Турция: Трансформация внешнеполитических взглядов и внутреннеполитической системы

В научных и политических кругах Турции продолжаются споры вокруг внешнеполитических приоритетов страны. Глава турецкого МИД профессор А. Давутоглу пытается использовать во внешней политике не только стратегическое значение Турции, но и ее исторические и географические особенности. Правительство ПСР продолжает вести многоуровневую и активную внешнюю политику, и в этом процессе особое внимание уделяет проблеме вступления в ЕС. Отношения между Турцией и Евросоюзом в период правительства Р.Т. Эрдогана значительно сблизились, о чем свидетельствуют начавшиеся 17 декабря 2004 г. переговоры о полноправном членстве. Однако нельзя утверждать, что это заслуга одной лишь ПСР. На самом деле, это результат политики, которую свыше 40 лет проводили почти все предыдущие правительства, и необходимо учитывать, что самым важным сторонником вступления Турции в ЕС являются Соединенные Штаты.

По мнению А. Давутоглу, Турция уже отошла от политики, где ее воспринимали в качестве «моста» между Западом и Востоком, между Севером и Югом, между Европой и Азией. Сегодня Турция служит наглядной моделью в преобразовании Ближневосточного региона. Ее стратегическое значение заключается уже не в географическом месторасположении, а в «способности интегрирования с системой». Такое представление о Турции четко отражает ее позицию по ряду актуальных внешнеполитических проблем и теоретически объясняет основную причину проведения многоуровневой внешней политики.

По мнению главы МИД Турции, турецкая внешняя политика при правлении ПСР стала многоуровневой и обрела «стратегическую глубину». Однако в Турции с таким утверждением согласны не все. Профессор Анкарского университета И. Узгель, например, считает, что «Турция всего лишь вступила в стадию повышенной интеграции с процессом глобализации в составе новой коалиции. Поэтому не стоит расценивать действия ПСР как прорывные. Тем более что эта многоуровневость ограничена в основном Ближневосточным регионом. Мало внимания уделяется Балканам, Кавказу, Средней Азии и Дальнему Востоку. И даже напротив, Турции ничего не оставалось кроме как позволить американцам использовать военные базы Инджирлика для совершения воздушных операций на территории соседнего Ирака. По Кипрской проблеме достигнуто лишь временное спокойствие. Турция в очередной раз утратила свои позиции, так и не сумев достичь желаемых результатов».

ПСР фактически сохранила определенные рамки внешнеполитической практики времен «холодной войны», радикально изменив ее содержание. Правительство Р.Т. Эрдогана разработало собственную модель проведения реформ и преподнесло это западной системе как стратегическую ценность. Основная идея модели ПСР заключается в следующем: «Как в Турции исламистам удалось серьезно преобразиться, так и в других странах возможны похожие изменения, но не обязательно следовать такому же пути».

Отметим, что отчеты ЕС, а также доклады и публикации европейских и американских исследовательских центров определяли кемализм в качестве одного из важных препятствий на пути к «демократизации» Турции. По мнению экспертов ЕС и США, необходимо признавать религиозную и этническую принадлежность национальных меньшинств, расширять демократию и ограничить влияние государства в жизни общества и индивида. Такая позиция Запада «сыграла на руку» руководству ПСР. Учитывая, что центральным звеном в турецком государстве являются вооруженные силы, становится понятным отношение ПСР к «оценкам Запада». Иными словами, руководство ПСР охотно пользовалось рекомендациями Евросоюза для достижения своих целей.

В результате роль турецких вооруженных сил в политической жизни Турции стала постепенно снижаться. Со временем данная тенденция приобрела отчетливый и в какой-то мере систематический характер. Многие действия лидеров ПСР вызывали крайнее недовольство и даже раздражение у армейской верхушки, однако ради достижения заветной цели – вступить в Евросоюз в качестве полноправного члена – турецкие военные предпочитали проявлять определенную сдержанность. Пользуясь этим, умеренные исламисты, особенно после очередной победы на всеобщих парламентских выборах, проведенных в 2007 г., стали оказывать открытое всестороннее давление на оппозиционные силы в стране. Под особым прицелом оказались непримиримые сторонники сохранения светского режима.

В рамках борьбы с так называемой террористической организацией «Эргенекон», существование которого до сих пор юридически не доказано, сторонники ПСР устраняли своих главных оппонентов. Масштабный характер процесса перераспределения административной власти стал вызывать среди светских интеллектуалов страны самую жесткую критику. Особенно с начала 2010 г. в турецких научных кругах развернулась широкая дискуссия вокруг определения типа «современной турецкой демократии». Многие называли ее «опекающей». В своих трудах некоторые турецкие политологи отмечают, что «режим военной опеки» разрушен и объявлен вне закона, и в качестве альтернативы прежнему режиму умеренные исламисты внедряют «режим гражданской опеки». Об этом, по их мнению, свидетельствует тот факт, что сторонники ПСР поэтапно укрепляют свои позиции в правоохранительных органах страны и расширяют их полномочия. Эксперты, поддерживающие правящую власть, наоборот, считают, что внутренняя политика, проводимая партией Р.Т. Эрдогана, «укрепляет основы демократического режима». Они также убеждены в том, что споры об «источнике и характере опеки» опасны, поскольку могут привести к военному перевороту.

В политической программе ПСР 2007 г. Р.Т. Эрдоган отмечал, что отношения Турции с ЕС следует рассматривать не только через призму двусторонних связей, но и в рамках стратегического взгляда на перспективы регионального и глобального мира и порядка. В программе подчеркивалось, что, по мнению ПСР, переговорный процесс с Евросоюзом – это не только интеграция, но и процесс перестройки, повышающий политические, экономические, социальные и правовые стандарты Турции. Р.Т. Эрдоган утверждал, что ПСР в 2007 г. приняла решение ускорить реализацию всех начатых ранее политических, экономических и административных реформ независимо от темпов проведения переговоров о полноправном вступлении в ЕС. Комментируя итоги парламентских выборов 2007 г., лидер правящей ПСР заявил, что власти Турции продолжат активные усилия на пути вступления в Европейский союз в качестве полноправного члена, а также проведения демократических преобразований и экономического подъема страны.

В результате стремительного и стабильного роста популярности ПСР депутаты от этой партии получили в национальном парламенте большие преимущества. Предполагается, что партия власти сохранит эти преимущества, как минимум, в течение последующих десяти лет. Это соответствует и политической программе ПСР, в которой заявлено, что партия собирается отметить свои успехи, достигнутые на протяжении непрерывного нахождения у власти, во время празднования столетнего юбилея Турецкой Республики, который состоится в 2023 году. Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что в настоящее время Турция переживает процесс трансформации не только внешнеполитических амбиций, но и внутреннеполитической системы, поскольку реформы, проводимые ПСР, носят весьма глубокий и долгосрочный характер. «ПСР словно не новое правительство формирует, а заново создает государство», – пишет в своей книге «Второй период однопартийной системы» турецкий профессор У. Оздаг, который справедливо предполагает, что усилия лидеров ПСР направлены на создание в Турции «авторитарной системы с партией-гегемоном».

40.71MB | MySQL:66 | 1,187sec