Совместные учения Eager LIon 2012: цели, задачи, последствия

На территории Иордании начались крупнейшие за всю историю иорданских вооруженных сил совместные военные учения «Eager Lion 2012», в которых принимают участие 17 стран, в том числе США, Франция, Саудовская Аравия и Турция. Начальник Генерального штаба Турецких вооруженных сил генерал армии Неждет Озел 8-10 мая с.г. находился с визитом в Соединенных Штатах, где провел встречу с главой Объединенного комитета начальников штабов ВС США генералом Мартином Демпси. Эти события стали поводом для разного рода домыслов. Эксперты турецких аналитических центров обращают внимание на то, что беспрецедентные по масштабам совместные маневры Запада и его союзников в регионе проводятся фактически на границе с Сирией. Турецкие аналитики отмечают совпадение визита Н. Озела со временем, когда премьер-министр Турции Р.Т. Эрдоган заявил о том, что Анкара в соответствии со ст. 5 Североатлантического договора сохраняет за собой право обратиться к НАТО и получить военно-техническую поддержку, если «сирийские войска продолжат нарушать турецкие границы». Некоторые турецкие исследователи полагают, что западные участники нынешних учений помимо «очевидных целей» преследуют также и задачу оказать давление на Тегеран в связи с приближением очередного раунда переговоров между Ираном и «шестеркой» международных посредников по иранской ядерной программе, который состоится 23 мая с.г. в Багдаде. В настоящей статье рассмотрены три основные позиции турецких экспертов по проводимым в Иордании военным учениям.

Достаточно объективной точки зрения по поводу целей и последствий нынешних совместных учений придерживается эксперт по Ближнему Востоку Центра стратегических исследований мудрецов (BILGESAM) Али Семин, который убежден в том, что военные учения в Иордании представляют собой «подготовку к крупномасштабной региональной войне». Он считает, что эти учения отражают суннитско-шиитское противостояние на Ближнем Востоке, которое стало усиливаться после американского вторжения в Ирак в 2003 г. «Сначала обострение суннитско-шиитских отношений наблюдалось в Ираке. Сегодня под угрозой суннитско-шиитского противостояния оказался весь регион. Нынешние учения – это часть ближневосточной стратегии Запада, главная задача которого состоит в том, чтобы разделить мусульманские страны региона на суннитский и шиитский блоки», — считает эксперт BILGESAM. По мнению А. Семина, с одной стороны формируется «шиитский четырехугольник», состоящий из Тегерана, Багдада, Дамаска и Бейрута, с другой – суннитский блок из Анкары, Каира, Эр-Рияда и Аммана. И эти учения – составная часть курса на углубление раскола между двумя блоками. Сотрудник Центра стратегических исследований мудрецов обращает внимание и на то, что учения начались до 23 мая с.г., когда состоится очередной раунд переговоров между Ираном и «шестеркой», и, следовательно, представляют собой некое предупреждение для Ирана. В то же время учения вполне могут служить и «генеральной репетицией» перед проведением военной операции в Сирии. В любом случае, эти учения следует рассматривать в качестве подготовки к крупномасштабной войне, в которой примут участие Турция и арабские страны Персидского залива.

Совершенно иной точки зрения придерживается другой турецкий внешнеполитический обозреватель – главный редактор журнала «Дипломатическое обозрение» Кыванч Галип Овер. Он считает, что главная задача проводимых в Иордании учений состоит в обеспечении безопасности Израиля, а также путей и средств транспортировки энергоресурсов. В своей статье он отмечает, что в Стратегии национальной безопасности США обеспечение безопасности национальных интересов Соединенных Штатов в Ближневосточном регионе практически полностью соответствует интересам Израиля. Считается, что если проводимая политика – в интересах Израиля, то она также и в интересах США. К.Г. Овер пишет, что Турция из-за политики Израиля в палестинском вопросе, а также из-за некоторых «неприятных моментов» в турецко-израильских отношениях в последнее время встала между НАТО и Израилем и не позволяет развиваться их отношениям. Израиль, по мнению главного редактора журнала «Дипломатическое обозрение», в настоящее время добивается раскола Сирии, что может привести к еще большему ухудшению региональной обстановки, поскольку при таких обстоятельствах не удастся избежать вмешательства Ирана. И эти учения, в которых принимают участие 17 стран и около 12 тысяч военных, представляют собой «и вызов, и ответ на сделанный вызов». А потому, уверен К.Г. Овер, «напряжение в регионе после этих учений должно снизиться».

Большой интерес с точки зрения понимания официальной турецкой позиции в отношении целей, задач и возможных последствий нынешних учений представляет доклад директора Института ближневосточных исследований Мраморноморского университета и координатора внешнеполитических исследований Ассоциации исследователей в сфере политических, экономических и социальных наук профессора Талипа Кючюкджана. Он считает, что такие учения проводятся, прежде всего, для того, чтобы укрепить сотрудничество между вооруженными силами различных стран. Разумеется, некоторые из этих учений могут носить политический характер и имеют символическое значение. Необходимо учитывать, что Ближневосточный регион – это высоконапряженный регион, где периодически возникают вооруженные конфликты. Вмешательство внешних игроков лишь повышает напряжение в регионе, который в настоящее время находится на стадии серьезных перемен. Всем известны напряженные отношения между Ираном и Саудовской Аравией. Сирийская политика Ирана не совпадает с интересами арабских стран. Однако это напряжение не перерастет в горячий конфликт. И Турция, по мнению Т. Кючюкджана, должна играть и играет здесь ключевую роль, поскольку служит, своего рода, сдерживающим фактором, так как, являясь страной с преимущественно суннитским населением и членом Североатлантического альянса, не воспринимает ядерную программу Тегерана в качестве угрозы для безопасности региона. Профессор Мраморноморского университета убежден в том, что Анкара, несмотря на громкие заявления турецких лидеров, фактически против одностороннего военного вторжения в Сирию. А потому и нынешние учения нельзя рассматривать в качестве подготовки к военной операции против Дамаска. «Это обычные учения; просто в сложившейся непростой региональной обстановке они воспринимаются несколько иначе», — считает Т. Кючюкджан.

Следует добавить, что прямого вооруженного столкновения в настоящее время пытаются избежать и Соединенные Штаты, поскольку такой шаг может оказаться весьма рискованным для нынешнего американского политического руководства. Иран понимает, что любые односторонние действия США в регионе только повысят уровень негативного отношения к американцам. Именно поэтому Тегеран позволяет себе использовать резкую антизападную риторику и открыто заявлять, что учения в Иордании проводятся против него. То есть, фактически, дело дальше «словесной перепалки», используемой, в т.ч. в качестве «переговорного инструмента», не пойдет. Ни Запад, ни Иран, ни тем более Турция не готовы, по крайней мере, сегодня, к развязке крупномасштабной войны, которая может охватить весь Ближневосточный регион.

Итак, кто-то считает, что в результате учений, проводимых в настоящее время в Иордании, региональная обстановка на Ближнем Востоке ухудшится, кто-то, наоборот, уверен, что улучшится. Как бы то ни было, турецкие эксперты сходятся в одном: формируется новый региональный блок, в котором Турции уготована определенная роль. Такое положение дел лишает Анкару ее главной особенности, а именно той роли «регионального арбитра», на которую Турция в последние годы претендовала. Поскольку, чем больше обостряется суннитско-шиитское противостояние в регионе, тем больше Турция приближается к, так называемому, «суннитскому блоку» и тем дальше она уходит от своей многовекторной внешней политики.

40.76MB | MySQL:66 | 0,928sec