О некоторых направлениях деятельности спецслужб Египта

В условиях постоянной террористической опасности, борьбы с подпольем «Братьев-мусульман» и предполагаемым ростом социальной напряженности в стране власти АРЕ стараются выстроить адекватную этим рискам систему национальных спецслужб. Мы уже говорили, что в этой системе сейчас все очень далеко от идеала, что усугубляется разногласиями между различными руководителями отдельных структур по вопросу выстраивания тактики и стратегии борьбы в первую очередь с террористами на Синае. Незатухающая там, не без помощи зарубежных спонсоров в лице Катара и Турции, террористическая активность со всей очевидностью свидетельствует от том, что система египетских спецслужб пока не в состоянии эффективно решать поставленные перед ней задачи. То же самое справедливо и по отношению к проведению терактов в крупных городах. В общем-то, египетские спецслужбы столкнулись на нынешнем этапе с обычной для всех стран, переживших «революционные события», проблемами воссоздания своей эффективности в условиях массового оттока опытных кадров, проникновением в их ряды сторонников «Братьев-мусульман» и отсутствия координации их деятельности в руководстве. На настоящий день структура египетских спецслужб представлена следующим образом. Это Управление общей разведки («Мухабарат аль-Амма») — ведет разведывательную и контрразведывательную деятельность, проведение тайных операций за рубежом, Управление военной безопасности и разведки («Мухабарат аль-Харбия») — работает против Израиля, а в настоящее время —  ведет борьбу с террором на Синае и активностью ХАМАСа, Служба национальной безопасности («Аль Мубаха аль-Ам аль-Уатани») — существовала до свержения Х.Мубарака в составе МВД и отвечала за проведение операций против оппозиции, воссоздана в 2013 году и в настоящее время ударными темпами укрепляется; а также Управление административного контроля. Формально курирует деятельность спецслужб министр внутренних дел, на деле — лично президент АРЕ А.Ф.ас-Сиси. Он лично назначает всех глав спецслужб и лично принимает их отчеты.

Сегодня мы обратим внимание на техническое подразделение УОР АРЕ в лице Департамента технических исследований (TRD), аналог американской АНБ, роль которого, по оценкам ряда обозревателей и экспертов, в последнее время становится одной из ключевых и в то же время самой прогрессирующей. Достаточно сказать, что подчиняясь формально начальнику УОР Х.Фаузи, директор TRD фактически подотчетен только президенту, которому он лично доставляет на доклад наиболее важные материалы радиоразведки и наблюдения. Это суперсекретное подразделение, даже установочные данные личного состава которого являются государственной тайной, осуществляет не только мониторинг телефонных переговоров, но и отслеживает интернет, курирует техническое видеонаблюдение в городах и на границах. То есть, условно говоря, держит пульс на общественных настроениях египтян. Помимо этого, есть все основания полагать, что TRD прослушивает телефонные аппараты фактически всех министров, замов и чиновников высшего ранга. Как гражданских, так и военных. Точная дата создания указанного подразделения неизвестна, но по оценке ряда экспертов, оно было создано лично бывшим президентом А.Садатом с целью контроля именно над оппозиционными структурами внутри страны и организации слежки за чиновниками высшего ранга. Несмотря на то, что оно формально входило и входит в структуру УОР в качестве отдельного подразделения, фактически является независимым и подотчетно только президенту. Известно также, что материалы, которые получило TRD, сыграли не последнюю роль в арестах во времена А.Садата министра внутренних дел Ш.Гумы и вице-президента А.Сабри. После свержения Х.Мубарака этот департамент долгое время было фактически деморализован и активной деятельности не проводил. С приходом к власти «Братьев-мусульман» там проводились серьезные чистки, значительное количество квалифицированного состава было уволено. С приходом к власти военных началось его возрождение. В этом году TRD получило в свое распоряжение современный центр мониторинга над всеми телекоммуникационными схемами страны и радиоразведки. Одной из важнейших функций департамента остается реализация мер, предусмотренных указом президента А.Ф.ас-Сисси от декабря 2014 года по мониторингу деятельности НПО, СМИ и общественных организаций, которые получают гранты от зарубежных организаций. В частности, эксперты указывают на центральную роль департамента по разработке и ареста журналистов катарского телеканала «Аль-Джазира» в 2013 году П.Греста, М.Фахми и Б. Мухаммеда. Всего же за время правления военных было репрессировано в той или иной степени 158 египетских и зарубежных журналистов.

Штаб-квартира TRD располагается в каирском районе Кобби Эль-Кобба, в комплексе зданий УОР АРЕ. По крайней мере, на этом настаивают инженеры из зарубежных компаний (Аdvanced German Technology и Hacking Team), которые были привлечены к техническому оснащению этого департамента. Данные о бюджете организации засекречены. По всей видимости, он структурно не входит в бюджет УОР и определяется лично президентом АРЕ. При этом суммы, выделяемые на закупку того или иного оборудования (центр радиоперехвата, центр управления слежением, портативная подслушивающая аппаратура) являются секретом даже для бухгалтеров УОР. Решения о закупках проходят довольно быстро по египетским меркам, и его принимает обычно лично один из заместителей начальника департамента. Часто во время переговоров. При этом проблем с финансированием, по оценке представителей зарубежных компаний, у департамента нет. При этом никакой рекламы не требуется, специалисты TRD сами выходят на потенциальных продавцов с конкретными предложениями. По оценке специалистов, бюджет TRD на сегодняшний день самый крупный в системе национальных спецслужб. Помимо иностранных поставщиков департамент активно проводит закупки программного обеспечения и сетей видеоконтроля и у отечественных фирм — Systems Engineering of Egypt (SEE Egypt) и Axis.

Штат департамента составляют преимущественно специалисты и инженеры в области электроники и программирования. Обычно с докторской степенью, рекрутированные с «гражданки». Среди них много женщин, и главным критерием является обладание необходимыми профессиональными качествами, а не гендерная принадлежность. При этом ни один из иностранных специалистов никогда не видел директора TRD. Некоторые из них полагают, исходя из прозвища «генерал Лейла», что это женщина. По нашей оценке, это просто псевдоним с попыткой еще более напустить тумана вокруг фигуры директора. Переводится это как «генерал ночь» (или, что вернее, — «темнота, неизвестность»), что в принципе соответствует профилю организации. По крайней мере, в служебной переписке к директору обращаются как «сэр».

Основными поставщиками продукции для TRD является Nokia Siemens Networks (NSN). Это базирующееся в Финляндии совместное предприятие известных немецкого и финского концернов. Как полагают некоторые эксперты, это подразделение создано специально для выполнения «деликатных» контактов. В 2009 году оно выполняло заказ для организации центра технического мониторинга телекоммуникаций в интересах разведслужб Ирана. Для организации работ ранее это предприятие использовало инвестиционную фирму Perusa Partners Fund, теперь Trovicor. Через последнюю осуществлялись закупки в организации проектов создания центра радиоразведки в Пакистане и на Бахрейне. По данным специалистов, этот центр сыграл определяющую роль в организации массовых арестов активистов шиитского сопротивления на Бахрейне. Точно документально установлено, что NSN поставило 25 продуктов и сетей по мониторингу интернета и мобильной связи для TRD. Еще одной немецкой компанией, которая поставляет соответствующую технику TRD, является «дочка» Сименса German Telecommunications Industries (EGTI), которая создана специально для сотрудничества с Египтом и специализируется на поставках оборудования для контроля над мобильной телефонной сетью.

Еще одним постоянным партнером Каира в рамках поставки шпионской техники и программ для хакерских атак является итальянская Hacking Team. С помощью таких атак египетские спецслужбы в лице TRD получили доступ к серверам и личной переписке сотрудников местных СМИ. Сейчас эта общая система носит название Remote Control System (RCS), которая была окончательно отлажена в июле 2015 года. Сумма контрактов с итальянцами составила 1 млн евро. Интересно, что RCS используется TRD и для организации взлома сетей журналистов и политиков за границей. В частности, по данным ряда экспертов, египетские спецслужбы активно проводили хакерские атаки на сайты и телефоны марокканских журналистов и политиков в период проведения в Марокко межливийских консультаций.

Сейчас TRD ведет два основных контракта: A6 Consultancy и Solve IT. Партнером во втором выступает GNSE Group, который является «дочкой» египетской компании «Мансур групп». В рамках контракта разрабатывается система информационной безопасности государственных телекоммуникаций. Одновременно ведутся переговоры о приобретении у Hacking Team трех различных систем хакерского взлома и кибербезопасности (каждая включает в себя 200 лицензий) на сумму 2 400 000 евро. Переговоры скорее всего завершатся успехом уже в апреле с.г. Если отбросить все технические детали, то в случае реализации этого контракта египтяне получат возможность контролировать электронную переписку устройств Apple. Относительная дешевизна контрактов объясняется тем, что египтяне приобретают в основном «ворованные» лицензии. Еще одной сферой деятельности TRD является использование в своих целях криминальных хакерских групп. Одной из таковых считается MOLERATS, которая ставит своей целью борьбу против Израиля и «политического ислама» и  в реальности является простой ширмой для деятельности TRD на этом направлении.

52.44MB | MySQL:103 | 0,502sec