А.Хаменеи – Х.Роухани: разные взгляды на развитие Ирана

20 марта в Иране отмечался Ноуруз – новый год по солнечному календарю. Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи и президент ИРИ Хасан Роухани выступили с поздравлениями по случаю нового иранского 1395 года. Оба подвели итоги года ушедшего и наметили перспективы развития своей страны. Однако основные политико-экономические идеи двух высших иранских руководителей были противоположными.

Аналитики и политологи обратили внимание на то, что провозглашенные в посланиях взгляды верховного лидера А.Хаменеи и президента Х.Роухани отличаются, причем коренным образом. И это касается, в первую очередь, отношений постсанкционного Ирана с Западом. Причем как в политическом, так и в экономическом плане.

Так, верховный лидер аятолла Хаменеи в своем новогоднем поздравлении провозгласил наступивший год годом «Экономики сопротивления». По его мнению, экономика Ирана должна быть ориентирована на самодостаточность, при этом ИРИ должна предпринять шаги, чтобы уменьшить свою зависимость от внешних факторов, в первую очередь от экономики США.

Аятолла Хаменеи в праздничные дни выступал с поздравительными речами перед различными аудиториями, резко критикуя Запад и прежде всего США. Во время своего телевизионного выступления он заявил, что американцы пытаются восстановить свое господство над Ираном и упразднили экономические санкции только на бумаге. По мнению Хаменеи, экономика Ирана ничего не выиграла от визитов иностранных бизнес-делегаций, которые в последнее время зачастили в ИРИ.

Эти заявления шли в развитии идеи, которую аятолла Хаменеи высказал 10 марта во время последней встречи с уходящим после выборов составом Совета экспертов. Назвав США, Израиль, Великобританию врагами Ирана, верховный лидер подчеркнул, что ИРИ «должна развивать отношения со всеми государствами, кроме США и Израиля». Как считает Али Хаменеи, не стоит рассчитывать, что какие-либо соглашения Ирана с американской стороной сумеют привести к ожидаемым результатам. Руководитель Ирана подчеркнул, что переговоры с американцами не пойдут на пользу ИРИ, поэтому в диалоге между двумя странами нет смысла.

В своих последних по времени выступлениях аятолла Хаменеи постоянно напоминал иранцам о враждебных шагах Вашингтона и обещал, что Тегеран не изменит отношения к Вашингтону и к Западу в целом. Рахбар выступил категорически против усиления «западного влияния» в стране.

В свою очередь, президент Ирана Хасан Роухани считает выгодным сотрудничество с другими странами мира, в том числе странами Запада. В своем новогоднем поздравлении он сказал: «Иранский народ, приняв Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), пришел к желаемому результату: санкционные цепи разорваны… Санкции в сфере банковского дела, валютно-финансовых операций, в области нефти и нефтехимии, страхования и транспорта – все «ядерные санкции» сняты, что создало прекрасные условия для экономической деятельности нашего народа». «Я уверен, — подчеркнул президент Роухани, — что соединение усилий внутри страны и конструктивное взаимодействие с миром позволит нашей экономике процветать и развиваться».

Примечательно, что пути восстановления и развития отношений Ирана с Западом Хасан Роухани начал искать через десять дней после того, как с Тегерана были сняты экономические санкции в результате реализации ядерного соглашения ИРИ с мировыми державами. Иранский президент посетил с визитами Италию, Францию, где были подписаны деловые контракты. «Иран не просто хочет вести торговлю, но также привлечь инвестиции и технологии», — объяснял он своим западным коллегам.

Более того, президент Роухани заявил, что Иран может иметь дружеские отношения с США, что в понимании его оппонентов — фундаменталистов является просто крамолой (ересью), достойной порицания и осуждения. По словам иранского президента, если сегодня американские инвесторы хотят работать в Иране, то с иранской стороны нет никаких препятствий для этого. «Мы готовы к совместному производству с американскими компаниями», — подчеркнул президент ИРИ. Роухани напомнил, что в настоящий момент со стороны США был разрешен ввоз иранских ковров, фисташек и других традиционных продуктов, а иранцы могут покупать американские самолеты. При этом иранский президент отметил, что можно сделать гораздо больше, и выразил надежду, что в будущем американцы именно так и поступят.

Так, в чем причина таких расхождений в принципиальных позициях человека номер 1 и человека номер 2 в иранской политической элите?

Напомним, Хасан Роухани был политиком, которому верховный лидер поручил добиться снятия санкций с Ирана. Президент Роухани с этой задачей справился. Но он прекрасно понимал, что снятие санкций это только переключение светофора с красного на зеленый свет. А куда дальше пойдет машина иранской экономики, которой как воздух для всего живого, нужны огромные инвестиции и высокие технологии? Путь, предлагаемый аятоллой Хаменеи — «Экономика сопротивления» — это путь вчерашнего дня, путь самоизоляции и ограничений. Он уже пройден под санкциями и в будущем ведет в тупик.

Для изменения экономической ситуации требуются серьезные неординарные меры. Это прекрасно понимает президент Роухани. Несмотря на падение цен на углеводороды, у ИРИ для экономического рывка на предстоящее 10-летие есть потенциал, который способен воплотиться в реальность. Но только при одном условии – расширение финансовых и экономических связей с основными развитыми странами. Ведь, перед командой президента Роухани стоят сложные задачи, в частности:

  • Использование замороженных зарубежных активов. Их стоимость составляет около 107 млрд долл.
  • Использование накоплений зарубежной иранской диаспоры, которые, составляют порядка 2 трлн долларов. Роухани рассчитывает получить около 10%.
  • Увеличение нефтедобычи минимум на 0,6 млн баррелей в сутки и соответственно увеличение экспорта нефти.
  • Снижение затрат на совершение финансовых операций и торговых сделок (после возвращения в мировую банковскую систему SWIFT).
  • Восстановление доступа к иностранным инвестициям. Потребность Ирана в инвестициях оценивается на уровне до 500 млрд долл.
  • Восстановление доступа к передовым мировым технологиям, в которых чрезвычайно нуждаются практически все отрасли иранской экономики.
  • Высокая степень заинтересованности международного бизнеса в расширении и углублении деловых торгово-экономических связей с Ираном после снятия санкций.

Президент Роухани говорит о новом подходе. Но Иран – это идеологизированное государство, где догмы играют свою политическую роль. Поэтому президенту Роухани противостоят радикальные фундаменталисты, не готовые к открытости Ирана, столь необходимой, во всяком случае, в торгово-экономической сфере. Они опасаются (и, возможно, оправданно), что в открытую настежь иранскую дверь вместе с инвестициями в Исламскую Республику залетят семена идей, не совсем (или совсем) несовместимых с шиитскими устоями. И, надо отметить, что почва для прорастания этих семян формируется. Иранцы в своем большинстве хотят перемен. Это показали прошедшие 26 февраля национальные выборы в меджлис (парламент) и важнейший конституционный орган – Совет экспертов.

Эти выборы стали фактически референдумом в поддержку политики президента Роухани. Консерваторы потерпели на них существенное поражение, уступив значительную часть мест сторонникам реформ.

Аятолла Хаменеи стремится обуздать набирающий вес блок реформаторов. Цель верховного лидера – остаться над схваткой примерно равных оппонентов – фундаменталистов и реформаторов. Но никто не подозревал, что Роухани после отмены санкций станет настолько популярным, поэтому Хаменеи, поддерживая фундаменталистов, пытается восстановить баланс. Экономической политике президента активно сопротивляется и Корпус стражей исламской революции (КСИР) – военный и пропагандистский стержень режима, который в годы санкций стал еще и мощным экономическим фактором. КСИР напрямую или косвенно контролирует основные отрасли экономики, а в санкционные годы он выстроил систему обхода санкций, в результате чего через него проходили большие денежные потоки. Новый курс он, конечно, не принимает.

Безусловно, и верховный лидер Хаменеи и президент Роухани не являются антагонистами и политическими противниками. Они преследуют одну цель – укрепление мощи Ирана – политической, экономической, военной. Но они видят разные пути к достижению этой цели. И их новогодние заявления обращены к разным аудиториям и по-разному воспринимаются в Иране.

Нет сомнений, что накал внутриполитической борьбы в Иране не снижается даже после общенациональных выборов в меджлис и Совет экспертов. И, по всей вероятности, эта тенденция будет сохраняться еще долгое время.

52.35MB | MySQL:103 | 0,480sec