен). Владеет английским и русским языком.
Абдирашид Муса Махамед	С/rashid Muuse Maxamed	Главарь пунтлендских пиратов		В 2010 году досрочно освобожден по указу президента Пунтленда.
Махамед Аргостэ	Maxamed Aargooste	Главарь пунтлендских пиратов 	Р-н Бендербейла	Выходец из рода осман-махмуд (маджертен)
«Анбе» 	“Canbe” 	Главарь пунтлендских пиратов	Р-н Бендербейла	Выходец из рода дашише    (мора-асэ/дарод)
Исса Юлух	Ciise Yulux	Главарь пунтлендских пиратов 	Р-н Бендербейла	Выходец из рода али-салебан (маджертен)
Махамед Абди «Гарфанджи»	Mахamed Саbdi (Garfanji)	Главарь пиратов племен хавие	Побережье Гальмудуг и Хеб (р-ны Хобьё и Харардере)	Происходит из племени хабар-гидир (хавие)
Абшир «Гесовейне»	Abshir
Geesoweyne	Главарь пиратов племен хавие		
Талил Хаши	Talil Хаashi	Главарь пиратов из племен хавие		
Махамед Абди Хасан «Афвейне»	Mахamed Саbdi Хаsan (Afweyne)	Главарь пиратов из салебан/ хавие	Харардере 	Передал бизнес сыну Абдикадиру
Махамед  Дуване	Maxamed Duwane	Главарь пиратов	Харардере	
Ау Комбе	Aw Kombe	Главарь пиратов 	Баргал (Бари)	Из  сивакрон (маджертен)
Башир Ботан Доурэ	Bashiir Bootaan Dhowre	Главарь пиратов 	Мыс Хафун, пров. Каркар	Происходит из клана али-салебан (маджертен/дарод)

ГЛАВАРИ СОМАЛИЙСКИХ ПИРАТСКИХ БАНД


43.92MB | MySQL:92 | 0,981sec