Пакистан: образовательный потенциал ненасилия против терроризма

Еще фактически не успев начаться, новый 2016 г. уже пополнил печальную статистику мирового лидерства  Пакистана по количеству совершенных терактов на объекты образовательной инфраструктуры. Очередная кровавая бойня была совершена террористами 20 января в государственном университете имени Бача Хана города Чарсадда. Он находится всего  в менее 40 км от  столицы северо-западной провинции Хайбер-Пахтунхва. Еще свежи в памяти траурные церемониальные мероприятия 16 декабря 2015 г. в пешаварской общеобразовательной школе, патронируемой пакистанскими военными. Тогда первые лица государства, открывая мемориал погибшим здесь  ровно год назад в результате кровавого теракта  ученикам и сотрудникам этого учебного заведения, торжественно заявляли о своей приверженности делу распространения современных знаний среди молодежи и обещали  «с корнем уничтожить терроризм» и отомстить «за каждую каплю крови невинных детей».[1] Однако эти заверения, столь важные для простых пакистанских граждан, уставших от нескончаемого потока террора, унесшего в стране только за первые дни начавшегося 2016 г. уже 60 человеческих жизней,  были, можно сказать,  нивелированы  исламистами, продолжившими целенаправленно разрушать систему современного образования, в которой они усматривают угрозу своей джихадистской идеологии.[2]

Лидер местной группировки «Талибан» Умар Мансур в распространенных  в социальных сетях заявлениях, как и раньше, в случае с кровавой драмой в пешаварской школе, взял на себя ответственность за совершенный теракт в университете г.Чарсадда. Он пригрозил новыми  террористическими атаками на учебные заведения современного типа. Они,  по его выражению, являются привнесенными извне британцами и американцами «питомниками» по выращиванию «вероотступников» и распространению «дурной демократии» и подлежат уничтожению. Новая стратегия исламистов предполагает смещение акцентов при выборе дальнейших целей их террористических атак: «Теперь мы не будем убивать солдата в местах его расквартирования, адвоката в суде или политика в парламенте, мы будем делать это  в местах, где они проходят соответствующую подготовку:  в школах, университетах, колледжах, где закладывается их фундамент».[3]  Иными словами, 37-летний главарь местных талибов Умар Мансур, сам являясь отцом троих детей, войдя во вкус детоубийцы, предлагает воевать с невинными детьми!? Так, по исламистским понятиям, очевидно, легче достигать поставленных ими целей. Но, их расчет на то, что им удастся, уничтожая детей, подобно библейских младенцев, выстроить на их крови свой халифат истинно правоверных мусульман, обречен, как показывает история человеческой цивилизации, на провал!

Думается, что университет им. Бача Хана был избран боевиками в качестве очередной мишени не случайно, т.к. учебно-воспитательный процесс выстраивается в нем с учетом общемировых инновационных подходов и методик  при опоре на местный педагогический опыт, наработанный в том числе и видным прогрессивным деятелем индийского и пуштунского национального движения Абдул Гаффар-ханом (1890-1988 гг.), ставшим соратником и последователем индийского политика Махатмы Ганди (1869-1948 гг). Абдул Гаффар-хан родился недалеко от Пешавара в семье вождя пуштунского племени Хан   Бехрама. Образование получил в Алигархском мусульманском университете. Прозванный в народе с большим почтением Бача Ханом, Абдул Гаффар-хан, будучи пацифистом, пытался опираться в  достижении поставленных целей на ненасильственные методы борьбы через кампании гражданского неповиновения колониальным властям.

Он изначально рассматривал  возможность освобождения от британского господства и осуществления «национальной реформы» пуштунского общества в первую очередь через распространение современного образования, открыв в 1910 г. сеть школ для пуштунских детей и создав в 1921 г. первую массовую пуштунскую политическую организацию «Анджуман-и ислах и афагина» (Общество просвещения афганцев). Почти 30 лет своей жизни Абдул Гаффар-хан провел сначала в британских, а затем и в пакистанских  тюремных застенках или под домашним арестом, постоянно подвергаясь за свои политические взгляды  многочисленным репрессиям со стороны  властей. Будучи «узником совести», он  являлся сторонником мирной оппозиции властям, чтобы «не противопоставлять силу силе».[4]  Абдул Гаффар-хан  выступал за отказ от ее использования  для достижения каких бы то ни было целей, а потому полностью  отвергал джихадистскую идеологию исламистов, которые видели в нем своего врага и вероотступника.  Философия его мировоззрений и мировосприятия позволяет сказать, что единственное исключение он делал для  силы знаний,  которая становится все более актуальной в наши дни. Ведь использование  силы образовательного ненасилия и толерантности способно мирными средствами просветительского и идеологического воздействия уберечь личность  от вовлечения ее в  террористическую деятельность, разрушающую человека и культивирующую смерть.

Проповедуемые Бача Ханом  идеи мира, знания и национального единства  легли в основу  учебно-воспитательного процесса, осуществляемого в названном в его честь университете. Он был основан  в 2012 г. В этом высшем учебном заведении  практикуется  не характерное в целом для данного региона совместное обучение юношей и девушек. Но  в соответствии с традицией студенты проживают в отдельных женских и мужских общежитиях.  Общее  количество учащейся молодежи достигает 3000 человек, а преподавателей и сотрудников – более 500. Университет оснащен современными техническими средствами обучения, компьютеризирован и имеет свой сайт. Студенты обучаются по 19 различным профессиональным учебным курсам, включая такие востребованные специальности, как  информатика и информационные технологии, биотехнологии, инженерия, менеджмент, сельское хозяйство, геология, социология, математика, химия, пуштуноведение,  педагогика  и др., что  позволяет готовить необходимые национальные кадры для  развития  в стране современной экономики, основанной на знаниях и инновациях.[5]

Размеренная академическая жизнь университета, в котором 20 января, помимо обычных  занятий и лекций, проходил также и многолюдный культурологический симпозиум в память о 28-ой годовщине со дня смерти политического и духовного лидера пуштунов Абдул Гаффар-хана,  была нарушена внезапными  взрывами и выстрелами.  По сообщениям  пакистанской прессы, проникшие на территорию университета  боевики открыли огонь из автоматов и забросали гранатами всех, попадавшихся на их  пути студентов и университетских сотрудников. В результате нападения погибли 21 человек, включая студентов,  преподавателя химии, а также нескольких охранников и сотрудников университета. Десятки людей получили ранения различной степени тяжести. Более многочисленных жертв удалось избежать из-за встреченного террористами сопротивления со стороны университетской охраны, насчитывающей 52 человека, и подоспевших вскоре силовиков, уничтоживших  группу из четырех террористов на месте преступления.[6] Боевики, как и убитые ими студенты, оказались примерно в одном возрастном подростково-юношеском ранжире. Но они прошли разную школу подготовки: одних в современных  образовательных институтах учили созиданию и миролюбию, а  других  в политизированных религиозных учебных заведениях и тренировочных лагерях  – исключительности  и праву убивать неугодных, пусть даже они принадлежат к той же мусульманской вере и одной нации. Понятно, что последний вариант  — это  прямой путь к самоуничтожению и разрушению молодой пакистанской государственности, приближающейся к своему 70- летнему юбилею. Остается, надеяться, что разрабатываемая в стране Новая национальная политика в области образования (2016 г.) позволит  найти сбалансированную модель обучения и воспитания  пакистанской молодежи с опорой на неиспользованный ранее в полной мере образовательный потенциал ненасилия и толерантности, способный запустить механизм дерадикализации пакистанского общества и освободить его от исламизма и террора.

  1. Об этом подробнее см., например, в предыдущей статье автора: Серенко И.Н. Пакистан: Национальный День приверженности образованию. http://www.iimes.ru/?tag 19.12.2015.
  2. Dawn. 22.01.2016.
  3. Dawn. 20.01.2016; 23.01.2016.
  4. Цит. по: Ганковский Ю.В. Национальный вопрос и национальные движения в Пакистане. — М..: Наука,1967. — с. 163-167. О роли Абдул Гаффар-хана в индийском и пуштунском национальных движениях см. также, например: Паничкин Ю.Н. Образование Пакистана и пуштунский вопрос.  – М.: Научная книга, 2005. — 205 с.
  5. См. данную информацию на университетском сайте: http://www.bkuc.edu.pk
  6. Dawn. 20.01.2016.
52.36MB | MySQL:103 | 1,578sec