О разногласиях между различными политическими силами Ливана

Диалог между двумя основными соперниками на ливанской политической сцене – движением «Хизбалла» и движением «Мустакбаль» , начавшийся в январе с.г. и вызвавший определенные надежды на нормализацию обстановки в стране, поставлен под вопрос вследствие развития последних событий на Ближнем Востоке. Формальным поводом для обострения разногласий между просаудовским Коалицией 14 марта и проиранской Коалицией 8 марта стали события в Йемене, однако, представляется, что причины конфликта лежат гораздо глубже. В их основе лежит стремление Саудовской Аравии и Соединенных Штатов не допустить чрезмерного усиления Ирана и его политических союзников в Сирии и в Ливане.

Основной причиной диалога между противоборствующими политическими силами Ливана стало опасное усиление экстремистских джихадистских группировок на севере страны. До 2014 года эти группы использовались Эр-Риядом и его ливанскими союзниками в качестве инструмента для сдерживания влияния движения «Хизбалла», но после резонансных терактов 2013 года и развязывания джихадистами настоящей войны в районе Арсаля летом 2014 года, стало ясно, что эти группы вышли из-под контроля. При дальнейшей эскалации кризиса они грозили смести умеренные суннитские группировки, включая движение «Мустакбаль» Саада Харири. С января 2015 года в резиденции спикера ливанского парламента Набиха Берри в Айн аль-Тине проходят переговоры между движением «Хизбалла» и движением «Мустакбаль». При этом к марту с.г. уже вырисовывались контуры будущего компромисса: кандидат Коалиции 8 марта генерал Мишель Аун становится президентом Ливана, в то время как Саад Харири приходит к руководству новым правительством страны. В то же время в конце марта между представителями двух политических сил вспыхнула яростная полемика, угрожающая срывом переговоров.

Формальным поводом для ухудшения политического климата стала военная операция, проводимая Саудовской Аравией и ее союзниками в Йемене. 28 марта лидер движения «Хизбалла» шейх Хасан Насралла в своем регулярном телеобращении, транслированном компанией «Аль-Манар»,  резко осудил действия КСА в Йемене. Он назвал выступления йеменских хоуситов народной революцией за независимость и национальное достоинство и выразил надежду на то, что агрессора (читай Саудовскую Аравию) ждет справедливое возмездие, а хоуситы как защитники правого дела одержат победу в новой войне. «Мы хотим, что бы народы и правящие круги всех арабских стран, которые ввязались в авантюру в Йемене знали: вы сражаетесь за право королевской семьи аль-Саудов восстановить свой контроль над Йеменом». Х.Насралла также спросил государств-членов Лиги арабских государств, почему они бомбят арабское и исламское государство, а не Израиль, продолжающий оккупацию Палестины. «Если бы вы отправили свою военную авиацию и войска в Газу, мы бы первые присоединились к вам, а я отдал бы военные отряды «Хизбаллы» под саудовское командование», — отметил Насралла. Х.Насралла отмел как «вздорные» обвинения саудовцев в адрес Ирана. «Где доказательства  тому, что Иран оккупирует Сирию и Йемен? Где иранские войска в Йемене? Где иранские военные базы в Йемене? Все это ложь», — заявил генсек «Хизбаллы». Он также отметил две причины роста иранского влияния в регионе. Обращаясь к саудитам, он сказал: «Иран распространяет свое влияние потому что вы – лентяи, неудачники и боитесь брать на себя ответственность». Однако больше всего его политических противников возмутили два обвинения, высказанные им в адрес Эр-Рияда. По мнению Х.Насраллы, «Исламское государство» было создано правящими кругами Саудовской Аравии для дестабилизации обстановки в Сирии и Ираке. Он также обвинил саудовские спецслужбы в подготовке террористов-смертников, осуществляющих террор в иракских городах.

Это заявление встретило крайне негативную реакцию со стороны ливанских политических кругов, близких к Сааду Харири. Сам Саад Харири парировал обвинения Хасана Насраллы, заступившись за политику Эр-Рияда в регионе. Он заявил, что «Хизбалла» настаивает на том, чтобы интересы Ирана преобладали над ливанскими национальными интересами. «Мы отвергаем этот подход и просим, чтобы наши хорошие отношения со странами Залива не подвергались угрозам из-за клеветнических кампаний». Заступаясь за своих саудовских покровителей, С.Харири отметил: «Саудовская Аравия предлагала и предлагает Ливану и другим арабским странам мир и искреннюю братскую поддержку, в то время как другие (читай – Иран) предлагают изощренные планы войны, конфликтов и гегемонии». Для пропагандистской атаки на «Хизбаллу» была использована и внезапно активизировавшаяся работа полузабытого Специального трибунала по Ливану. На его очередном заседании один из «ястребов» блока С.Харири, бывший премьер-министр Ливана Фуад Синьора вновь обвинил движение «Хизбалла» в причастности к убийству бывшего премьер-министра Рафика Харири в 2005 году. Он поведал Трибуналу о  том, что в 2004 году, оставаясь наедине с ним Рафик Харири говорил о том, что «Хизбалла» собирается его ликвидировать. Это заявление вызвало резкую реакцию со стороны ряда политических сил, союзных «Хизбалле». Известный друзский политик, лидер Партии арабского единства Виам Ваххаб заявил, что «давно подозревал о том, что Фуад Синьора является частью израильского проекта в Ливане».

Обращает на себя внимание и крайне негативное отношение США к «Хизбалле», усилившееся в последнее время. Необходимо отметить, что в начале года многие ливанские аналитики связывали возможность разблокирования президентского кризиса и стабилизации политической обстановки в стране с перспективами прогресса на переговорах по иранской ядерной программе и достижения ирано-американских договоренностей. 6 марта в Париже госсекретарь США Джон Керри провел встречу с маронитским архиепископом Бейрута Булосом Матаром, на которой, по сведениям ливанской стороны, заверил его, что политический кризис в Ливане получит разрешение после подписания соглашения по ИЯП. В то же время 6 апреля заместитель госсекретаря Энтони Блинкен, находясь в Бейруте, на встрече с премьер-министром Ливана Таммамом Саламом подверг «Хизбаллу» резкой критике. Он констатировал, что «Поддержка Асада «Хизбаллой» служит только продолжению конфликта и страданий, способствуют притоку новых добровольцев в «Исламское государство» и сирийских беженцев в Ливан. Таким образом, действия «Хизбаллы» приносят вред Сирии и Ливану».

В то же время есть признаки, позволяющие говорить о том, что ведущие ливанские политики не хотят переходить через «красные линии» и прерывать начавшийся диалог. В ливанской политической элите существует понимание того, что политический и социально-экономический кризис в стране диктуют необходимость создания сильного правительства и выборов дееспособного президента. Например, спикер ливанского парламента Набих Берри 10 апреля попросил участников полемики смягчить тон взаимных обвинений. «Кампании взаимных обвинений увеличивают напряженность вместо того, чтобы уменьшать его. Мы просим «Хизбаллу» и движение «Мустакбаль» смягчить тон полемики и не опускаться до оскорблений. В самом Ливане есть достаточно острых проблем, которые можно обсудить вместо того, чтобы вступать в ожесточенный конфликт из-за Йемена», — отметил патриарх ливанской политики.

53.17MB | MySQL:101 | 0,427sec