Предстоящие перемены в операции Atalanta: прогнозы немецких политиков

Немецкий истеблишмент оценивает участие бундесвера в операции Atalanta, которая проходит в Восточной Африке и Средиземноморье, со смешанными чувствами, отмечает парламентский обозреватель Татьяна Хайд. На пленарных заседаниях в конце 2011 г., когда обсуждался вопрос о продлении мандата на предстоящий год, развернулись дебаты по предложениям федерального правительства, которые были переданы после обсуждения в комитетах для детального рассмотрения депутатским корпусом.

В конечном итоге, 1 декабря 2011 г. участие немецких вооруженных сил в операции Евросоюза Atalanta было пролонгировано до 18 декабря 2012 г. Предыдущий потолок — 1400 военнослужащих (теоретически максимальное число развертываемых войск) — сохранен. В настоящее время около 560 военнослужащих ФРГ задействованы в операции, которая длится три года и призвана в идеале ликвидировать пиратство у берегов Сомали, чтобы, во-первых, гарантировать обеспечение гуманитарной помощи населению Африки, страдающему от гуманитарных и природных катастроф, а, во-вторых, защитить морские грузоперевозки на торговых путях. В своем заявлении правительство оценило стоимость немецкого участия в сумму 97,1 млн евро. Это почти вдвое больше, чем в 2011 г., когда расходы составили 50 млн евро.

Использование немецкого военно-морского флота в составе миссии ЕС Atalanta по борьбе с пиратством у берегов Сомали было впервые обсуждено и утверждено в бундестаге 19 декабря 2008 г. Вопрос, насколько успешным является это использование, вызывает разноречивые мнения. Федеральный министр иностранных дел Гидо Вестервелле заявил, в частности, выступая перед парламентариями: Atalanta была успешной. С 2008 г. более 120 судов, задействованных в рамках программы ООН по доставке грузов в кризисные регионы, были защищены от атак морских разбойников. Они переправили в Сомали более чем 700 тыс. тонн продовольствия. По словам Г. Вестервелле, «страна, которая относилась к регионам величайшего гуманитарного кризиса во всем мире», испытала степень мировой поддержки. Всего в Сомали, по данным ООН, 4 млн людей полагаются на гуманитарную помощь. Примененный на деле «принцип человечности, при котором мы защищаем гуманитарную помощь от пиратства», а также обеспечение надежности торговых путей, представляющих непосредственный интерес для Германии (в Аденском заливе проходят важнейшие торговые пути между Европой и Азией, которые использует и ФРГ), — результат усилий стран ЕС, в том числе и Германии, в районе Африканского Рога.

Atalanta сегодня — «первая линия гражданской и гуманитарной деятельности», отметил эксперт по внешнеполитической деятельности от социал-демократов Рольф Мютцених. Его фракция в парламенте поддерживает «мандат в рамках общей миссии». Тем не менее критике подверглись планы по введению частной безопасности на судах. Летом 2012 г. по этому поводу будет обсуждаться в целом федеральная политика, и Мютцених, напомнив об этом, поставил вопрос: или тема актуальна, или «в дальнейшем государственная монополия в конечном итоге будет подорвана подобным подходом». Политики от фракции ХДС / ХСС и зеленых озабочены другим моментом: должны ли частные охранные службы просто сопровождать судно, или оставаться на его борту вплоть до прохождения судами наиболее рискованных участков маршрута, и если так, то какими считать эти рискованные участки.

За обилием частностей так или иначе стояло одобрение участия бундесвера, тогда как только со стороны левых прозвучал безусловный отказ от продления мандата.

Стратегия федерального правительства не имела успеха, отметила эксперт по проблемам мира от левых Кристина Бухгольц. По ее мнению, тот, кто хочет бороться с пиратством и победить его, должен обратить внимание на решение социальных и политических проблем в регионе.

Позиция левых состоит в том, что ни три года назад, ни сейчас не существует никакой военной угрозы, против которой потребовалось бы использование военно-морского флота в Средиземном море, как подчеркнул их военный эксперт Павел Шефер. Его не убеждают признания Гидо Вестервелле: дескать, принятие мандата — трудное решение для федерального кабмина, и только с политическими соображениями «разумности и необходимости связано создание альянса безопасности». Atalanta — ответ ЕС и НАТО на террор, начатый 11 сентября 2001 г.

Но эксперты от социал-демократов и зеленых ставят под сомнение законность применения норм международного права. Эти нормы зависят от места, времени применения и от географического контекста, поэтому некорректно напрямую связывать их с нападениями на Всемирный торговый центр, считает Катя Койль от зеленых. Для миссии, которая была разработана специально для присутствия и сбора разведывательной информации в регионе, должны быть четко сформулированы боевые задачи, чтобы военнослужащие бундесвера могли их выполнять, — это мнение Ульриха Месснера от социал-демократов. Его вердикт: мандат устарел, он требует обновления.

Подобная критика встретила противодействие со стороны правящей коалиции. Ее представители подчеркнули превентивный характер миссии, указывая, что военные действия не исключены, и это нисколько не ущемляет легитимность в плане соблюдения прав человека.

Несмотря на то что бундесвер продолжает выполнение задач, определенных в миссии Atalanta, в Германии нарастает мощное сопротивление военному присутствию в регионе Африканского Рога. Так, 23 марта с.г. резкие оценки немецкому развертыванию у берегов Сомали дал эксперт социал-демократов по обороне Райнер Арнольд, являющийся одновременно членом парламентской комиссии по обороне. Новый мандат на участие бундесвера в операции Atalanta был обманом, указал он, выступая по Немецкому радио. Он отметил, что будет рекомендовать своей фракции высказать решительное «нет» вместо прежних невнятных формулировок. При запланированных нападениях ВМФ слишком велик риск трагических ошибок, каковые уже случались и зафиксированы официально, когда были атакованы рыбацкие суда, принятые за пиратские. Новые условия действия военнослужащих по-прежнему неясны, несмотря на то, что министры обороны стран ЕС в Брюсселе 22 марта в принципе согласились на расширение миссии.

По мнению Райнера Арнольда, которое поддерживают и другие видные эксперты ФРГ, это говорит о непродуманной политике ряда европейских стран и о том, что дипломаты и политики Евросоюза явно поторопились с продлением мандата для антипиратской операции ЕС. Статистика миссии, имеющей главную цель — защиту гуманитарной помощи, идущей по линии Всемирной продовольственной программы, согласно которой переправляются грузы на гражданских торговых судах, неутешительна. Число пиратских нападений у берегов Сомали в Индийском океане и Аравийском море остается высоким. Регион по-прежнему считается самым опасным в мире: в 2011 г. здесь насчитывалось 230 пиратских нападений. При этом военные лидеры стран ЕС убеждены, что можно обезопасить регион, ведя контроль за судами, которые пришвартованы к берегу, говорит парламентский секретарь федерального Министерства обороны Кристиан Шмидт (ХСС). «По их мнению, это очень убедительный аргумент». Между тем борьба с пиратами должна проходить и на море, причем не менее эффективно.

Споры политических деятелей ФРГ, отвечающих в бундестаге за решение вопросов обороны и внешней политики, связаны с предстоящим утверждением в немецком парламенте нового мандата. Он будет иметь в связи с новой стратегией ЕС ряд особенностей. Первая из них: новый мандат рассчитан до 2014 г. Вторая особенность: применение вертолетов. Военное расширение коснется и ФРГ, которая задействовала в миссии к настоящему времени 270 военнослужащих. О планах ЕС по расширению было известно и в ноябре минувшего года, когда немецкие парламентарии обсуждали мандат на 2012 г. Тогда же представители оппозиции в бундестаге подвергли проект критике.

Его бесперспективность они объяснили тем, что в течение 20 лет в Сомали отсутствует государство как таковое. При этом несколько предпринятых иностранных интервенций не принесли мира. Радикальные исламские мятежники, контролирующие часть центра и юга страны и фактически составляющие ядро пиратства, по-прежнему чувствуют себя безнаказанными и живут по законам, далеким от цивилизованных норм. Бандитизм как форма существования страны без государства и насилие как единственный инструмент убеждения привели к террору на море по отношению к гражданским судам. Тогда как переходное правительство в Сомали, фактически не контролирующее ситуацию, согласилось с продлением мандата на миссию Atalanta, принятое в соответствии с решениями в Брюсселе, ряд немецких политиков развернули кампанию активного противодействия, доказывая неэффективность как германского участия, так и самой идеи общеевропейской акции.

Никакие коррективы по использованию ресурсов германского оборонного ведомства не меняют в корне положения дел как в высоких океанских водах, так и в прибрежных, поэтому продление мандата практически лишено смысла. Если прежде речь шла о рамках полномочий военнослужащих (к примеру, правомочно ли преследовать пиратов на берегу, как их следует арестовывать, куда доставлять, какие средства разрешено применять, кроме стрельбы на поражение), то теперь, когда стала очевидна бесполезность любых мер борьбы, следует в корне пересмотреть сам факт участия в событиях в районе Африканского Рога. В этой связи многие эксперты связывают усиление радикальных настроений с программой вывода войск бундесвера из Афганистана, где также очевидны признаки поражения войск НАТО на фоне значительных человеческих потерь. При этом министры иностранных дел ЕС говорят о «беспрецедентном успехе» операции, как подчеркивает в своем комментарии немецкий обозреватель Петер Каперн.

Успеха не было и быть не могло, указывает Райнер Арнольд, и тому есть подтверждения и причины. Во-первых, пираты — прилежные ученики, они изучили тактику ведения морской разведки и преследования кораблями ЕС и довольно успешно пользуются плодами этой логистики. Второе — обилие человеческих жертв при атаках судов европейских ВМФ, задействованных в операции, и относительно минимальные жертвы при атаках пиратов на грузовые суда. Третье — неэффективность военной воздушной разведки, поскольку сверху почти никогда не понятно, какое судно под крылом самолета или вертолета, рыбацкое или пиратское: оснащение практически неотличимо, тем более что разбойники научились его умело камуфлировать. «Мы должны изменить политический процесс в Сомали, мы должны остановить поток пиратских денег… Все это гораздо важнее, чем эффект плацебо, которым мы довольствуемся, может быть, 14 дней или три недели, а затем эффект снова сходит на нет».

Если следовать логике Р. Арнольда, военные эксперты 27 стран — членов ЕС, считающие продление мандата «в основном разумным» решением, совершают большую ошибку. Тем более что в операции принимают участие лишь суда пяти стран из 27. «Поэтому мы не можем сказать, что все принимают участие в решении этой задачи». Второе обстоятельство, на которое обращают внимание немецкие эксперты: правительство Германии сейчас «настроено скептически» по отношению к миссии. По этой причине дело не в межпартийных разногласиях, а в общей оценке ситуации. Мандат в подобных обстоятельствах является лишь символическим выражением европейского единства. Но не слишком ли высока цена этого символа, если мандат лишен смысла? «Мы несем ответственность, мы считаем себя лояльными в Европе, поэтому должны посылать войска только на выполнение таких задач, где вещи предельно ясны. А между тем до сих пор даже не ясно, что означает борьба с пиратством на побережье. Или полная прозрачность для немецкой общественности, или же действие секретных документов».

Выводы

Первый. Ведущие эксперты ФРГ не сомневаются, что существует ряд секретных договоренностей между лидерами Евросоюза, согласно которым декларируется эффективность миссии Atalanta и принимаются закулисные решения, но их суть не доводится до политических партий Европы, в том числе бундестага. Эти подозрения подтверждаются, с одной стороны, несостоятельностью миссии ЕС, с другой стороны — способностью пиратов к изменению тактики и «к переобучению, когда речь заходит о новых сценариях».

Второй. Изучение статистики эффективности военного альянса в районе Африканского Рога, по мнению ряда немецких политиков, не говорит о том, что количество успешных пиратских нападений резко упало, потому что Atalanta имеет силу. Скорее, число успешных атак значительно уменьшилось оттого, что сами судовладельцы наконец проявили готовность обеспечить большую безопасность для персонала своих кораблей. Вооруженные сотрудники на грузовых судах действуют эффективнее, чем миссия ЕС на море, уточняет Р. Арнольд.

Третий. Проблема сейчас в том, чтобы обеспечить политическую поддержку стран ЕС тем судовладельцам, которые должны учитывать международные правила, в том числе по сертификации сопровождающего охранного персонала, для эффективной защиты судов. Существуют и другие сферы, где политики ЕС могут действовать, чтобы помочь судовладельцам.

Четвертый. Дискуссия по вопросу об участии в операции Atalanta в среде немецких политиков вышла за рамки межпартийных разбирательств. Она имеет возможность стать поводом для общенационального обсуждения уместности немецкого участия в сомнительной европейской акции, по тем или иным причинам выгодной правящим кругам Великобритании, Франции и Германии, что может повлечь за собой изменение внешнеполитического курса ФРГ в ближнесрочной перспективе.

Использованы данные сайтов бундестага, бундесвера, Sueddeutsche Zeitung, Deutschlandfunk.

40.7MB | MySQL:66 | 1,114sec