Взлет и падение президента АРЕ М.Мурси

Смещение военным командованием Египта  президента АРЕ М.Мурси стало логическим следствием годичного правления государством представителя «Братьев-мусульман». Впрочем, начиналось все для М.Мурси очень многообещающе.

Следует отметить, что сразу после своего избрания летом прошлого года новый египетский лидер со стоящими за ним «Братьями-мусульманами» решил не откладывать в долгий ящик доведение до логического конца январско-февральской «революции» 2011 года, используя пока еще нерастраченный пассионарный подъем своего народа, а также ситуативную благосклонность нынешней вашингтонской администрации.

В июле был восстановлен в правах «исламистский» парламент страны, распущеный месяцем ранее Высшим конституционным судом АРЕ, в начале августа был назначен новый премьер-министр Х.Кандиль.

Ну а 12 августа египетский президент подписал ошеломивший всех указ об отставке, казалось бы, всемогущего главы Высшего совета вооруженных сил и министра обороны АРЕ фельдмаршала Мохаммеда Хусейна Тантауи, а вместе с ним и начальника генштаба египетской армии генерала Сами Анана, назначив их своими «личными советниками». Более того, в отставку были отправлены также командующие ПВО, ВМС и ВВС страны, а немногим ранее глава служб безопасности Египта.

Своим указом президент Египта тогда отменил принятые накануне президентских выборов в июне с.г. Высшим советом вооруженных сил поправки к конституции, расширяющие полномочия военных и резко ограничивающие власть номинального лидера государства.

Повод для этого наступления на армию был выбран куда благороднее. Как никак, а нападения боевиков на военную базу в районе приграничного с сектором Газа города Рафах, в результате которого были убиты 16 военнослужащих, случай из ряда вон выходящий.

Да и геополитическая ситуация как никогда тогда благоволила новому египетскому лидеру. В этой связи особенно показательной была подчеркнуто обходительная тональность со стороны Вашингтона относительно избрания и первых шагов нового главы египетского государства.

Еще в конце июня глава американского Госдепа Х.Клинтон, похвалив египтян за «свободные, честные и демократические» выборы, заявила, что нынешняя администрация США удовлетворена первыми шагами М.Мурси. Показательно также, что именно Х.Клинтон стала первым высокопоставленным должностным лицом стран Запада, которая 14 июля прошлого года посетила Египет с официальным визитом после избрания М.Мурси на пост главы государства с целью «выразить поддержку США демократическим процессам, происходящим в Египте».

Казалось бы, на таком фоне следовало бы развивать успешные действия по укреплению собственной власти. И поначалу М.Мурси вроде бы так и делал, окружив себя «нужными» советниками и проведя фактически полную «перезагрузку» местной власти.

А далее наступил декабрь, во время которого глава египетского государства планировал имплементировать Конституционную декларацию, в результате чего он получал бы практически неограниченные полномочия. Однако, под давлением «улицы» М.Мурси неожиданно сдался.

Тогда мнения вовлеченных в египетскую проблематику обозревателей насчет деятельности по укреплению собственной власти лидера государства разделились. Одни считали, что президент Египта «дал слабинку», когда в начале декабря «под давлением оппозиции» отменил Конституционную декларацию от 22 ноября. Более того, они были уверены, что такие слабости на Ближнем Востоке, где привыкли уважать только силу, никогда не проходят бесследно. А, следовательно, это станет началом конца амбиций М.Мурси.

Другие же, напротив, были уверены, что это был такой хитрый ход от «Братьев-мусульман». Расчет на то, что оппозиция проглотит «наживку» и всю свою протестную энергию растратит именно на требование отменить положения Конституционной декларации. Затем нынешний лидер страны пойдет на якобы уступки с тем, чтобы протащить свой главный политический «товар» — референдум по Конституции.

Очевидно, что М.Мурси именно так и рассчитывал, полагая, что он, как опытный египетский торговец где-нибудь возле каирского туристического объекта, запросит максимально высокую цену, чтобы потом сбросить ее до приемлемой для себя и, тем самым, получить оптимальный результат.

Однако он явно недооценил фактор «уважения сильного» на Ближнем Востоке. Почувствовав слабость президента страны, оппозиция с удвоенной энергией развернула кампанию по отстранению М.Мурси от власти, собрав к июню 2013 года 22 млн подписей за его отставку.

Впрочем, пожалуй, больше всего от такого проявления слабости лидера страны воспряла духом египетская армия.

После августовской «пощечины» египетские военные, судя по всему, избрали правильную тактику. Они не пошли на прямой конфликт с «Братьями-мусульманами» и с президентом государства, а затаились и терпеливо ждали своего часа.

И вот, когда противоречия между властью и светской оппозицией достигли критической точки, попытки правительства оздоровить экономику страны закончились очередным провалом, а главный спонсор «Братьев-мусульман» — Катар, похоже, медленно, но уверенно погружается во внутриполитический кризис,  армейское руководство вышло на авансцену египетской политики, в очередной раз дав понять всем, кто продолжает оставаться реальным хозяином Египта.

Ближний Восток уважает сильных. Здесь, если уж заявил о своих диктаторских претензиях, то этой стезей надо идти до конца, ибо малейшее проявление слабости чревато необратимыми последствиями. И нынешний пример с отстранением от власти М.Мурси яркое тому подтверждение.

40.65MB | MySQL:66 | 0,913sec