Неясные перспективы мирного урегулирования в Афганистане

Перспективы мирного урегулирования в Афганистане вновь становятся неясными. Движение «Талибан» недавно дало понять, что оно «не готова к мирным переговорам», что в принципе похоронило все надежды международного квартета (Афганистан, КНР, США и Пакистан) на какой-то прорыв. Еще в феврале члены «четверки» очень осторожно говорили о том, что вроде бы есть все предпосылки к официальному приглашению талибов на переговорный процесс, но этого нет и не предвидится. В качестве «утешительного приза» миротворцы получили лишь готовность известного полевого командира и главу партии «Хизб аль-Ислами» Г.Хекматиара присоединиться к мирным консультациям. Сам он скрывается в Пакистане, и его группа составляет несколько сот бойцов. То есть какого-то значительного влияния на развитие ситуации в Афганистане она не оказывает. Зато 17 марта с.г. совершенно неожиданно появилось аудиообращение номинального главы «Талибана» муллы Мансура, который после вроде бы совершенного на него покушения в декабре прошлого года своими же «коллегами по цеху», хранил гордое молчание, себя никак не обозначал, и по упорным слухам — то ли лечился после тяжелого ранения, то ли вообще погиб. Видимо, ранение сыграло с муллой Мансуром злую шутку — до него он последовательно выступал за начало скорейших прямых переговоров, теперь же вдруг призвал не идти на мирное соглашение, пока условия талибов не будут выполнены и призвал активизировать боевые действия. При этом отметим, что боевая активность талибов и так на высоте, поскольку они в отличие от прошлых лет, включая время советского присутствия, воевали в прошлом году весь год подряд, без всякого перерыва на суровые зимние месяцы. Что же это за условия и почему талибы на нынешнем этапе выступают против мирных переговоров? Во-первых, потому что они оседлали ситуацию и владеют стратегической инициативой. Не говоря уже об успехах на севере страны, где до этого их массовое присутствие отмечено не было, в феврале с.г. отряды талибов добились впечатляющих военных успехов в провинции Гильменд. Они сумели захватить пять из двенадцати районов этой провинции, и вынудили НАТО направить в эту провинцию дополнительный корпус советников и несколько сотен военнослужащих во главе с генералом Эндрю Роллингом. Во-вторых, талибы требуют для начала мирных переговоров выполнения предварительных условий. В частности, полного вывода иностранных войск, освобождение пленных талибов, удаление упоминания Движения «Талибан» и его командиров из «черного списка» террористических организаций ООН. Появилось и что-то новое — талибы требуют вести мирные консультации исключительно через свой офис в Катаре. Вот это в принципе является неким симптомом. Кабул, естественно, категорически выступает против такого сценария, поскольку это будет означать фактическую международную легитимизацию талибов. Но дело даже не в этом. Напомним, что после прошлогодних событий, которые были связаны с объявлением о смерти многолетнего лидера «Талибана» муллы Омара и назначением на его должность муллы Мансура, возникла мощная фронда такому развитию событий. И среди основных оппонентов муллы Мансура внутри самого движения назывались и лидер военного крыла мулла Кайюм, и глава катарского офиса М.Ага. Сразу же после этого катарский офис был официально закрыт. Но, что примечательно, в самом Афганистане после этого появились некие сторонники «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Мы тогда и сейчас рискнем утверждать, что появление ИГ и закрытие катарского офиса есть вещи взаимосвязанные. Прежде всего, ролью в этих двух событиях Дохи, которая таким образом ясно дает понять Исламабаду и другим членам «четверки» заодно, что обойтись без катарского посредничества в деле внутриафганского умиротворения не получится.

Неожиданное заявление муллы Мансура о продолжении борьбы и условия в отношении главенствующей роли катарского офиса «Талибана» также свидетельствуют о том, что между Исламабадом и Дохой начинается, негласное пока, сотрудничество с целью преодоления фрагментации талибов. Символичными в этой связи являются откровения советника пакистанского премьер-министра по иностранным делам С.Азиза, который публично признал, что Пакистан оказывает талибам тыловую, медицинскую и логистическую поддержку. При этом он, правда, пояснил, что несмотря на это, влияния на талибов в полной мере Исламабад не имеет. И это — правда, но только в некоторой мере. В отличие от времен бытности в качестве лидера движения муллы Омара, пакистанские силовики безусловно утеряли контроль над значительной частью «Талибана». Собственно, и по этой причине они несколько лет скрывали факт смерти муллы Омара. Он был последним шлюзом, который хотя бы официально препятствовал  фрагментации движения. Но мулла Мансур — это давняя креатура Межведомственной разведки Пакистана, и все его (или сделанные от его имени) заявления следует рассматривать исключительно как согласованные с пакистанцами действия. И призывы к дальнейшей активизации вооруженной борьбы в данном случае есть показатель того, что Исламабад решил вернуться к первоначальной базисной платформе своего видения умиротворения в Афганистане. Иными словами он признал бесперспективным сотрудничество с Кабулом и Вашингтоном по этой теме. Вывод войск США и НАТО будет означать де факто взятие Кабула в течение очень короткого промежутка времени. И для этой задачи талибы, безусловно, свою фрагментацию преодолеют. Если не полностью, то хотя бы в значительной степени. И с этой целью вновь вспомнили про катарский офис.

Таким образом констатируем, что ситуация в Афганистане возвращается на круги своя, то есть к активизации гражданской войны. Попытки договориться с Кабулом признаны Исламабадом бесперспективными. По крайней мере, на сегодняшний период времени. Это вызвано не только усилением в Кабуле позиций сторонников невозможности какого-либо компромисса с талибами. С этим как раз не все ясно. Прежде всего, Исламабад столкнулся с ситуацией, когда он не в полной мере может контролировать само Движение «Талибан». В этой связи в качестве первоочередной задачи выделяется тема вооруженной борьбы с целью вновь цементировать это движение и постановки его под свой контроль. Естественно, что ни о какой военной победе до вывода иностранных войск речь не идет в принципе. Главное — это возвращение своего контроля над «Талибаном», без чего выходить на какие-то мирные консультации просто бессмысленно.

52.26MB | MySQL:103 | 0,423sec