Авигдор Либерман – министр обороны Израиля. Что дальше?

Договор о присоединении партии «Наш дом – Израиль» (НДИ) к правительству Биньямина Нетаньяху подписан, и в ближайший вторник Авигдор Либерман вступит в должность министра обороны Израиля. Единственное препятствие, которое может воспрепятствовать такому развитию событий юридическое – голосование против коалиционного соглашения религиозно-сионистской фракции «Еврейский дом», возглавляемой министром просвещения Нафтали Беннетом. Фракция поддерживает расширение правящей коалиции за счет присоединения НДИ и возражает против присоединения к ней блока «Сионистский лагерь», возглавляемого Ицхаком Герцогом. Несмотря на это, Нафтали Беннет в последний момент выдвинул Б.Нетаньяху в этой связи требование, звучащее как ультиматум: предоставить членам кабинета министров секретарей по военным вопросам с тем, чтобы все министры могли надлежащим образом ориентироваться в стоящих на повестке дня вопросах безопасности, которые выдвигаются на обсуждение кабинета. В противном случае лидер «Еврейского дома» угрожает, что его фракция проголосует против коалиционного соглашения с НДИ.

Требования Н.Беннета звучат логично, однако они были актуальными и год назад, когда формировалось нынешнее правительство, и в предыдущем правительстве Б.Нетаньяху, в котором были представлены и «Еврейский дом», и НДИ. То, что Н.Беннет выбрал именно момент присоединения к правящей коалиции А.Либермана для выдвижения данного ультимативного требования, заставляет прийти к выводу о том, что речь идет (среди прочего) о попытке лидера «Еврейского дома» продемонстрировать членам своей партии, что и он способен добиться каких-то уступок от премьер-министра. И действительно, в этом смысле Н.Беннет явно проигрывает А.Либерману. На протяжении последнего года, находясь в оппозиции, лидер НДИ подвергал беспощадной критике правительство и лично Биньямина Нетаньяху. В итоге он присоединился к правительству, получив сопоставимый по важности и престижности только с портфелями министра иностранных дел и министра финансов пост министра обороны, плюс – министерство алии и абсорбции, плюс – выделение огромных государственных средств на решение пенсионных проблем пожилых репатриантов. И это при том, что НДИ принесла правительству всего 5 мандатов (депутат Орли Леви-Абукасис, дочь бывшего министра иностранных дел Давида Леви, вышла из фракции НДИ, обидевшись на то, что ее не назначат министром). Достижения Н.Беннета в этом смысле намного скромнее, и это при том, что «Еврейский дом» располагает 8 мандатами. Следует учитывать, что А.Либерман и Н.Беннет конкурируют между собой за голоса избирателей, критикующих Ликуд с правых позиции. Оба они моложе Б.Нетаньяху и оба они не скрывают своих амбиций попытаться занять в недалеком будущем пост премьер-министра. В этом смысле пост министра обороны – удобный трамплин (учитывая, что министром иностранных дел А.Либерман уже был).

Несмотря на это, можно высказать осторожную уверенность в том, что Н.Беннет не станет доводить дела до того, что его фракция проголосует против присоединения фракции НДИ. Для этого есть две основные причины (помимо сугубо идеологических):

  1. В таком случае и Н.Беннет, и вся его фракция могут быть исключены из правительства за нарушение коалиционной дисциплины. Это, в свою очередь, может привести либо к новым выборам (к которым «Еврейский дом» не готов), либо к превращению правительства Б.Нетаньяху в правительство национального единства за счет присоединения к нему блока «Сионистский лагерь».
  2. В случае открытого торпедирования присоединения НДИ к правящей коалиции «Еврейский дом» и лично Н.Беннет будут восприниматься правыми избирателями в качестве тех, кто виновен в падении правого правительства или в его превращении в центристское правительство национального единства. А за это, в свою, очередь неизбежно придется заплатить на ближайших выборах.

Таким образом, присоединение НДИ к коалиции представляется окончательно решенным вопросом. После этого неизбежно возникнет вопрос о предоставлении тех или иных министерских портфелей депутатам от самого Ликуда. В первую очередь этой связи упоминается имя Зеэва Элькина, который будет вынужден уступить Министерство алии и абсорбции возвращающейся на этот пост Софе Ландвер из НДИ. Следует отметить, что З.Элькин принимал активнейшее участие в контактах между Ликудом и НДИ, приведших к присоединению А.Либермана к коалиции. Можно предполагать, что он получит какую-либо компенсацию за утраченный им министерский пост. Промелькнули сообщения о том, что речь идет о посте министра экономики (данный портфель находится в настоящее время в руках премьер-министра). С точки зрения З.Элькина, стремящегося к статусу политика общеизраильского масштаба, освобожденного от секторальной «русской» афилиации, могло бы быть повышением. Среди прочих претендентов на министерские портфели из числа депутатов от Ликуда чаще всего упоминают Бени Бегина, сына покойного премьер-министра Менахема Бегина.

Вместе с тем можно ожидать, что Б.Нетаньяху не будет торопиться раздавать министерские портфели. Во всяком случае, самый престижный из остающихся портфель министра иностранных дел он придержит. Этот портфель необходим ему для Ицхака Герцога. Сразу же после подписания коалиционного соглашения с НДИ Б.Нетаньяху заявил, что он приглашает «Сионистский лагерь» вернуться к прерванным переговорам о присоединении к правящей коалиции. Премьер-министр действительно заинтересован в этом. Присоединение Ицхака Герцога к правительству дало бы ему три несомненных политических бонуса:

  1. Оно привело бы к ослаблению имиджа его правительства, как радикально правого, который весьма усилился в связи с присоединением НДИ. Это, в свою очередь, способствовало бы к ослаблению внешнеполитического давления на Израиль.
  2. Оно еще более расширило бы коалиционную базу правительства, причем таким образом, что ни одна из входящих в коалицию партий не могла бы угрожать Ликуду падением правительства в случае ее выхода из коалиции.
  3. С высокой степенью вероятности присоединение к коалиции, возглавляемой Ликудом, приведет к расколу в «Сионистском лагере» (многие радикальные левые депутаты от этого блока решительно возражают против такого шага). Таким образом, левая партия Авода (являющаяся ядром блока «Сионистский лагерь»), все еще претендующая на роль альтернативы Ликуду, будет окончательно ликвидирована в таком качестве, превратившись в своего рода партию-сателлит Ликуда.

Следует учитывать, что за присоединение «Сионистского лагеря» к правящей коалиции высказываются представители входящих в нее ультраортодоксальных религиозных партий «Еврейство Торы» и ШАС, а также второй по величине партии, входящей в коалицию, «Кулану», возглавляемой министром финансов Моше Кахлоном.

В заключение необходимо отметить, что учитывая то обстоятельство, что Авигдор Либерман претендовал на пост министра обороны в рамках своих усилий стать общенациональным лидером с тем, чтобы иметь возможность в дальнейшем попытаться стать премьер-министром, он вступает в эту должность практически «без права на ошибку» в условиях открытой недоброжелательности со стороны левых и сомнений в его пригодности для этой должности, высказываемых многими правыми (например, бывшим министром обороны и одним из исторических лидеров Ликуда Моше Аренсом). Происходит это на фоне военной напряженности на юге (в секторе Газа и вокруг него), на севере (в Сирии и Ливане) и заметно ослабевшей за последние месяцы, но не прекратившейся окончательно волны террора в Иудее и Самарии (на Западном берегу, пользуясь арабской терминологией), а так же в Иерусалиме. Политическое будущее Авигдора Либермана в значительной степени зависит от такого, насколько успешно он сможет решать возникающие в этой связи проблемы безопасности Государства Израиль.

42.9MB | MySQL:92 | 0,932sec