Перспективы нефтегазовой отрасли Алжира

Последние изменения в алжирской энергетической отрасли наглядно свидетельствуют об углублении ее кризиса, негативно влияющего на стабильность правящего в стране режима. Среди соответствующих индикаторов следует назвать смену руководства государственной компании Sonatrach, оказавшегося неспособным переломить критическое снижение добычи природного газа и стагнацию нефтяного сектора.

Впрочем, смена государственных «топ-менеджеров» не смогла переломить ситуацию, о чем свидетельствует фактический провал 4-го октябрьского этапа тендеров на разработку «черного золота». Несмотря на то, что алжирским властям удалось заключить целый ряд контрактов, они явно ожидали большего.

Определенная активность отметилась в основном со стороны французских компаний, тогда как представители правящего алжирского режима рассчитывали на более заметную диверсификацию связей и расширение объемов сотрудничества с иностранными партнерами в сфере энергетике. Руководство АНДР тем самым стремится избежать зависимости от одной страны в стратегической для него сфере.

Их попытки объяснить неудачу заметным снижением цен на нефть, уменьшившим привлекательность капиталовложений в данный сектор, не являются достаточно убедительными для описания всего кризиса местной экономики.

Важно, что власти АНДР рассчитывали, что увеличение добычи «черного золота» хотя бы частично компенсирует снижение производства газа.

 

Сможет ли Алжир заменить российское сырье

Подобная ситуация показательна в условиях «политического энергокризиса» между европейскими государствами и Россией, когда Брюссель рассматривает возможности для минимизации российского газового влияния за счет других источников сырья. И в этой связи на Алжир обращается пристальное внимание.

Однако ситуация в АНДР, важном энергетическом партнере ЕС, наглядно демонстрирует, что в обозримой перспективе алжирская сторона физически не сможет заменить даже часть соответствующих российских объемов.

Устойчивое снижение газодобычи в этой стране, наблюдаемое с 2006-2007 гг., продолжилось и в 2014 г. По самым оптимистичным расчетам, падение по сравнению с прошлым годом может превзойти показатели в семь процентов. Рост газодобычи возможен лишь в последующие годы, когда станет ощущаться помощь Катара, с которым Алжир ратифицировал в течение лета 2014 г. соглашение о развитии энергетических проектов.

Однако это «не обязательный» вариант развития событий, учитывая крайнюю забюкратизированность алжирской государственной системы, которая во многом и порождает сложности и неудобства для работы иностранных инвесторов на своей территории. И для реального начала работ с тем же Катаром в любом случае уйдут годы.

Вместе с тем, в среднесрочной перспективе Алжир в состоянии не только восстановить докризисные объемы производства, но и заметно его увеличить. В перспективе алжирская сторона может рассчитывать на доразведку своей территории в плане поиска и эксплуатации новых месторождений источников «обычного» природного газа.

Кроме того, по мнению технических специалистов, они могут рассчитывать и на продолжение добычи на старых «законсервированных» источниках с применением более современных технологий, позволяющих более эффективно добывать сырье.

Также существуют серьезные ожидания и на поиск крупных запасов сланцевого газа.

 

Причины падения энергосектора Алжира

Однако для этого АНДР необходимо решить ряд важных проблем. В числе основных проблем газового сектора Алжира – неспособность переломить устойчивую тенденцию к продолжению снижения добычи сырья (почти в полтора раза с момента начала падения в 2006 – 2007 гг.). Подобная ситуация обусловлена во многом истощением крупнейшего газового месторождения в Хасси-Мессауд и запоздания с вводом в строй его «заменителей».

Другой крупнейшей проблемой страны стал заметный параллельном рост внутреннего потребления, во многом вызванный дальнейшим заметным увеличением численности населения и слабым внедрением энергосберегающих технологий, а также неразвитостью включая атомной и альтернативной энергетики.

Между тем, у Алжира существуют возможности и для преодоления этого негативного момента: АНДР располагает запасами природного газа в 4 трлн кубометров. Поэтому нынешнее падение обусловлено скорее не экономическими и «техническими», сколько внутриполитическими причинами. А точнее – конкретными действиями/бездействием правящего режима. Именно при президенте Абдельазизе Бутефлике законодательство в данной сфере стало крайне забюрократизированным с одной стороны, и еще более «непрозрачным» с другой, что препятствовало приходу в страну иностранных инвесторов.

Алжирские власти до сих пор ограничивали действия иностранных компаний, которым разрешалось работать в стране лишь совместно с алжирскими партнерами, имея долю не более 49 процентов.

Были ощутимыми и другие ограничения. Например, зарубежные компании не могли свободно распоряжаться «дополнительной прибылью», в том числе полученной в результате деятельности самих компаний и колебаний курса валют и др., а также были лишены возможности продавать добытые углеводороды, которые реализовывались самими алжирскими властями.

Прогрессирующий кризис энергоотрасли во многом обусловлен тем, что алжирские власти фактически не выполнили обещанного пересмотра прежнего «инвестиционного» законодательства: прежние ограничения в полном объеме пока отменены лишь в отношении добычи сланцевого газа.

Ситуация усугубляется крайне непрозрачной ситуацией заключения договоров и прохождения тендеров. Как показали недавние коррупционные скандалы в стране, зарубежные инвесторы не могут себе гарантировать беспроблемное выполнение уже полученных контрактов. В результате целый ряд иностранных компаний были обвинены в заключении коррупционных сделок и лишились ранее выигранных тендеров.

Не исключено, что и последняя смена среди руководства компании Sonatrach ознаменуется впоследствии очередными громкими скандалами по этой части.

Причина подобного положения состоит в том числе в непрекращающейся борьбе между членами «правящего триумвирата» страны, а точнее – между стоящими группировками и кланами за конкретными фигурами, выразителями их интересов – президентом Бутефликой, начштаба вооруженных сил Ахмедом Гаид Салахом и шефом спецслужбы DRS Мохаммедом Медьеном.

Вскрывая «коррупционные сделки» (без которых в той или иной мере в стране до сих пор не обходилось заключение практически ни одного крупного соглашения), главный алжирский «чекист» наносил удар по интересам окружения Бутефлики, «кормившегося» с «откатов» от контрактов с иностранцами. Эти скандалы затронули как энергетическую госкомпанию Sonatrach, так и Министерство энергетики и шахт АНДР в целом.

И, судя по недавним «откровениям» СМИ относительно обнаружения во Франции «неучтенного» имущества одного из протеже действующего президента страны Абдельазиза Бутефлики генсека «партии власти» ФНО Амара Саадани, нельзя исключать продолжения «войны компроматов», чреватого дальнейшим ухудшением работы для зарубежных структур.

Также отрицательно на развитии алжирской энергетической отрасли сказывалась и историко-политическая традиция, препятствовавшая сотрудничеству Алжира с некоторыми странами. Например, с Францией, которую члены нынешнего руководства АНДР, участвовавшие в Национально-освободительной войне 1954 – 62 гг. против французских колониальных войск, считают «неоколониальной» державой, «мечтающей о захвате алжирских богатств».

«Внешнеполитические» мотивы играли большую роль и в нежелании развивать соответствующее сотрудничество и с такой газовой державой как Катар, руководство которой в последние годы всячески стремилось проникнуть на алжирский рынок.

В данном случае негативным фактором для развития совместного бизнеса играли глобальные политические амбиции катарского эмира на лидерство в арабском мире, которое на практике выразилось в активном участии Дохи в свержении ливийского лидера Муаммара Каддафи в 2011 г., которого алжирская сторона всячески поддерживала.

Впрочем, учитывая успех Дохи, нельзя исключать того, что алжирские власти сделают соответствующее исключение и для расширения присутствия в своем нефтяном секторе французских компаний.

Прежнее показательное игнорирование интересов иностранных партнеров, как уже имеющихся, так и перспективных, объяснялось и внутренними установками лидеров алжирского режима, пытавшихся показать свою зрелость в «самостоятельном развитии собственной экономики».

Однако это стремление к самостоятельности во многом и привело на практике к снижению экономических показателей применительно к энергетической отрасли Алжира. По сути, его руководство оказалось заложником своих же амбиций в условиях отсутствия для их воплощения реальных возможностей.

Как показывает практика бывших колоний, через подобное «искушение» проходили многие страны Африки. Однако алжирское руководство не захотело учесть соответствующий опыт того же Зимбабве. На момент освобождения от Великобритании последнее обладало одной из самых высокоразвитых экономик на Африканском континенте и своими попытками показать самостоятельность лишь продемонстрировало еще один хрестоматийный пример «несостоявшегося» государства.

 

Перспективы энергетической отрасли страны

Впрочем, у властей АНДР еще остается шанс избежать следования этому пути, чреватым крахом экономики и правящего режима. И несмотря на явный кризис, у Алжира есть серьезные шансы избежать потрясений, связанных с падением добычи энергоресурсов, как и возможности для сравнительно быстрого преодоления негативных тенденций.

В этой связи необходимо привести мнение авторитетного алжирского миллиардера, по сути, являющегося одним из лидеров сразу в нескольких секторах алжирской экономики, который «поднялся» практически «с нуля» в условиях крайне жесткого авторитарного режима, не связанного непосредственно с его крупными функционерами. Речь идет об Исааде Ребрабе, по словам которого, ВВП страны можно в течение ближайших нескольких лет увеличить вдвое.

И это не популизм, хотя этот миллиардер является противником правящего режима, поддерживающим умеренную либеральную алжирскую оппозицию. Исаад Ребраб обладает колоссальным опытом выживания и развития крупного, несвязанного с властями бизнеса в стране в экстремальных условиях.

Он смело мог бы написать труд, способный стать настоящим «бестселлером» для экономистов на тему «Деловая успешность в условиях деспотичного, безграмотного, алчного и коррупционного режима».

Оценка, сделанная Ребрабом, вполне адекватна нереализованному алжирскому потенциалу. Наличие в АНДР крупных неиспользованных или неэффективно задействованных (по причине отсутствия применения новейших технологий эксплуатации) нефтегазовых месторождений действительно позволяет на это рассчитывать.

Важным условием для позитивных изменений должен стать отказ правящего режима от прежнего жесткого контроля экономики, действия которого и привели во многом к нынешнему кризису. Прежние « революционеры» и «силовики», показавшие свою неэффективность, должны уступить место профессионалам, настоящим техническим работникам. Или, во всяком случае, не мешать им. Алжир – перспективная во всех отношениях страна, которая, к сожалению (и к счастью для российского конкурента) попала не в самые хорошие руки.

Впрочем, как показывает практика соседней Ливии, силовое уничтожение правящего режима, пусть и страдавшего целым рядом изъянов, не является панацеей. И это должно стать уроком как для местной оппозиции, так и для власти.

Насильственная смена власти в странах арабского мира ведет к продолжительной дестабилизации, делающей невозможным даже поддержание добычи энергоресурсов на прежнем уровне. Сейчас страна, ожидающая смены прежних революционных лидеров в силу их преклонного возраста, стоит перед важнейшим дальнейшим выбором своего пути. В том случае, если нынешние представители режима станут осуществлять плавную либерализацию (основы чего уже заложены, исходя из появления независимых СМИ, многопартийности и пр.), у них еще остается слабый шанс подготовить Алжир к изменениям без хаоса и анархии.

51.06MB | MySQL:94 | 1,230sec