Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (14-20 марта 2016 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с Сирией и Турцией. Президент России В. Путин 14 марта приказал начать вывод основной части контингента ВС РФ из Сирии, который стартовал 15 марта. Руководители 28 стран-членов Евросоюза и Турция 18 марта на саммите в Брюсселе подписали соглашение по урегулированию миграционного кризиса, которое вступило в силу 20 марта.

Президент России В. Путин 14 марта отдал приказ о выводе основных сил РФ из Сирии, заявив, что задачи, поставленные перед российским контингентом «в целом выполнены». 15 марта начался вывод российских сил из САР. В то же время «наши пункты базирования — морской в Тартусе и авиационный на аэродроме Хмеймим — будут функционировать в прежнем режиме», а российские системы ПВО продолжат нести постоянное боевое дежурство в Сирии. Причем «все партнеры предупреждены и знают: наши системы ПВО будут применяться по любым целям, которые мы сочтем угрозой для российских военнослужащих». Кроме того, «Россия в случае необходимости за несколько часов способна нарастить группировку сил в Сирии, хотя этого не хотелось бы». Удары по террористам продолжатся. Часть оставшихся в Сирии российских военных будет заниматься контролем за соблюдением режима прекращения огня. По оценке В. Путина, «мы создали условия для начала мирного процесса. Удалось наладить конструктивное и позитивное взаимодействие с США и рядом других стран, с ответственными оппозиционными силами внутри самой Сирии, которые действительно хотят остановить войну и найти единственное возможное политическое решение конфликта». Вместе с тем, группы, нарушающие перемирие, «будут автоматически исключаться из списка его участников, из предоставленного США списка, разумеется, со всеми вытекающими отсюда для них последствиями. Искать окончательное решение, определять будущее страны, безусловно, должны только сами сирийцы». РФ продолжит «оказывать поддержку законному правительству в Сирии, она носит комплексный характер». В. Путин обсудил и согласовал с президентом САР Б. Асадом решение о начале вывода войск из Сирии. Б. Асад поблагодарил Путина за масштабную помощь в борьбе с терроризмом, а также за гуманитарную поддержку, оказанную населению САР, и заявил о готовности к скорейшему налаживанию политического процесса в Сирии.

Решение о выводе основной части контингента ВС РФ из Сирии получило официальную позитивную оценку США, Евросоюза, Ирана, Саудовской Аравии и ряда других стран, а также оппозиционного сирийского Высшего комитета по переговорам (ВКП), который заявил, не возражает против ударов ВКС России по боевикам «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России).

14 марта в Женеве начались межсирийские переговоры по урегулированию конфликта в стране. От оппозиции в них участвуют следующие делегации: сформированный в Эр-Рияде ВКП, группа «Москва-Каир» и созданная на минувшей неделе «группа Хмеймим». Переговоры носят непрямой характер — делегации поочередно встречаются со спецпредставителем генсека ООН по Сирии С. де Мистурой. На прошедшей неделе все участники переговоров представили де Мистуре свои документы, излагающие принципами политического урегулирования в Сирии, содержание которых не разглашается. По мнению С. де Мистуры, между сторонами на переговорах к концу их первой недели остаются значительные расхождения. Тем не менее, «система непрямых переговоров весьма способствовала тому, что переговоры продолжаются — никто не ушел». По экспертным оценкам, «помимо очевидного недоверия сторон друг к другу, препятствием на пути к «диалогу по существу» стало различие во взглядах на будущий переходный орган, новую конституцию и выборы». Делегация ВКП настаивает, что она представляет весь спектр оппозиции и не намерена приглашать к себе другие оппозиционные группы, прибывшие в Женеву, но готова к прямым переговорам с представителями правительствам. Дамаск же на это пока не идет. Сирийские курды заявили, что оставляют за собой право не выполнять решения женевских переговоров, потому что они проводятся без их участия.

Тем временем в самой Сирии в основном соблюдается режим перемирия, который не распространяется на экстремистов из ИГ и «Джебхат ан-нусры»  (запрщена в России). На минувшей неделе наибольшее число нарушений отмечено в провинциях Латакия, Алеппо и Дамаск. Сирийские правительственные силы вели наступательные бои с боевиками ИГ в районе Пальмиры и Дейр-эз-Зора. В то же время армия не проводит операций против отрядов умеренной оппозиции. ВКС России продолжают наносить удары по объектам боевиков террористических группировок в Сирии, ежедневно российские самолеты совершают 20-25 боевых вылетов для поддержки освобождения города Пальмиры.

При российском посредничестве в сирийских провинциях продолжается процесс подписания соглашений о присоединении к процессу национального примирения и режиму прекращения огня. Также продолжается доставка гуманитарной помощи в различные районы Сирии.

17 февраля в городе Румейлан было объявлено о создании региональной федеративной администрации на севере Сирии. Дамаск, сирийская оппозиция, Турция и США заявили, что выступают против провозглашения федеральной системы правления на контролируемых курдами территориях.

Президенты РФ и США В. Путин и Б. Обама отметили важность плотной координации представителей двух стран, в том числе по военной линии, для урегулирования в Сирии, а также высказались за активизацию политического урегулирования в этой стране, поддержав переговоры в Женеве. В то же время Россия сих пор не получила ответа США на предложения по организации контроля за нарушениями перемирия в Сирии и считает неприемлемым затягивать с принятием этого документа.

18 марта руководители 28 стран Евросоюза и Турции единогласно приняли в Брюсселе пакетное соглашение о совместных действиях сторон по урегулированию нелегальной миграции и проблемы с беженцами в целом. Документ вступил в силу 20 марта. ЕС ускорит выделение Турции 3 млрд евро на обустройство мигрантов в стране и обещает предоставить еще 3 млрд евро на эти цели до 2018 г. Европейцы будут отправлять обратно в Турцию всех экономических мигрантов, которые не имеют легальных оснований для получения убежища, а в обмен будут переселять к себе сирийских беженцев по принципу «один за одного». Каждый нелегал, прибывший в Европу после 20 марта, будет отправлен обратно в Турцию. «Все мигранты будут защищены в соответствии с международными стандартами». При этом «расходы на возвращение нелегальных мигрантов будет покрывать Евросоюз». На первом этапе ЕС предложил Анкаре легально забрать из Турции 72 тыс. сирийцев. Если это число будет превышено, то действие соглашения между сторонами будет приостановлено. Анкара должна предпринять все необходимые меры для предотвращения открытия новых морских или сухопутных путей нелегальной миграции из Турции в ЕС и сотрудничать с этой целью с соседними странами с Евросоюзом. Стороны заявили, что Еврокомиссия должна до конца апреля выступить с предложением об отмене виз для граждан Турции, чтобы ЕС до конца июня ввел безвизовый режим с Анкарой, если она выполнит все требуемые для этого условия. ЕС и Турция будут совместно контролировать ход реализации всех принятых сторонами обязательств. Турции также обещано «открыть новую главу в переговорах по вступлению Анкары в сообщество».

19 марта в центре Стамбула в результате теракта погибли 5 и пострадали 36 человек, главным образом иностранцы. В этой связи в семи провинциях Турции с 20 марта введен комендантский час.

Правительство национального единства Ливии, сформированное под эгидой ООН, в ближайшие дни сможет переехать из своего временного месторасположения — Туниса — в столицу страны Триполи, чтобы там выполнять свои функции, заявил 16 марта его глава Ф. Сарадж. В то же время премьер-министр самопровозглашенного исламистски ориентированного правительства Х. аль-Гвелл, которое базируется в ливийской столице, предостерег кабинет Сараджа от прибытия в Ливию. По словам Гвелла, «правительству, навязанному извне» и созданному «не в результате внутриливйского соглашения» «нет места среди нас», а его члены могут вернуться в страну лишь как «отдельные граждане», но не как министры. Второе ливийское правительство, находящееся в Тобруке, заявило18 марта, что кабинет Сараджа сможет приступить к работе только после того, как получит одобрение постоянного парламента страны — Палаты представителей. Между тем в Триполи 19 марта произошли ожесточенные столкновения между сторонниками двух враждующих вооруженных группировок. Вспыхнувшие стычки показывают, что в ливийской столице обстановка в сфере безопасности остается весьма сложной.

Президент Египта А. Ф. ас-Сиси 17 марта предостерег международное сообщество и, прежде всего, страны Запада от последствий возможного военного вмешательства в Ливии и призвал трезво оценить риски такой миссии. По словам А. Ф. ас-Сиси, Каир «оказывает давление на Тобрук» с тем, чтобы сформированный там парламент наконец-то одобрил правительство национального единства.

Тем временем в Египте на Синайском полуострове отмечается активизация действий террористов. Так, 19 марта в результате нападения боевиков на блокпост полиции на севере Синая погибли 18 человек. Это нападение стало одним из крупнейших за последнее время. Днем ранее, 17 марта, в результате минометного обстрела армейской базы в Рафахе на границе с сектором Газа погибли пять и получили ранения еще десять военнослужащих.

Противоречивые взгляды на перспективы развития Ирана высказали 19 марта президент страны Х. Роухани и верховный лидер ИРИ А. Хаменеи. Так, Х. Роухани считает, что после отмены международных санкций у Ирана есть хорошие перспективы привлечения зарубежных инвесторов, что позволит увеличить количество рабочих мест в республике и станет важным фактором развития ее экономики. В то же время А. Хаменеи провозгласил наступивший год годом «Экономики сопротивления». По его мнению, экономике Ирана необходимо ориентироваться на самодостаточность, при этом ИРИ должен предпринять шаги, чтобы уменьшить свою зависимость от внешних факторов, в первую очередь от экономики США. Хаменеи считает что, экономика Ирана ничего не выиграла от визитов иностранных бизнес-делегаций, выступил категорически против усиления «западного влияния» в стране. 20 марта Хаменеи назвал прямые переговоры с США «невозможными».

19 марта президент США Б. Обама в своем видеопоздравлении гражданам Ирана по случаю Навруза (Нового года по мусульманскому солнечному календарю) заявил, что у Вашингтона и Тегерана есть возможность урегулировать вслед за проблемой ядерных разработок в ИРИ и другие острые вопросы двусторонних отношений. И это, несмотря на то, что у США сохраняются «глубокие противоречия с иранским правительством».

В Йемене шиитские мятежники-хоуситы 15 марта заявили о готовности к мирным переговорам с Эр-Риядом, чтобы «положить конец саудовской агрессии» в стране. Со своей стороны, в Эр-Рияде сообщили, что руководимая КСА коалиция намерена в ближайшее время свести к минимуму бомбардировки территории Йемена и вывести из этой страны большую часть наземных сил. А пока бомбежки коалиции продолжаются, растет число жертв среди гражданских лиц. Так, число жертв авиаудара саудовской коалиции в провинции Хадджа на северо-западе Йемена составило 119 человек, 47 ранено.

15 марта Россию с визитом посетил король Марокко Мухаммед VI. На переговорах с президентом РФ В. Путиным подтвердилась близость позиций двух стран по большинству вопросов международной политики. Мухаммед VI высоко оценил усилия РФ «как на антитеррористическом фронте в контексте сирийского кризиса, так и в русле политического процесса, который осуществляется под эгидой ООН». Россия и Марокко заявили о намерении укреплять двустороннее сотрудничество в сфере энергетики, «в том числе в области поставок сжиженного природного газа, создания газовой инфраструктуры, разведки углеводородов, строительства и эксплуатации средств электрогенерации, а также возобновляемых энергоресурсов».

Приложение

 

 

О некоторых особенностях внешней политики Кипра

 

 

Кипрское руководство в своей внешнеполитической деятельности главное внимание уделяет разрешению сложного комплекса проблем, связанных сохраняющимся разделом острова, отношениям с Грецией, Евросоюзом, а в последние годы с Израилем и Египтом.

После греко-турецкого вооруженного конфликта 1974 г. остров оказался разделенным на две части: южную — греческую Республику Кипр (РК) и северную – провозглашенную в 1983 г., но не получившую международного признания (кроме Турции) Турецкую Республику Северного Кипра (ТРСК), на территории которой находятся части ВС Турции. При этом РК занимает большую часть территории острова (около 60 процентов, здесь проживает свыше 800 тыс. человек), в то время как ТРСК занимает до 38 процентов кипрской территории, где проживают примерно 300 тыс. человек. Причем свыше 80 тыс. турок прибыли на остров из Турции. Еще 2 процента территории острова составляют британские эксклавы, где расположены английские военные базы.

Правительство РК не признает самопровозглашенную республику на севере острова и считает ее «территорией, оккупированной турецкими войсками». В свою очередь, Турция не признает Республику Кипр. Так, в декабре 2013 г. президент Турции Р. Т. Эрдоган назвал ее «местной администрацией на юге Кипра». Власти ТРСК отвергают суверенитет РК над всей территорией острова и определяют ее как «греческие власти Южного Кипра».

На состоявшемся в апреле 2004 г. референдуме о создании на Кипре конфедеративной республики, состоящей из двух равноправных государств – греческого и турецкого — греки-киприоты большинством голосов (76%) отвергли этот вариант, в то время как основная часть турок-киприотов (67%) его одобрила. По мнению греков, создание такого государства означало бы фактическое признание турецкой оккупации северной части острова путём отмены всех предыдущих резолюций СБ ООН по Кипру. К тому же Турция получала право сохранить свой военный контингент на острове. Турецкая сторона обладала бы правом вето в объединённом правительстве Кипра, в то время как все госструктуры объединённого Кипра на 95 % должны были финансироваться греческой стороной. Таким образом, отказавшись от плана, рекомендованного ООН, Республика Кипр подтвердила свое право оставаться единственным законным и международно признанным государством на острове, а статус северной части Кипра остался неопределенным.

В 2008 г. под эгидой ООН возобновились прямые переговоры между двумя частями острова по решению кипрской проблемы. В феврале 2014 г. по итогам встречи президента Кипра Н. Анастасиадиса с президентом ТРСК Д. Эроглу, стороны заявили, что будут стремиться создать объединённый Кипр, который должен быть единым государством — федеративным, двухзональным и двухобщинным. Однако в октябре 2014 г. переговоры были вновь прерваны после того, как турецкое научно-исследовательское судно в сопровождении военных кораблей начало сейсморазведку полезных ископаемых в исключительной экономической зоне и на шельфе Кипра.

Главными камнями преткновения в деле урегулирования кипрской проблемы остаются: требование греков-киприотов, чтобы после объединения острова на всей его территории было реализовано законодательство ЕС, в который входит РК; вопрос присутствия турецких войск на Кипре (самое важное для греков-киприотов, «чтобы больше не было диктата со стороны Анкары»); ситуация с греческой собственностью, оставленной беженцами-греками на севере острова.

В мае 2016 г. после вступления в должность нового президента ТРСК М. Акынджи диалог между кипрскими сторонами активизировался. И хотя по некоторым вопросам удалось прийти к общему знаменателю, найти компромиссы, многие вопросы всё ещё остаются нерешенными. В Никосии, несмотря на имеющиеся «некоторые сомнения», хотят «верить в то, что Акынджи будет делать то, что он говорит, что его действия будут соответствовать тому, что он заявляет». При этом «действия, предпринимаемые Турцией, не только не помогают найти общее решение, а создают различные проблемы». Более того, как считают греки-киприоты, отсутствие решения проблемы острова является следствием «покровительства и активного управления процессом со стороны Анкары».

В ответ на враждебность со стороны Турции Кипр всячески тормозит процесс вступления Анкары в Евросоюз и заявляет, что не планирует снимать вето на вступление Турции в эту организацию до тех пор, пока Анкара не выполнит свое обязательство признать Кипр. Кипрское правительство блокирует вопросы, связанные с расширением торговли или связей европейцев с Турцией, а также оказание финансовой помощи северу острова. Что касается Евросоюза, то он всячески подталкивает обе стороны к урегулированию кипрской проблемы.

Одним из наиболее острых в кипрско-турецких отношениях остается проблема разведки и эксплуатации нефтегазовых месторождений на шельфе Средиземного моря у берегов острова. Правительство Кипра категорически отвергает проведение переговоров с Турцией по вопросам разведки месторождений на своем шельфе, считая, что это дело является «суверенным правом республики». Никосия не признает соглашения между Турцией и ТРСК о разделе континентального шельфа. Анкара же жестко выступает против проведения работ Кипром по разведке и освоению запасов природного газа на шельфе острова до полного урегулирования кипрской проблемы, мотивируя свою позицию тем, что это ущемляет права турок-киприотов на долю от возможных доходов. В то же время Турция самостоятельно пытается вести геологоразведку в водах исключительной экономической зоны Кипра (по версии Турции, воды относятся к исключительной зоне ТРСК), в том числе с привлечением кораблей своих ВМС для защиты компаний, реализующих разведочные проекты. Эти действия Турции подвергаются критике со стороны Европарламента, который назвал их незаконными и призвал Анкару уважать суверенитет Кипра. Вместе с тем, напряженные отношения с Турцией снижают привлекательность кипрских экономических проектов.

С 2004г. Кипр является полноправным членом Евросоюза. Причем передача части государственного суверенитета в наднациональные структуры Брюсселя и Страсбурга прошла безболезненно, а дальнейшее углубление интеграции РК в ЕС не вызывает у киприотов никаких сомнений, их культурная и политическая идентичность с Европой усиливается.

Наиболее тесные и прочные отношения в различных сферах Кипр поддерживает с Грецией. Это обусловлено этнической, культурной и религиозной общностью населения Греции и греков-киприотов. Две страны имеют общее оборонное пространство.

Обострение турецко-израильских и турецко-кипрских отношений способствовало сближению Кипра и Израиля, укреплению разностороннего сотрудничества между двумя соседними странами. Кипр и Израиль подписали соглашение о разграничении морского шельфа. Израиль является одним из ведущих поставщиков оружия для кипрской Национальной гвардии. В декларации по итогам встречи в Никосии, состоявшейся 28 января, руководители Кипра, Израиля и Греции Н. Анастасиадис, Б. Нетаньяху и А. Ципрас договорились усилить взаимодействии между тремя странами в интересах развития партнерства в различных областях. В частности, три государства намерены изучать практические возможности реализации совместных проектов в сферах энергетики, туризм, охраны окружающей среды, борьбы с терроризмом, управления водными ресурсами и урегулирования вопросов миграции.

В то же время Кипр традиционно поддерживает хорошие отношения с арабскими странами. Республика еще в 1988 г. признало Государство Палестину в границах 1967 г. и считает, что изменения этой границы могут быть признаны только по обоюдному соглашению израильтян и палестинцев.

В 2015 г. был предпринят ряд шагов, направленный на сближение Кипра, Египта и Греции. Лидеры трех стран провели ряд совместных саммитов. Так, на последнем из них, прошедшем 12 декабря 2015 г. в Афинах, Н. Анастасиадис, А. Ф. ас-Сиси и А. Ципрас договорились о координации усилий в сфере безопасности и борьбе с терроризмом, а также заявили о намерении ускорить переговоры по нерешенным вопросам делимитации морских районов, прилегающих к Египту, Греции и Кипру. Стороны также призвали Турции уважать территориальную целостность Кипра и не осуществлять геологоразведочных и иных проектов в его исключительной экономической зоне без согласия Никосии.

Российско-кипрские отношения носят традиционно дружественный характер, чему в значительной мере способствуют совпадение или близость позиций наших стран по основным международным проблемам, приверженность России скорейшему достижению справедливого и всеобъемлющего урегулирования кипрской проблемы. По словам кипрского президента Н. Анастасиадиса, «никто не может недооценивать роль, которую играет Россия для мира во всем мире».

10.08MB | MySQL:40 | 0,203sec