К ситуации в этническом Курдистане в связи с событиями в Сирии

Перспективы развития ситуации в этническом Курдистане в связи с событиями в Сирии стали предметом внимательного анализа зарубежными специалистами и курдоведами. Так, д-р А.Шанфи из Калифорнийского университета скептически оценивает действия сирийских курдов, позволившие им установить контроль в Сирийском Курдистане. По его мнению, внутриполитическое положение и международные факторы не благоприятствуют провозглашению автономии Сирийского Курдистана, к чему стремятся курды. Эксперт полагает, что и в стране, и за рубежом у сирийских курдов более врагов, чем друзей. Сирийская свободная армия в случае ее поддержки Турцией готова направить свои усилия против той части курдской оппозиции Сирии, которая придерживается идеологии А.Оджалана (партия демократического союза – ПДС). Она аффилирована с Рабочей партией Курдистана (РПК), находящейся в оппозиции турецким властям и также требующей автономии для турецких курдов в рамках Турции. Он отмечает, что курдская оппозиция в Сирии временно объединилась и способна выдвинуть требования, которые должна гарантировать новая сирийская конституция после падения режима Б.Асада. А.Шанфи считает, что Запад должен учесть, что «курдское движение является секулярным, и оно более прогрессивно и либерально, чем возникшие ретроградные силы в регионе». Сирийские курды, по его мнению, могут извлечь пользу из опыта иракских курдов, в перспективе добиться внутренней автономии, которая позволит «создать реальные условия для реализации законных этно-культурных прав и требований широких свобод». А.Шанфи тем самым как бы призывает сирийских курдов пойти на сближение с Западом, поддержать силовое смещение баасистского режима с целью в перспективе добиться автономных прав.

Авторитетный курдовед Офра Бенджио, руководитель Курдской образовательной программы Центра Моше Даяна университета Тель- Авива, вселяет надежду сирийским курдам на решение курдского вопроса в Сирии, а также и глобального решения курдского вопроса в этническом Курдистане в интересах курдов. Также как и специалист из австралийского университета Квинсланд Х.Занди, О.Бенджио указывает на то, что в перспективе курды рассчитывают создать четыре автономных региона с центрами в Диарбакыре, Эрбиле, Камышлы и Мехабаде, обеспечить себе коридор к Средиземному морю для транспортировки нефти и газа из Курдистана на мировой рынок. Однако без действенной помощи сирийским курдам будет сложно удержать свой контроль даже над Сирийским Курдистаном, который может стать плацдармом для атак РПК против Турции. О.Бенджио отмечает возникновение нового фактора в турецко-сирийско-иракском треугольнике – это роль Турции. Находящаяся у власти в Анкаре Партия справедливости и развития сейчас, по ее мнению, меняет свою политику, как в отношении турецких курдов, так и Курдистанского региона Ирака, которую она называет, как «обязательства переполненные двусмысленностью» (“engagement fraught ambiguity”). Она считает, политика турецкого руководства по курдскому вопросу в Турции только разжигает курдский национализм и усиливает стремление РПК к сопротивлению. В то же время экономические и торговые отношения с Курдистанским регионом, в частности, заключение соглашений по нефти и газу в обход Багдада, не препятствует турецкому руководству, по мнению О.Бенджио, подчеркивать важность единства Ирака. В сложившейся ситуации для Турции, полагает эксперт, сейчас лучше примириться со своими курдами и создать буфер вдоль многокилометровой турецко-сирийской границы. В то же время О.Бенджио полагает, что изменение конфигурации Ближнего и Среднего Востока не за горами и курды добьются своих целей, в том числе и выхода к морю.

Х.Занди, также как и д-р Шанфи, считает, что курды представляют светское и прозападное движение, и в интересах Запада и Израиля оказать им помощь, поскольку для них курдский этнографический регион может служить буфером от любой региональной угрозы, в особенности, в сдерживании распространения фундаментализма. Активность салафитов в регионе, как известно, поддерживают некоторые исламские страны, в числе которых, в частности, Саудовская Аравия и Катар.

Огромные запасы углеводородов и других природных ресурсов восполнят энергетическую потребность Запада. В связи с этим Х.Занди считает важным поддержание геостратегических, экономических и политических отношений курдов с Западом с целью создания курдского государства, хотя Иран, Ирак, Сирия и Турция контролируют курдские ареалы и препятствуют процессу самоопределения курдов. Он позитивно оценивает усилия сирийских курдов, контролирующих район с населением в 490 тыс. человек и находящийся на пути к Средиземноморью.

Таким образом, представители зарубежной науки склоняют общественное мнение поддержать курдов в их усилиях создать автономию в Сирийском Курдистане с помощью Запада. Светские прозападные курдские ареалы могут стать сдерживающим фактором распространения радикального ислама на Ближнем и Среднем Востоке, с одной стороны, а с другой – их создание – это важный этап перекройки границ государств региона, что согласуется, по сути, с американской программой Большого Ближнего Востока.

Сирийские курды представляют, как известно, самостоятельную, оппозиционную режиму Б.Асада, политическую силу. Их многочисленные партии объединены в два блока: один из них – Курдский национальный совет (КНС) объединяет организации прозападной ориентации, а другой — Народный Совет Сирийского Курдистана (НССК) находится под влиянием идеологии А.Оджалана. Лидирующее место в последнем занимает ПДС. Эти блоки представляют серьезную военно-политическую силу, решительно заявившую о себе в Сирийском Курдистане. Они стремятся к решению курдского вопроса в Сирии на законодательной основе и новой конституции.

События в Сирии усилили процесс трансграничного взаимодействия курдов этнического Курдистана. Так, 11 июля 2012 г. в Эрбиле состоялось заседание руководства этих двух блоков под патронатом Масуда Барзани, на котором было подписано соглашение между ними о единстве действий и создании Курдского Высшего Совета (КВС) сирийских курдов, на которого была возложена ответственность за ситуацию в Сирийском Курдистане. Он должен быть там единственным административным органом до тех пор, пока не будут проведены демократические выборы новых структур власти. Были достигнуты договоренности, что в нем оба блока будут представлены 50/50. Безопасность этого региона будет возложена на новые подразделения, готовящиеся сейчас в Иракском Курдистане. М.Барзани заявил о наличии в регионе тренировочных лагерей для военной подготовки сирийских курдов. Это солдаты, дезертировавшие из сирийской армии и перешедшие сирийско-иракскую границу. Эти силы будут в распоряжении Курдского Высшего Совета. Кроме того, в качестве поддержки сирийских курдов из Иракского Курдистана было направлено 700 вооруженных бойцов в Камышлы, а также открыт переходный пункт Хабур на иракско-сирийской границе для военных нужд и пр .

Эта поддержка иракских курдов осуществляется, несмотря на их идеологическое различие с ПДС. Не случайно один из курдских чиновников, близких к М.Барзани, заявил, что ПДС не доминирует среди курдских группировок в Сирии; она пытается лишь восполнить политический вакуум и обеспечивает безопасность в Сирийском Курдистане, который покинула сирийская армия.

В последнее время региональное правительство в Эрбиле старается укрепить свой Курдистанский регион. Силы пешмерга приведены в полную боевую готовность и готовы занять Киркук, находящийся, однако, под военно-политическим контролем Багдада. Курдские подразделения распределяются севернее Рабии в иракско-турецко-сирийском треугольнике, они также захватили контроль над провинцией Найнава.

Являясь опытным политиком, М.Барзани, по-видимому, пытается использовать события в Сирии для реализации ряда проблем и, в частности, вопроса спорных территорий, решение которого торпедируется правящей в Ираке шиитской политической группировкой, руководимой премьер-министром Н.аль-Малики.

В последнее время напряженность между Багдадом и Эрбилем усилилась в связи с продвижением федеральной армии к иракско-сирийской границе, что вызвало негативную реакцию со стороны М.Барзани, президента Курдистанского региона, который препятствует дислокации иракской армии в спорных территориях. Н.аль-Малики, объяснил, что эта мера вызвана необходимостью предотвращения негативного влияния событий в Сирии на ситуацию в северном Ираке и обеспечения безопасности. Он также подчеркнул, что ответственность за охрану границ и суверенитет возложена на центральное правительство.

Напряженность между Багдадом и Эрбилем усилилась, когда федеральная армия продвинулась из Рабии в контролируемый курдами пограничный пункт Фишхабур в районе Зумара, являющемся частью спорной территории. Силы пешмерга преградили путь федеральной армии. Н.аль-Малики сказал по этому поводу, что подобные действия регионального правительства Курдистана только разожгут внутриполитический конфликт между Центром и Эрбилем. На что курды заявили, что использование армии для урегулирования внутренних конфликтов противоречит положению иракской конституции, а М.Барзани обвинил Н.аль-Малики в непрофессионализме.

При этом население этого региона и провинции Найнава спасается бегством, опасаясь вооруженных столкновений пешмерга с федеральными войсками, которые будто бы уже введены в Киркук, Джалюла и Саадиа. Кроме того, федеральные войска все еще остаются в Змаре, а курдские подразделения из Ханакина следуют к линии возможного столкновения с армией. Губернатор Найнавы отметил, что напряженность между иракскими подразделениями, осуществляющими охрану иракско-сирийской границы, с пешмерга усиливается.

Иракское руководство заявило протест М.Барзани против открытия курдами прохода для вооруженных сирийцев из Сирии в район Хабура. В препятствии пешмерга проходу федеральных войск к иракско-сирийской границе Н.аль-Малики усматривает попытку М.Барзани провозгласить государство в государстве, что он считает весьма опасным прецедентом. А курдский контроль прохода со стороны Сирии в Хабур является, по его мнению, подтверждением того, что иракские курды не прекратят свою поддержку повстанцам.

Итак, в основе напряженности между Багдадом и Эрбилем находится различие подходов к оценке событий в Сирии. Хотя правительство Н.ал-Малики и выступает как будто против режима Б.Асада, оно заявляет о поддержке «сирийского народа». При этом он перекрыл доступ в страну сирийским беженцам под предлогом неспособности обеспечения им соответствующих условий. На самом деле иракское руководство стремится предотвратить влияние событий в Сирии на ситуацию в Иракском Курдистане.

Положение сирийского населения весьма плачевно. М.Барзани во время подписания соглашения в Эрбиле курдской оппозицией Сирии обещал предоставить сирийским курдам моральную и финансовую поддержку. Однако никакой помощи населению оказано не было. При этом он подчеркивал, что иракские курды якобы не хотят напрямую вмешиваться в ситуацию в Сирии.

Политическая неоднозначность присуща и региональной политике турецкого руководства, которое опасается того, что усиление трансграничного взаимодействия иракских курдов с турецкими и сирийскими курдами негативным образом скажется на ситуации не только в Турецком Курдистане, но и в регионе в целом. В связи с этим Р.Т. Эрдоган, премьер-министр Турции, потребовал от руководства Иракского Курдистана прекращения поддержки сирийских курдов. Обсуждению событий в Сирии посвятил свой состоявшийся 1 августа 2012 г. визит в Эрбиль и А.Давутоглу, министр иностранных дел Турции. Он передал М.Барзани письмо от Р.Т.Эрдогана, в котором он будто бы выразил протест против позиции М.Барзани относительно сирийских курдов. В нем якобы отмечается, что Турция не допустит формирования района курдского самоуправления в Сирийском Курдистане, граничащем с Турции, в особенности, потому что контроль над ним осуществляет ПДС, аффилированная с РПК. Анкара выступает решительно против создания якобы террористических структур у турецких границ и будет бороться против них, вплоть до силового вмешательства. В ходе визита А.Давутоглу посетил спорный город Киркук без уведомления Багдада, что вызвало негативную реакцию со стороны иракского министерства иностранных дел.

Вместе с тем турецкое руководство встретило решительный протест против его военных поползновений относительно Сирии со стороны иранского руководства. Иран заявил, что в случае военного вмешательства Турции в дела Сирии, он инициирует актуализацию ирано-сирийского оборонного соглашения, поскольку является союзником Б.Асада. Это противоречие бросает тень на благоприятно развивающиеся двусторонние ирано-турецкие отношения.

Следовательно, националистические устремления курдов этнического Курдистана превалируют над их идейными и прочими расхождениями. В основе их консолидации находится идея независимого Курдистана, которую они пытаются осуществить поэтапно. Во-первых, это создание курдских автономий в разделенных государственными границами Ирака, Турции и Сирии, курдских ареалах, некогда принадлежавших Османской империи. Затем – обеспечение надежного коридора до Средиземноморья. Этому в определенной степени может способствовать обширное курдское сообщество, образовавшееся в Западной Турции вследствие переселенческой политики турецких властей. Не случайно О.Бенджио считает, что если иракские курды добьются выхода к Средиземному морю, их шансы к независимости существенно возрастут.

Однако страны проживания курдов кооперируются против национальной консолидации курдов в своих ареалах и выступают против курдского военно-политического взаимодействия. Их опасения, как представляется, сильно преувеличены, поскольку сирийские курды могут легко потерять контроль над своим районом самоуправления не только потому, что не имеют надежной поддержки, но и из-за отсутствия реальной сплоченности.

Отсутствие единства сирийских курдов способствует разбросу мнений относительно их будущего. Они по-разному представляют конечные цели своей борьбы: одни из них выступают за повторение опыта иракских курдов, требуя автономии в рамках Сирии. Хотя они считают, что время для автономии пока не пришло, но необходимо добиваться децентрализации, которая, по их мнению, способна обеспечить интересы религиозных и национальных меньшинств Сирии. Другая часть курдского сообщества Сирии заявляет, что не требует автономии, а желает, чтобы их права были гарантированы новой конституцией. Разделяя эту точку зрения, Байят Башир, лидер Демократической партии Сирийского Курдистана, подчеркнул, что его партия выступает за равноправие в новой Сирии и единство страны.

Разрядке политической напряженности в этническом Курдистане, безусловно, будет способствовать мирное политическое урегулирование в Сирии, которое позволит смягчить эскалацию конфликтности в курдских ареалах Ирака и Турции. Оно будет способствовать сдерживанию обострения двусторонних отношений региональных держав и вовлечению их в широкий международный конфликт.

1.http://www.ekurd/net/mismas/articles/misc2012/8/syriakurd571.htm

2.http://www.ekurd/net/mismas/articles/misc2012/8turkey4069/htm

3.http://www.ekurd.net/mismas/articles/misc2012/8/turkey4069.htm

4.http://www.ekurd.net/mismas/articles/misc2012/8/state6402.htm

5. http://www.ekurd.net/mismas/articles/misc2012/7govt2050.htm

6.http://www.ekurd.net/mismas/articles/misc2012/7/turkey4061.htm

7.http://www.ekurd.net/mismas/articles/misc2012/7/state6380.htm

8.http://www. ekurd.net/mismas/articles/misc2012/8/state6401.htm

9. http://www.ekurd.net/miamas/articles/misc2012/8/state6398.htm

10. http://www.ekurd.net/mismas/articles/miac2012/8/kirkuk743.htm

11. http://www. ekurd.net/mismas/misc/2012/8/irankurd872.htm

12. http://www.ekurd.net/mismas/articles/misc2012/7/seriakurd551.htm

13.http://www.ekurd.net/mismas/articles/misc2012/7/syriakurd560.htm

40.74MB | MySQL:66 | 0,981sec