Дискуссии о возобновлении ирано-американских отношений в преддверии стамбульского раунда переговоров Иран-«шестерка»

Несколько дней назад влиятельное иранское информагентство «Хабаронлайн», известное своей близостью к парламентским кругам, опубликовало интервью одного из супертяжеловесов иранской политической арены – аятоллы А.Хашеми-Рафсанджани, ныне занимающего пост руководителя Совета целесообразности решений ИРИ. Примечательно, что текст интервью датируется концом прошлого иранского года, а решение о целесообразности его выпуска в печать было принято лишь после завершения «горячей» выборной фазы в Иране (в начале март состоялись выборы в иранский парламент- меджлис).

Заявления, сделанные А.Хашеми-Рафсанджани в значительной степени диссонируют с тем антизападным информационным фоном, который иранский режим создает сейчас – в преддверии проведения нового раунда переговоров с группой шести международных посредников (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН плюс Германия) по вопросу иранской ядерной программы.

Особые дискуссии вызвали слова А.Хашеми-Рафсанджани о том, что «ислам не догматичен и Пророк всегда призывал искать точки соприкосновения [с идеологическими оппонентами] и не акцентировать внимание на противоречиях». В трактовке А.Хашеми-Рафсанджани эту мысль Мухаммеда нужно понимать как призыв к умеренности и готовности взаимодействовать с идеологическими антагонистами, к коим, в первую очередь, относятся США.

Еще больший отклик в иранском обществе вызвало упоминание Хашеми-Рафсанджани о том, что в его бытность спикером меджлиса (1980-1989 гг.) он написал письмо имаму (Р.М.Хомейни). Причем специально оформил его в виде рукописного текста, не прибегая к услугам машинистки, и лично передал руководителю, дабы уберечь документ от посторонних глаз. В этом письме, по словам А.Хашеми-Рафсанджани, он очертил круг вопросов-проблем, которые Хомейни «должен был обязательно решить при жизни». В противном случае, как объясняется, они грозили перерасти в «настоящую плотину» на пути движения следующих поколений иранских политиков.

В качестве главной темы в этом письме указывалось возобновление отношений между Тегераном и Вашингтоном. Как следует из текста, тогда, в конце 80-х гг., Рафсанджани предложил Хомейни те же мотивационные тезисы, которые были опубликованы сейчас, в упомянутом выше интервью. Так же приводилась критика подходов имама по отношению к американцам: дескать, Иран с США ни разговаривает, ни отношений никаких не поддерживает, в то время как США – самая мощная держава мира. И чем Иран хуже европейцев, китайцев или русских, которые с американцами выстраивают диалог?

Если либералам в иранском истеблишменте такой ход мысли весьма импонирует, то т.н. консерваторы или, как их еще называют, традиционалисты, коими сейчас заполнен меджлис Ирана, моментально и демонстративно громко ополчились против бывшего президента, позволившего опасную слабость – огласить потаенные желания иранских руководителей, да еще и накануне стамбульского раунда переговоров по ядерной программе.

Депутаты парламента А.Мотахарри и К.Джалали (официальный представитель комиссии по вопросам национальной безопасности и внешней политики), известные своим неприятием внешней политики правительства М.Ахмадинежада, заявили, что сам по себе вопрос установления отношений с США не крамолен, но сейчас не время для его постановки ни председателем СЦР А.А.Хашеми-Рафсанджани, ни президентом М.Ахмадинежадом. И, кроме того, при любых обстоятельствах окончательное решение на этот счет будет принимать лично верховный руководитель Ирана.

Привлечем лишь внимание на то, что сам Ахмадинежад публичных заявлений по ирано-американским отношениям не делал. А.Мотахарри, видимо, имел в виду, внутренние дискуссии на эту тему, в которых, как получается, президент занимает позицию сторонника, или, уж по крайней мере не противника, возобновления адекватного диалога с Вашингтоном.

Начальник Генштаба ВС Ирана Х.Фирузабади поспешно заявил, что вопрос восстановления отношений с США даже не обсуждался с рахбаром и в повестке дня не стоит, хотя сами американцы всячески стараются выйти на Тегеран, «поскольку терпят поражения в противоборстве с ним». А министерство информации (разведка и контрразведка) Ирана также оперативно выпустило пресс-релиз, в котором сообщило, что силами спецназа в некоторых приграничных провинциях страны обезврежена террористическая группировка, подпитываемая финансово «мировым империалистом и сионистским образованием». Группа планировала совершить теракты, похожие на те, что унесли жизни иранских ученых-ядерщиков, но, к счастью, как уточняет иранская спецслужба, террористам не удалось реализовать свой «значительный» потенциал на практике. Предположим, что доклад об этой контртеррористической операции уже лег на стол рахбару в нужном виде и, самое главное, в нужное время.

Финальный аккорд — меджлис Ирана 11 апреля 2012 г. выпустил специальное заявление, под которым подписались 200 депутатов. Документ стал своего рода наставлением иранской команде переговорщиков на предстоящем раунде переговоров с «шестеркой». Если отбросить всю словесную эквилибристику, то, как говорится, в сухом остатке следующее: ядерная программа будет продолжена при любых условиях, вести переговоры о ее ограничении и сокращении иранская сторона не намерена. Довершил пропагандистский пассаж сам президент М.Ахмадинежад, сказав, что Иран может два года обходиться без нефтедоходов, т.е. – санкции Тегеран якобы не пугают.

К сожалению, настрой официального Тегерана применительно к приближающимся переговорам по ядерным делам, остается прежним – ни шагу назад. По по крайней мере в публичной плоскости отходы от занимаемых позиций не представляются возможными. Такой алгоритм работы закономерно приведет к очередному витку напряженности в отношениях с Западом.

Иными словами, пока любые попытки даже обсуждать возобновление отношений с США будут блокироваться в зачаточном состоянии. Хотя тот факт, что в Иране находятся лица, которые продвигают в СМИ материалы в пользу реанимации ирано-американских отношений и при этом не сталкиваются с санкциями министерства культуры и исламской ориентации ИРИ, ответственного за цензуру, – явление позитивное и внушающее некоторый оптимизм.

40.71MB | MySQL:66 | 1,030sec