Усиление деятельности ВМФ ФРГ на Ближнем Востоке

Достаточно ли полно информированы депутаты немецкого парламента, выдающие мандаты на использование войск бундесвера в зарубежных миссиях, обо всех подробностях подобного участия? Вопрос, который все чаще поднимается в политических кругах ФРГ, имеет не столько прикладное, сколько стратегическое значение, поскольку касается реформирования оборонной концепции страны и новых ориентиров ее военного участия в проблемных регионах мира.

Воссоединение Германии, роспуск Варшавского договора, испарение одномерной советской, а затем и российской угрозы, сценарии крупных межгосударственных конфликтов по линии разлома бывшего «железного занавеса» и бывших союзных республик стали материалом для исследователей. Классические угрозы политике безопасности были постепенно заменены на новые риски, такие как терроризм, распространение тенденции региональных конфликтов, незаконная торговля оружием, коррупция в качестве препятствия на пути развития. Все это в той или иной степени затрагивает современную внешнюю и внутреннюю безопасность в Германии. Для того чтобы быть в состоянии управлять снижением рисков, ФРГ разработала расширенную концепцию безопасности как в географическом, так и в функциональном плане. Понятие «оборона страны» в данном контексте не может быть четко географически ограничено. Любая широта и долгота воспринимается как зона обеспечения национальной безопасности. Следовательно, защита государства включает в себя стабилизацию миссий, предотвращение конфликтов и управление кризисами. В связи с этим ФРГ взяла на себя в рамках НАТО и ЕС новые международные обязательства, послужившие основой для легитимации перестройки вооруженных сил, продолжающейся и сегодня.

Немецкий военнослужащий — участник UNIFIL, патрулирующий близ ливанского побережья, — строка, вписанная в опубликованный в октябре 2006 года документ под названием White Paper on German Security Policy and the Future of the Bundeswehr 2006 (первый за 12 лет свод фундаментальных концепций политики безопасности ФРГ) рукой тогдашнего министра обороны Петера Штрука. Федеральный кабмин отреагировал на новые веяния в области обороны положительно в свете трагедии в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Базовая идея концепций — безопасность Германии начинается далеко за пределами страны, порой за тысячи километров. Чтобы отвести угрозу или снизить ее уровень, следует принимать превентивные меры, которые как раз и выражаются в участии бундесвера в ряде зарубежных миссий в рамках НАТО и ЕС. Парадокс ситуации состоит в том, что с годами острота проблем усиливается, поскольку остаются расхождения между задачами и результативностью зарубежных миссий, для которых свойственно функциональное и географическое расширение.

Как отмечает Виктор Мауэрер, эксперт Цюрихского Center for Security Studies (CSS), ближневосточная миссия Германии находится в контексте разработанной в середине 90-х годов немецкой стратегии по участию в международных миссиях стабилизации. На фоне дефицита в области стратегического развертывания войск, глобальной разведки, совместимости систем управления в немецком обществе сохраняется скептицизм по отношению к миссиям бундесвера за рубежом. Тем не менее учитывается, что вектор безопасности Евросоюза, ставшего не только экономическим, но и военно-политическим альянсом, переместился на европейскую периферию, вплотную примыкающую к Северной Африке и Ближнему Востоку — обширному региону существовавших и нарождающихся конфликтов.

Приоритетная задача бундесвера у берегов Ливана, как и остальных зарубежных миссий с участием ФРГ (за исключением операции Allied Force против правительства в Белграде и развертывания немецкого спецназа KSK в Афганистане), — предотвращение конфликтов и регулирование кризисных ситуаций. С этой точки зрения немецкие эксперты комментируют, к примеру, фрагмент 153-го заседания бундестага от 25 января с.г., касающийся разведывательной деятельности германских ВМФ. Существо фрагмента весьма непродолжительно по времени. Это ответ парламентского секретаря Кристиана Шмидта на запрос Омида Нурипура, эксперта по делам обороны, депутата от Союза 90-Зеленые, касающийся вооружений на вспомогательном судне ALSTER (А 50), которое осуществляет разведывательную миссию в Средиземном море.

Однако, судя по ответу К. Шмидта, все обстоит весьма пристойно. Вооружение судна ALSTER — «легкое стрелковое оружие и крупнокалиберные пулеметы». Между тем речь идет о судне класса Oste с дальностью плавания 9,3 тыс. км, скоростью 21 узел, на борту которого команда обслуживает мощный комплекс новейших приборов слежения, являющихся основой вооружения.

Корабли данного класса оснащены двумя РЛС (ELINT и COMINT), гидролокатором AISYS, мощными системами радиоэлектронного подавления, которые в совокупности исключают любые помехи. Если учесть, что для выполнения миссий особого значения на борт могут быть приглашены до 40 специалистов электронной разведки, это дает гарантию того, что ALSTER, как и его собратья по классу Oste, обеспечивают выполнение разведопераций любой сложности. При этом даже не все эксперты федерального Минобороны знают о содержимом двух 20-футовых контейнеров на борту. Точные данные существующего бортового устройства неизвестны. Как лаконично и загадочно информирует сайт федерального Министерства обороны, оно должно быть комплексом, состоящим из электромагнитных, гидроакустических и оптико-электронных приборов для сбора стратегической информации в зонах конфликтов. Корабли класса Oste могут работать как самостоятельно, так и в активном сотрудничестве с другими подразделениями и ведомствами Германии и международных сил.

Примечательно, что ALSTER действительно имеет небольшой запас обычного бортового оружия для самообороны, которое не нужно в принципе, а просто полагается по штату. Благодаря системе слежения судно может заблаговременно уходить от любой угрозы, будь это воздушная, морская или наземная. Экипаж из 36 моряков отвечает за навигацию и эксплуатацию судна, а до 40 других военнослужащих из так называемой команды BET See в качестве разведперсонала из 912-го батальона радиоэлектронной борьбы остаются под нижнесаксонским Нинбургом (Везер) как часть команды стратегической разведки. Таким образом, численность команды ALSTER может в идеале достигать 120 специалистов высокого класса, то есть способна к тройному расширению.

Между тем миссии ALSTER в Ближневосточном регионе сопровождаются событиями, за которыми неизменно следует череда рапортов и объяснительных. В октябре 2006 года произошел инцидент с ALSTER у берегов Ливии. Корабль подвергся внимательному изучению с воздуха шестью израильскими F-16. Вскоре после этого был еще один инцидент при участии ALSTER между германским флотом и армией Израиля. Немецкий вертолет, приписанный к ВМФ ФРГ, опасно преследовался ночью израильским F-16. Дело в том, что ALSTER не был официально включен в германское соединение, участвующее в миссии UNIFIL, поэтому вполне естественно, что он воспринимался как израильтянами, так и ливанцами как чужеродное и, возможно, опасное судно, на котором, по предположению израильтян, могло, к примеру, перевозиться контрабандное оружие.

Что за миссия была возложена на ALSTER в 2006-м, до сих пор непонятно. В связи с этим немецкие парламентарии, озабоченные странными перемещениями судна пять с половиной лет назад, нынче требуют полной ясности, причем не на закрытых заседаниях комиссий по иностранным делам и обороны, а на открытых пленарных заседаниях. Позиция вполне объяснимая: раз мы выдаем мандат на немецкое участие в UNIFIL, в том числе на применение четырех–пяти самолетов Awacs, фрегатов Luebeck (с командой 220 человек) и Hamburg (206 моряков), тральщика Datteln (40 моряков), Oker с командой 82 человека — вспомогательного судна того же класса Oste, тогда что делает в ливийских водах германское судно-разведчик, не прописанное ни в одном документе.

Стало известно, к примеру, что 5 ноября 2011 года из Экернферде, порта приписки ALSTER в земле Шлезвиг-Гольштейн, судно отбыло в Средиземное море с секретной миссией. Это была первая миссия в Средиземном море, которая в документах названа «поход в интересах национальной разведки». Журналисты онлайн-изданий земли Шлезвиг-Гольштейн сообщили, что и капитан корабля и командующий флотским подразделением сослались на секретность, ограничившись сообщением о том, что «национальные разведывательные миссии не являются чем-то необычным, а чтобы понять интересы Германии, достаточно следить за новостями и можно вполне представить себе цели миссии в условиях Средиземноморья в рамках бурлящей «арабской весны».

Немецкие аналитики отмечают не только секретный характер миссии, но и ее срочность. Обычно в ноябре-декабре моряков стараются оставить на берегу, чтобы они могли поучаствовать в традиционной месячной подготовке к Рождеству и встретить его в кругу семьи. Местная пресса приводит примечательные высказывания моряков перед выходом в море типа: «Я только должен отлучиться ненадолго, чтобы спасти мир, и сразу после этого я снова буду с тобой…» Известно было, что поход займет четыре месяца; 85 членов экипажа, в том числе летный состав и девять женщин (которые, кстати, служат более прилежно, чем мужчины) под командой капитана Майка Ригеля впервые за свою историю (ALSTER в строю с 1989 года) отправились в путь в канун Рождества и встретили его в порту Ларнака на Кипре.

Немецкие эксперты сделали вывод: речь идет не обязательно о Ливане. Зоной немецких разведывательных интересов может быть либо Сирия, либо Иран. Они рассматривали эту операцию, как подчеркивает газета Kieler Nachrichten, в рамках «ситуационной осведомленности» о прибрежных странах «арабской весны». Страны не назывались, но, учитывая срочность и продолжительность выполнения боевого задания, речь шла о государствах Средиземноморья, в которых наиболее сильна обстановка насилия и противостояния режима и оппозиции. Вывод напрашивается однозначный: Сирия. ALSTER уже был под угрозой сирийского нападения в декабре 2011 года в восточной части Средиземного моря, причем об инциденте стало известно только весной 2012-го. Один из двух сирийских фрегатов уже прицеливался пушками в сторону немецкого судна, когда оно было 15 милях от побережья Сирии.

Не слишком ли часто ALSTER оказывается на прицеле самолетов и судов в восточной части Средиземного моря, ставят вопрос эксперты по обороне от различных партий в бундестаге. Это неудивительно только в одном случае: когда командование вооруженных сил Сирии, Израиля и других стран Ближнего Востока подозревает, что ALSTER занимается электронным шпионажем. Эксперт по обороне Омид Нурипур открыто выступает с критикой подобных действий, считая, что, с одной стороны, существует необходимость проведения секретных операций, но, с другой, это означает противоправность действий бундесвера, на которые не выдан соответствующий мандат. Иными словами, шпионить можно, но попадаться нельзя, иронизируют другие парламентарии. В любом случае, ALSTER с помощью акустических и оптических датчиков собирает информацию о состоянии дел в восточной части Средиземного моря, которую передает немецкому командованию стратегической разведки.

1 марта с.г. после 196 дней вдали от дома судно с 79 членами экипажа прибыло в порт приписки Экернферде. Цель похода — «разведка в электромагнитном спектре», как выразился командующий подразделения Саша Раквиц, достигнута. По сообщениям немецких СМИ, ALSTER действовал в составе подразделения (еще два судна того же класса Oste), охватывая значительный радиус действия, и собрал информацию, «необходимую для правительства Германии, чтобы оно могло составить собственные впечатления о ситуации, оценить политические изменения в странах «арабской весны». По выражению капитана ALSTER Майка Ригеля, «пресса в этой части мира является проблематичной, так что лучше доверять своим собственным наблюдениям», речь почти наверняка может идти о Сирии. При этом об инциденте в декабре он упомянул вскользь, тогда как основная часть его рассказа журналистам была посвящена борьбе с волнами восемь-девять футов в высоту, а также техническим неполадкам и упорству экипажа, с каким они устранялись. «Это нормально для подобного похода», подчеркнул Майк Ригель, отметив, что счастлив, что команда здорова и прибыла домой. Правда, он не указал, почему вернулось на шесть человек меньше, чем отправлялось на задание, подчеркнули эксперты. Оно, между тем, продолжается, ALSTER передал эстафету другому разведывательному судну — OSTE (А52).

Немецкая пресса продолжает строить догадки относительно загадочных миссий кораблей-шпионов. 23 марта журналисты Киля предложили «бросить взгляд за кулисы серой корабельной разведки». Ирония судьбы состоит в том, что спустя три недели после возвращения ALSTER команде представителей немецких СМИ было отказано в доступе на борт, однако для газеты Eckernfоеrder Zeitung было сделано исключение. Работники СМИ отмечают, что в составе ВМФ ФРГ существует несколько кораблей, где присутствие журналистов, мягко говоря, не приветствуется. ALSTER в их числе. Причина проста: это военно-морская элита, которая не любит показывать свои маленькие тайны. Однако это не только первоклассные тренажерный зал и сауна, но и оборудование на шести палубах 85-метрового в длину судна, которое в просторечье называют шпионским, против чего возражает Майк Ригель: «Мы не делаем ничего противозаконного».

Первая задача корабля такого типа — прослушать и найти корабли, которые ведут переговоры с береговыми службами, понять, каким оборудованием они оснащены и как оно может быть использовано. Важно с помощью «самых современных технологий и специалистов, использующих их, собрать информацию, быстро интерпретировать результаты и передать командованию». Вторая задача — получение информации в рамках крупного корабельного соединения. Третья — испытание новых типов ракет (управляемых). Особенно важно, как отмечают старшие офицеры ALSTER, что использование разведданных в последнее время резко изменилась. «К примеру, испытание ракет превратилось в своего рода турнир, на который приглашают союзников по оружию. То, что каждая страна действует с помощью собственной разведки, не удивляет. Но дело в том, что приоритеты и позиционирование различны, при том что в конечном итоге результаты научно-технического прогресса становятся всеобщим достоянием», — говорит Майк Ригель. Он отмечает, что электронная разведка меняется качественно в сторону расширения обмена информацией, между боевыми союзниками «обстановка становится очень дружественной».

Выводы

Первый. Немецких политиков волнует факт участия в разведке судна, которое официально не заявлено в единственной ближневосточной миссии ФРГ в Средиземном море UNIFIL близ ливанского побережья с целью пресечь контрабанду оружием экстремистским группировкам в Ливане для снижения риска ударов по Израилю. Подобное участие провоцирует как недоверие представителей бундестага к федеральному оборонному ведомству, так и подозрительность военнослужащих различных стран в восточной части Средиземного моря к незаявленным германским акциям.

Второй. Командование ВМФ ФРГ объясняет секретность миссии важностью того, что происходящее «в горячих точках должно быть полностью представлено федеральному правительству так, как оно есть на самом деле; о ситуации на большой акватории в Средиземном море должно быть известно в частностях, что позволит принимать важные политические решения относительно стран «арабской весны». Данное представление обеспечивают ALSTER и другие суда, являющиеся, по сути, совершенными техническими комплексами, позволяющими в деталях отслеживать ближневосточную обстановку на суше, на море и в воздухе.

Использованы данные сайтов федерального Минобороны, бундестага, Center for Security Studies (Цюрих), SHZ.de, Stern.

40.74MB | MySQL:66 | 1,401sec