США-КСА: что стоит за охлаждением двусторонних отношений

Нынешний кризис, связанный с падением цен на нефть, вызвал много комментариев от специалистов в этой сфере. Их комментарии мало затрагивают политические причины, и в основном концентрируются на чисто экономических. Речь идет, прежде всего, о борьбе Саудовской Аравии за практически монополию поставок на азиатский рынок углеводородов с учетом происходящей в США «сланцевой революции». Исходя из старой формулы классика о том, что «политика является концентрированным выражением экономики», попробуем все-таки затронуть некую конспирологическую версию происходящего. Оговоримся при этом, что экономическая составляющая в данном случае присутствует однозначно, в том числе и в условиях мировой экономической рецессии.

Мы хотим вычленить один чисто политический момент из всей этой череды причин. С определенного времени серьезные силы в республиканском лагере политической элиты в США начали все активнее продвигать тезис о достижении «экономической самостоятельности в сфере углеводородов» от аравийских монархий в первую очередь. «Сланцевая революция» рассматривается как необходимое условие такой «самостоятельности», поскольку позволит США полностью игнорировать этот аспект, прежде всего, в саудовско-американских отношениях. В этой связи, несмотря на больше символический, нежели серьезный экономический эффект от отгрузки первого танкера со «сланцевой нефтью» из США в Южную Корею, речь в первую голову идет все-таки не об «углеводородной» экспансии и завоевания рынков в Азии, а о достижении «самообеспеченности» именно внутреннего американского рынка. Понятно, что в случае начала экспорта «сланцевой нефти» в Азию в действительно промышленных объемах и на регулярной основе цена на нее для внутреннего потребителя в США сразу же пропорционально возрастет.

Но вернемся к политическим вопросам. США стремится если не к прекращению, то, по крайней мере, к резкому снижению своей углеводородной зависимости от КСА. И причиной этому послужило растущее взаимное недоверие этих двух, некогда стойких, союзников по отношению друг к другу. Первым шагом к такому положению вещей стали теракты 11 сентября 2001 года и последующие за ним события. Американцы, которые более десяти лет провоевали в Афганистане и Ираке, воочию убедились в абсолютно предательской позиции Эр-Рияда. То есть, для американского разведсообщества и военных стало абсолютно понятно, что из союзник не использует свои рычаги влияния на руководство «пакистанской» «Аль-Каиды» с целью облегчения им жизни в том же Ираке. В афганском сценарии повторилась ровно такая же история, но уже применительно к Пакистану и талибам. При этом Эр-Рияд молчаливо обходил все просьбы Вашингтона о посредничестве в налаживании диалога с Исламабадом по вопросу сохранения жизнеспособности властей в Кабуле. Напомним, что неофициальные консультации с талибами несколько раз организовывались при помощи Катара, но никак не Эр-Рияда. Более того, саудиты опосредованно делали все возможное, чтобы сорвать такие переговоры путем организации утечки в СМИ о самом факте их проведения. И в результате все три раунда консультаций были досрочно свернуты.

«Арабская весна» только обострила это нарастающее раздражение действиями друг друга. Эр-Рияд был крайне обеспокоен самим ходом этих «революций», поскольку одной из ведущих движущих сил являлись «Братья-мусульмане», которых в глобальном масштабе саудиты считают, наряду с шиитской экспансией, основной угрозой своей национальной безопасности. Особенно с учетом того, что именно главный региональный конкурент КСА в лице Катара это движение патронирует и направляет. Претензии к Вашингтону со стороны Эр-Рияда росли пропорционально усилению его новой внешнеполитической концепции, согласно которой именно движение «Братьев-мусульман», в результате исторического слома эпох и элит, приходит к реальному управлению государствами Ближнего Востока и меняет одряхлевших диктаторов и их ближний круг. Собственно легкость, с которой американцы слили сначала тунисского президента З.А.Бен Али, а затем и своего ключевого союзника в регионе — египетского лидера Х.Мубарака, крайне насторожило саудовскую элиту. Появилась целая серия публичных заявлений и публикаций авторитетных представителей саудовского духовенства, прямо указывающих на то, что Вашингтон готовится к «смене караула» и в самом королевстве. В том числе и путем реализации проекта добычи «сланцевой нефти», которая должна минимизировать экономичекие риски в случае наступления периода нестабильности на Аравийском полуострове.

Еще одним камнем преткновения в двусторонних отношениях стала Сирия. Вашингтон в принципе очень долгое время успешно блокировал все попытки Эр-Рияда в очередной раз «вытащить каштаны из огня» американскими руками. Первый раз это получилось в случае свержения режима С.Хусейна, второй – уже при значительно меньшей степени участия – когда свергли М.Каддафи. Третий раз почти получилось, когда была разыграна карта применения сирийским режимом химического оружия. Реальность этого никто не подтвердил, зато вскрылись факты изготовления довольно примитивного подобия химического оружия, затем доставленного исламистами через территорию Турции в Сирию. Белый дом на провокацию не поддался, в конечном счете, что вызвало истерику в Эр-Рияде. США при этом справедливо указали, что КСА проводит совершенно деструктивную политику на сирийском направлении, фактически открыто поддерживая как финансово, так и новыми рекрутами (в том числе из числа офицеров своего спецназа) откровенно «джихадистские группы» в лице «Джабгат ан-нусра». Формально эти обвинения закончились некими уступками со стороны Эр-Рияда, что выразилось в кадровой перестановке  в верхах. Реально же король Абдалла просто «под шумок» решил немного пододвинуть своих конкурентов и несколько «притопил» самого ярого из них, бывшего руководителя Управления общей разведки (УОР) КСА принца Бандара. Именно он вызывал наиболее раздраженную реакцию в Вашингтоне своей критикой в адрес проводимой политики администрацией Б.Обамы на ближневосточном треке, в том числе и прежде всего, в Сирии.

Не надо думать, что тем самым саудовское руководство резко изменило свою политику и настороженное отношение к США. Это всего лишь маневр, и не более того. КСА в очередной раз пытается использовать американские «руки» и планы Вашингтона по созданию нового «светского» сегмента вооруженной сирийской оппозиции, свободного от любых проявлений радикализма. Так как это формирование поручено в силу «распределения обязанностей» между спецслужбами «друзей Сирии» КСА и Турции, то несложно себе представить, кем будут эти формирования наполнены в реальности.

Вашингтон также не является таким уж «наивным дурачком», который верит во все, что ему говорят. Скорее всего, стороны просто взяли тактическую паузу для решения локальных задач по нейтрализации угрозы «Исламского государства» (ИГ), а заодно, если получится, и режима Б.Асада. При этом ожесточенная схватка на нефтяном рынке доказывает, что излишних иллюзий стороны друг к другу не испытывают.

51MB | MySQL:91 | 0,792sec