К вопросу об участии Турции в ШОС

11 мая с.г. в Пекине под председательством главы МИД КНР Ян Цзечи прошло заседание министров иностранных дел стран-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). В ходе этого заседания руководители внешнеполитических ведомств обстоятельно обсудили вопросы подготовки предстоящего 6-7 июня с.г. в Пекине саммита ШОС. В этом контексте были рассмотрены вопросы дальнейшего углубления и совершенствования многопланового сотрудничества в рамках Организации, повышения роли ШОС в международных и региональных делах. Состоялся обстоятельный обмен мнениями о ситуации в мире и регионе, а также о расширении связей ШОС с другими странами и многосторонними объединениями. Министры подчеркнули необходимость более широкого привлечения государств-наблюдателей и партнеров по диалогу ШОС к практическому сотрудничеству в рамках Организации. Особого внимания в этой связи заслуживает решение внести на рассмотрение Совета глав государств-членов ШОС запрос о предоставлении Турции статуса партнера по диалогу ШОС. Эксперты отмечают, что усилия в этом вопросе Казахстана, подписавшего в 2009 г. с Турцией договор о стратегическом партнерстве, сыграли заметную роль.

На заседании Совета глав МИД стран ШОС министр иностранных дел Казахстана Ержан Казыханов заявил, что ШОС должна приступить к предметному изучению заявок государств, желающих стать ее партнерами. Он отметил, что Астана выступает за более активное вовлечение государств-наблюдателей и партнеров по диалогу в деятельность ШОС. Глава казахстанского внешнеполитического ведомства, напомнив, что со времени приема первого наблюдателя в ШОС прошло 8 лет, а партнеров по диалогу – 3 года, заявил: «К сожалению, за этот период потенциал этого формата не использован в полной мере и участие этих стран в деятельности ШОС продолжает оставаться формальным». По его словам, в последнее время государства все чаще заявляют о желании более активно взаимодействовать в формате ШОС, а некоторые из них обращаются с просьбами о повышении их статуса. «Полагаем, что настала пора приступить в соответствии с регламентирующими документами ШОС к предметному изучению имеющихся заявок. Казахстан также поддерживает намерение Турции обрести статус партнера по диалогу ШОС», — отметил в своем выступлении Е. Казыханов.

Надо сказать, что турецкая пресса новость о возможном приобретении Турцией нового статуса прокомментировала достаточно скромно. Воздержался от комментариев и турецкий МИД. Тем не менее, многие турецкие эксперты восприняли эту новость как весьма позитивный сигнал. Так, например, эксперт турецкого Центра международных стратегических исследований (USAK) Хасан Селим Озэртем в своем интервью для РГРК «Голос России» сказал следующее: «Это очень позитивное послание для Турции. Сегодня статус наблюдателей или партнеров по диалогу с ШОС имеют такие страны как Иран, Афганистан, Индия и Пакистан. И поэтому предложение по включению Турции в механизмы данной структуры является очень позитивным сигналом для нас. Принятие такого решения означает, что инициативу предоставления Турции статуса партнера по диалогу с ШОС поддержали также и Россия, и Китай. С этой точки зрения, очевидно, что вовлечение Турции в данный механизм будет полезен для лучшего понимания друг друга. Вместе с тем, желание принять Турцию в партнеры указывает и на другой момент. Обычно Турция ассоциируется с членством в «западном блоке». Однако желание принять Турцию в один из важнейших механизмов по обеспечению безопасности в Азии – ШОС, говорит о том, что Турция и странами-членами ШОС рассматривается в качестве важного регионального игрока».

На вопрос о том, что может дать Турция ШОС, будучи вовлеченной в деятельность данной структуры, Х.С. Озэртем ответил: «ШОС сегодня осуществляет политику по обеспечению безопасности не только военным путем. Она пытается осуществлять новые начинания также и путем экономических, и культурных связей. ШОС играет очень важную роль в обеспечении безопасности Афганистана, в борьбе с наркотрафиком и контрабандой оружия в регионе. Турция, как своим опытом, так и имеющимися у нее возможностями, может внести положительный вклад в этом деле». По поводу дальнейшей интеграции Турции с ШОС эксперт USAK считает, что этот процесс будет протекать достаточно умеренными темпами. «Трудно предположить, что Турция будет сразу и полностью вовлечена в деятельность данной структуры. Есть страны, которые намного раньше Турции получили статус наблюдателей ШОС и стремятся стать полноправными членами этой организации. Однако этот вопрос постоянно откладывается. Поэтому маловероятно, что Турция сможет быстро перейти из статуса партнера в полноправного члена организации».

Другой эксперт USAK, Гюлай Кылыч, считает, что для более широкого присутствия в Центральной Азии Турции, с учетом роста ее регионального политического влияния, экономической мощи и культурно-образовательной привлекательности, следует больше внимания уделять собственным ресурсам. В этом плане особое значение представляет деятельность Агентства по тюркскому сотрудничеству и развитию (ТИКА), Международной организации по совместному развитию тюркской культуры и искусства (ТЮРКСОЙ), а также турецких образовательных учреждений, открытых в странах Центральной Азии. По мнению Г. Кылыча, взаимные торгово-экономические связи и совместные энергетические проекты также укрепляют позиции Турции в центрально-азиатском регионе. В этой связи необходимо отметить деятельность Совета сотрудничества тюркоязычных стран (ССТС). Как известно, в рамках последнего саммита ССТС, состоявшегося 20-21 октября 2011 г. в г. Алматы, был проведен бизнес-форум, в ходе которого участники саммита подписали Соглашение о создании Делового совета тюркоязычных стран. Это стало очередным шагом на пути к интеграции тюркоязычных государств.

Однако эксперты Турецко-азиатского центра стратегических исследований (TASAM) придерживаются несколько иной точки зрения. Так, в совместном докладе, опубликованном на официальном сайте TASAM, аналитики выступают за более тесное сотрудничество с ШОС и использование «шанхайской площадки» в качестве «эффективного форума» для решения общерегиональных проблем. В своей коллективной работе эксперты TASAM отмечают важность ШОС как некого «противовеса расширению НАТО и влиянию США в регионе». При этом они оговариваются, что на самом деле Турция опасается не столько влияния США, сколько снижения значимости Анкары в глазах Вашингтона и расширения прямого сотрудничества между Соединенными Штатами и странами Центральной Азии. Однако, по мнению специалистов TASAM, в настоящее время Турция не располагает всеми необходимыми ресурсами для того, чтобы проводить в центрально-азиатском регионе полностью самостоятельную политику. А потому Анкара не только прислушивается к мнению Вашингтона, но и учитывает пожелания Брюсселя.

Многие турецкие аналитики считают, что Турция в результате ошибок, допущенных в порыве «романтического энтузиазма», проявившегося в 1990-х гг. в отношении государств постсоветского пространства, в свое время многое упустила. Как известно, после распада СССР в 1991 г. Турция выступила одним из первых государств, признавших независимость бывших советских республик. В 1991-92 гг. Турция в числе первых государств официально установила дипломатические отношения и открыла посольства во всех странах Центральной Азии. Ключевая идея политики Турции в регионе в то время состояла в создании под эгидой Анкары «Великого Турана». Однако эта идея не нашла одобрения среди лидеров стран центрально-азиатского региона. Более того, она вызвала резкое противодействие со стороны всех стран региона.

Неудачные попытки осуществить ускоренное политическое и экономическое проникновение в страны Центральной Азии учтены Турцией, и ее политика в этом регионе сегодня носит более многосложный и разносторонний характер. Анкара разрабатывает планы по осуществлению рациональной политики военного сотрудничества и военного присутствия в центрально-азиатском регионе. Анкарой тщательно изучается опыт деятельности турецкого военного контингента в Афганистане, а также опыт работы турецких военных инструкторов в Грузии и Азербайджане. Эксперты полагают, что Турция сможет осуществить свои амбиции исключительно в рамках тесного сотрудничества с США и при одобрении НАТО, поскольку военное сотрудничество Турции с государствами Центральной Азии не может успешно и разносторонне развиваться без соответствующей материальной и политической поддержки Соединенных Штатов. Более того, Турция не уверена, что значительные ее затраты в сфере оказания военно-технической помощи государствам Центральной Азии будут сопровождаться усилением ее политического и экономического влияния в регионе. Таким образом, участие Турции в ШОС в кратко- и среднесрочной перспективе будет весьма ограниченным. Поскольку, во-первых, турецкий голос на фоне таких тяжеловесов региона как Россия и Китай, будет казаться не таким уж и громким. А потому сама перспектива участия в этой организации не столь привлекательна для Турции, другое дело – ССТС, где она выступает абсолютным лидером. Во-вторых, Анкара периодически будет оглядываться на Вашингтон и Брюссель, которые, разумеется, буду всячески препятствовать ее евразийской интеграции.

40.93MB | MySQL:66 | 1,720sec