К вопросу о транзитном потенциале Афганистана в энергетической сфере

В условиях готовящегося сворачивания иностранных военных присутствий на территории Афганистана, а также отсутствия ясности с перспективами дальнейшей международной финансово-экономической помощи этой стране для Кабула со все большей очевидностью встает проблема поиска источников обеспечения собственной самодостаточности в экономической сфере.

Напомним, что одним из потенциально перспективных проектов, призванных обеспечить Кабулу устойчивый источник финансовых средств, являлся проект строительства Трансафганского газопровода (ТАГ).

В 1993 г. на предложение Туркменистана к западным компаниям начать разведку газа и нефти на юго-востоке республики в числе первых откликнулась аргентинская «Бридас». В соответствии туркмено-пакистанским меморандумом о взаимопонимании от 1995 г., «Бридас» подготовила предварительный ТЭО проекта Трансафганского газопровода. Для строительства и эксплуатации трубопровода был создан консорциум «Tap Pipelines International Ltd.».

В качестве основного конкурента «Бридас» по ТАГ выступила американская нефтяная компания «Юнокал», ставившее целью сформировать к октябрю 1997 г. международный консорциум и начать сооружение ТАГ в декабре 1998 г.

Оба конкурента вели переговоры с талибами и правительством ИГА. «Бридас» открыла свои представительства в Ашхабаде и Кабуле, предлагала инвестировать средства в экономику Афганистана, модернизировать ГЭС в Кандагаре, отремонтировать дорогу Кабул-Кандагар и Кабул-Джелалабад. «Юнокал» обещала построить учебно-производственные центры по подготовке кадров в Кандагаре и Мазари-Шарифе.

В конечном итоге талибы отдали предпочтение «Юнокал». 25 октября 1997 г. в Ашхабаде состоялось официальное подписание соглашения между акционерами вновь созданного консорциума «Central Gas Pipeline Ltd.» («Сентгаз») по строительству газопровода Туркменистан — Афганистан — Пакистан (Тургунди — Герат — Кандагар — Кветта — Мултан). Акционерами компании стали правительство Туркменистана (17%), «Юнокал» (36,5%), саудовская «Дельта газ пайплайн» (15%), японская «Сиэко трансэйша газ», южнокорейская «Хюндай» и пакистанской «Кресент групп», а также российский «Газпром» (10%). Общая стоимость проекта была оценена в 1,9 млрд долларов.

Тем не менее, из-за продолжавшейся гражданской войны, чрезмерных требований талибов о ежегодной стоимости транзита в размере 105 млн долларов, разногласия по цене газа проект был практически заморожен, а в начале 1999 г. «Бридас» выкупил у «Юнокал» его долю в проекте.

29-30 мая 2002 г. в Исламабаде состоялась трехсторонняя встреча с участием президентов Пакистана П.Мушаррафа, Туркменистана С.Ниязов и главы Временной администрации Афганистана Х.Карзая, по итогам которой подписано соглашение о строительстве газопровода и нефтепровода Туркменистан – Афганистан – Пакистан, создании Руководящего комитета по формированию нового консорциума.

Строительство газопровода протяженностью порядка 1500 км, который берет начало с туркменского месторождения Даулатбад (его запасы составляют более 700 млрд куб. м газа), оценивается в 2-3 млрд долл. Пропускная мощность трубопровода должна составить 20 млрд куб. м газа в год. Если в 1997-99 гг. планировалось протянуть нитку газопровода до Мултана с дальнейшим продолжением в Индию, то теперь речь идет о том, что конечным пунктом должен стать строящийся глубоководный порт Гвадар в Пакистане, где планируется построить предприятие по сжижению газа. По тому же маршруту планируется проложить и нефтепровод, железную дорогу и шоссе.

По мнению автора, цена газа, определенная 53-56 долларов за 1000 куб. м в конечном пункте доставки — пакистанском городе Мултан (без учета афганских транзитных тарифов), и отпускная его цена на границе Туркменистана с Афганистаном, зафиксированная по настоянию С.Ниязова в размере 45 долларов, оставляла мало надежды на то, что газопровод может быть экономически целесообразным.

На сегодняшний день ТАГ получил второе дыхание – с подключением к нему Индии и преобразованию проекта в ТАПИ. Однако, по мнению автора, в настоящее время к вышеуказанным препятствиям добавился и американский фактор: в силу неопределенности политического будущего ИРА США, скорее всего, постараются заморозить реализацию проекта до выяснения круга его афганских бенефициаров и оценки соответствующих последствий для интересов США в ИРА и регионе в целом.

28.93MB | MySQL:67 | 0,718sec