Может ли Иран отказаться от проведения переговоров с «5+1» в Стамбуле?

Казалось бы вопрос о дате и месте проведения переговоров по ядерной программе Ирана был уже окончательно согласован между участниками переговорного процесса – группой стран «5+1» и Ираном. Как известно, согласно достигнутой договренности, переговоры должны были начаться 13 апреля в Стамбуле. Однако последние сообщения из Ирана свидетельствуют о том, что иранская сторона стала подвергать сомнению целесообразность проведения переговоров в столице соседней Турции. Если это так, тогда и дата начала переговоров также может быть изменена. Так в чем же дело? Почему после уже аппробированного решения о месте и дате проведения ядерных переговоров буквально за неделю до начала переговоров в Стамбуле Иран препринимает маневр по изменению места проведения переговоров с группой стран «5+1»? Ответ на данный вопрос можно найти в неожиданном «охлаждении» ирано-турецких отношений.

Тема ухудшения отношений уже нашла свой отклик в иранских СМИ, в которых обратили внимание на безрезультативность визита премьер-министра Турции Реджепа Таийпа Эрдогана в Тегеран. Как известно, целью данного визита было зондирование позиций Ирана по двум кардинальным вопросам, касающихся иранской ядерной программы и политического кризиса в Сирии. В ходе визита также должны были обсудить дальнейшие шаги по расширению экономического сотрудничества между двумя странами. Cогласно сообщению иранского инофрмационного агентства ИРНА, по приезде Эрдогана в Тегеран министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи заявил о том, что «столица Стамбул будет лучшим местом для начала переговоров 13 апреля». Вместе с тем он заметил, что определение места проведения переговоров все еще находится в стадии обсуждения. А это значит, что еще до приезда турецкого гостя иранская сторона уже допускала мысль о переносе места переговоров. Так что же такое произошло в Тегеране, что заставило последнего изменить свое прежнее решение о месте будущих переговоров?

Дело в том, что до своего визита в Тегеран Эрдоган принял участие во встрече глав государств в Южной Корее, посвященной ядерной тематике. Там лидеры государств обменялись мнениями по поводу вызывающей споры иранской ядерной программы. В рамках саммита турецкий премьер встретился с президентом США Бараком Обамой и имел с ним двухчасовую беседу, в ходе которой, согласно официальным источникам, были определены вопросы, которые Эрдоган должен был осудить с иранской стороной, а именно — ядерный вопрос и ситуацию в Сирии.

Таким образом, на повестке дня турецкого премьера находился вопрос о путях урегулирования политического кризиса в Сирии, ставший камнем преткновения в ирано-турецких отношениях. В вопросе оценки происходящего в Сирии и путях выхода из кризиса Турция и Иран, исходя из своих региональных военно-политических и экономических интересов, как известно, придерживаются кардинально противоположных точек зрения. Тогда как Иран поддерживает политический режим Башара Асада, Турция организовала на своей территории лагеря для размещения оппозиционных сил и беженцев. Кроме того, Турция закрыла свое посольство в Дамаске.

Вместе с тем, нет оснований сомневаться в том, что во время встречи американский президент напомнил турецкому премьер-министру о том, что его страна является членом НАТО и обязана учитывать позицию стран Запада — членов этой организации — в отношении иранской ядерной программы и на деле поддержать экономические санкции против Ирана, в частности, и по нефтяному вопросу.

Согласно утверждению д-ра Мохаммада Хосейна Яхьяи, визит Эрдогана в Тегеран не достиг серьезного результата и он вернулся в Анкару с пустыми руками, в то время, когда мировые инофрмационные агентства, а также европейские и американские власти ожидали от него большего. Организованная по окончании переговоров пресс-конференция стала показателем разочарования турецкой стороны. По причине болезни или игнорирования визита турецкого премьера со стороны иранского президента М.Ахадинежада, Эрдогану пришлось несколько часов провести в ожидании встречи с ним. Для свидания с духовным лидером аятоллой Али Хаменеи Эрдогану пришлось лететь в Мешхед. Если верить заявлению Яхьяи, визит выявил серьезные разногласия во властных структурах Ирана, где тон в вопросах формирования международной политики Ирана задает лично Али Хаменеи. Что же касается предмета переговоров Ахмадинежада с Эрдоганом, то он касался вопросов продажи нефти и газа. Примечательно, что в ходе переговоров со своим визави иранский президент так и не затронул ядерный вопрос. В создавшейся ситуации на пресс-конференции Эрдогану пришлось в очередной раз довольствоваться своим неоднократным утверждением о том, что якобы создание ядерного оружия Али Хаменеи признает противоречащим его религиозным верованиям и отвергает его производство. О провале целей визита можно судить и по тому факту, что по окончании первого дня визита в Тегеран турецкие власти совместно с турецкой нефтяной компанией приняли решение о сокращении импорта иранской нефти на 20%. А это означает, что к числу стран, объявивших нефтяное эмбарго или сокративших нефтяной импорт из Ирана прибавилась и Турция, – одина из ключевых стран во внешнеэкономической детельности Тегерана.

Таким образом, несовпадение позиций Турции с иранской позицией по важнейшим вопросам международной политики стало основной причиной размышления иранских властей о возможном переносе переговоров из Стамбула в другие альтернативные места. Это на деле означает то, что медовый месяц ирано-турецких отношений подошел к концу, что может внести существенные коррективы в расстановке сил в ближневосточном регионе и за ее пределами. Учитывая ожидаемые сдвиги в отношениях с Турцией, Иран может пересмотреть роль Турции как посредника в своих отношенях с Западом, а также пересмотреть ее роль как транзитной страны в пользу единоверного Ирака. Не случайно, что в списке стран, куда Иран приветствует перенос переговоров по ядерной программе числятся четыре страны, а именно Ирак, Ливан, Сирия и Китай. На это предложение Ирана западные страны уже ответили отказом.

На фоне неудачи визита в Тегеран турецкого премьер-министра и появившихся сообщений об охлаждении ирано-турецких отношений выглядит удивительным сообщение инофрмационного агентства «Фарс», со ссылкой на заявление замминистра иностранных дел Ирана, курирующего отношения с арабскими и африканскими странами, Хосейна Амир Абдоллахяна о том, что между Тегераном и Анкарой сущетвуют тесные отношения в различных сферах и что они являются стратегическими партнерами. По утверждению иранской стороны, во время отдельных переговоров с секретарем Высшего совета по национальной безопасности Саидом Джалили министр иностранных дел Турции турецко-иранские отношения назвал «стратегическими, братскими и дружественными», и выразил свое одобрение относительно предложения Тегерана по переносу места переговоров с «5+1» в Багдад. Тем не менее, несмотря на заявления обеих сторон о существовании стратегического союза между Ираном и Турцией , действительность опровергает это утверждение. Вместе с тем, чтобы как то сгладить противоречия, посол Турции в Тегеране заявил иранским властям о том, что его страна поддерживает позицию Исламской Республики Иран в ядерном вопросе и несмотря на давление со стороны США его страна не поддержала резолюцию Совета Безопасности ООН против Ирана. В свою очередь пресс-секретарь МИДа Ирана Рамин Мехманпараст постарался представить ирано-турецкие разногласия и расхождения в позициях сторон как естественное явление, для урегулирования которого следует прилагать необходимые усилия.

Учитывая противоположность позиций,занятых Ираном и Турцией в отношении вопроса о путях урегулирования кризиса в Сирии, можно высказать сомнение в улучшении ирано-турецких отношений. Поэтому неудивительно, что несмотря на бравурные высказывания представителей обеих стран о стратегическом партнерстве, иранские власти окончательно отказались от мысли провести встречу с «5+1» в Стамбуле. Согласно заявлению секретаря Совета по целесообразности принимаемых решений Мохсена Резаи, «принимая во внимание несоблюдение некоторых договоренностей со стороны наших друзей в Турции, будет более целесообразным проведение переговоров между Ираном и группой стран «5+1» в одной из дружественных стран. В этом отношении Багдад, Дамаск и Бейрут более подходят для проведения переговоров, чем Стамбул» (как стало известно из иранских информационных источников, кроме Китая Россия и Казахстан готовы предложить Ирану место для проведения ядерных переговров). По мнению иранского политика, алтернатива Стамбулу должна убедить Запад в том, что Иран свободен в своем выборе. Вместе с тем он призвал для нейтрализации экономических санкций и давления извне использовать мощную дипломатию за рубежом и сплочение народа внутри страны. «Только в таком случае, — по утверждению Резаи, — Запад не извлечет никакой пользы от экономических санкций. С другой стороны, власти на Западе осознают, что руководители Ирана не хотят войны, однако и не сдадутся, — поэтому, — делает заключение Резаи, — у них не остается другого выхода, кроме как вести переговоры с Ираном».

Быть может, послание американского президента Барака Обамы на имя духовного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи и послужило основанием для подобного умозаключения иранского политика. Как стало известно, во время своего визита в Тегеран турецкий премьер передал это послание аятолле Хаменеи. Суть послания состоит в том, что американский президент призывает его, в соответствии с утверждениями последнего о том, что Иран не стремится создать ядерное оружие, подтвердить это официально. Согласно заявлению «Вашингтон Пост» (6.04.12), США заявили о том, что американский президент Барак Обама известил Иран о готовности США признать право Ирана на мирную ядерную программу, если исламское государство сможет подтвердить, что оно не стремится к ядерному оружию». Вместе с тем, как сообщает американская газета, «иранцам следует понять, что время для мирного решения истекает и что Тегеран должен воспользоваться предоставившейся возможностью для переговоров».

До начала переговоров остаются считанные дни. Когда на карте стоит вопрос о войне или мире, вопрос о переносе места проведения ядерных переговоров выглядит простой отговоркой со стороны Ирана. Время покажет, действительно ли Иран не заинтресован в создании ядерного оружия. Если – да, то подтвердить это вряд ли будет трудно, сев за стол переговоров.

43.56MB | MySQL:92 | 0,987sec