О проблемах российско-иранских отношений

Встреча президента Ирана Х.Роухани c российским лидером В.Путиным возможно состоится в рамках трехстороннего саммита Иран-Азербайджан-РФ, который пройдет в Баку 8 августа , — сообщил 27 июля сопредседатель российско-иранской межправкомиссии, министр связи ИРИ Махмуд Ваэзи. На встрече с В.Путиным Х.Роухани хотел бы обсудить ситуацию в Сирии и Ираке, а также всплеск террористической активности в Европе. Ранее о возможной встречи В.Путина и Х.Роухани 8 августа в Баку заявил заместитель главы МИД Ирана Ибрагим Рахимпур. «Это хорошая возможность для лидеров двух и трех государств обсудить очень важные региональные политические вопросы. Конечно, разговор будет и о ситуации в Сирии, в Ираке, а также о террористической активности в Европе», — отметил М.Ваэзи , который находился на этой неделе в составе иранской делегации  в Москве, в том числе для переговоров с министром энергетики РФ А.Новаком.

Понятно, что Тегерану эта встреча нужна гораздо больше, чем Москве в свете последнего развития ситуации в Сирии и Ираке, где дела у иранцев обстоят не так хорошо, как раньше. Фактически, в Сирии все наступательные операции с участием подразделений КСИР захлебнулись , а в Ираке налицо попытки премьер-министра Х.аль-Абади освободиться от ставшей обременительной зависимости от ИРИ и военного присутствия иранских военных. Они открыто поддерживают радикалов из «Армии Махди» М.ас-Садра , который срывает все усилия других шиитских сил в Багдаде достичь компромисса с суннитами, без которых не справиться с  «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России). Тегеран открыто вмешивается во внутренние дела Ирака и, что еще хуже, готов пойти на расчленение этой страны , создав на базе ее южных и центральных провинций государство под условным названием «Шиитостан». Москва же выступает за сохранение единства и территориальной целостности Ирака , поскольку имеет большие интересы в этой стране в сфере энергетического сотрудничества, ВТС и области борьбы с ИГ. Россия готова лишь к расширению автономии Иракского Курдистана , но при сохранении верховной власти центрального правительства.

Что касается Сирии, то налицо попытки Ирана  еще глубже втянуть РФ в сирийскую войну. Сами иранцы не в состоянии удержать у власти Б.Асада . Поэтому в последнее время Тегеран наращивает давление на Россия для того, чтобы убедить ее подключиться к наземным операциям сирийской армии, частей КСИР и боевиков «Хизбаллы». Москве это не нужно, учитывая опасность глубокого завязывания в сирийском конфликте. Более того, после нормализации отношений с Турцией роль последней в Сирии может оказаться гораздо более полезной для РФ нежели Ирана. Тем более что в целом Анкара гораздо более перспективный партнер для Москвы по сравнению с Тегераном. Через  территорию Турции можно протянуть газопровод «Турецкий поток» в Южную Европу, тогда как иранцы готовы совместно с Азербайджаном и Туркменией протянуть газопровод через Ирак и Сирию и по дну Средиземного моря до Греции с месторождения «Южного Парса» и тем самым составить конкуренцию «Газпрому». На это ИРИ активно подталкивают США и ЕС. Когда Россия и Турция заявили о начале нормализации отношений, тут же был «вброшен» тезис о том, что это делается, чтобы сорвать проект строительства газопровода из Ирана в Грецию. Тем самым США и Катар хотят похоронить транзитную роль Турции для РФ как ее «южного коридора» газовых поставок в ЕС. США и Евросоюз сохраняют санкции против России в газовой отрасли и одновременно снимают эмбарго с Ирана, подталкивая, таким образом, эти две страны к сражению за энергетические рынки, в том числе в Европе. Появились сообщения о неких тайных контактах Вашингтона с Тегераном по поводу газовой магистрали ИРИ — Ирак – САР. Прошла информация и о том, что Вашингтон готов заключить сделку с Башаром Асадом, если он разрешит пустить через сирийскую территорию иранский газ в ЕС для вытеснения  оттуда  российского газа.

Если взглянуть на российско-иранские отношения шире , то станет ясно – Иран не может , да и не хочет стать серьезным партнером РФ. Как только была заключено соглашение по иранской ядерной программе (ИЯП) , иранцы тут же забыли о своих обещаниях и бросились на поиск компаний в США и ЕС. Вместо российского «Супер-Джета» Тегеран закупит американские «Боинги», а в области ВТС с РФ все стоит на нуле. А ведь именно Москва должна была стать главным источником поставок современного оружия ИРИ. Но иранцы молчат и в сфере ВТС все замерло. Да и в энергетике Тегеран не торопится взаимодействовать с Россией. Более того, именно из-за иранской позиции  Саудовская Аравия отказалась от предложений РФ начать снижение экспорта нефти , чтобы повысить цену на «черное золото». По модернизации железных дорог , где Тегеран обещал отдать ключевую роль Москве, идут активные контакты с германскими и французскими компаниями, а проект «Южного транспортного коридора» из Балтики через Каспий, Иран к Индийскому океану заменяется вариантом китайского «Нового шелкового пути».

В этой ситуации , видимо, Москве стоит более реалистично взглянуть на то, стоит ли доверять Тегерану и надеяться на большие заказы от Ирана. Иранцы не имеют денег, а доходы от экспорта нефти тратить на закупки российской продукции не хотят. Зато Тегеран постоянно пытается столкнуть лбами Россию с Саудовской Аравией , которая обладает и финансовыми ресурсами и неоднократно выражала готовность инвестировать в российские проекты. Выделены 10 млрд долл. на эти цели через РФПИ, хотя пока все еще лежит только на бумаге. В любом случае, с арабскими странами Персидского залива развивается и торговля, и идет экономическое сотрудничество. Так, только с ОАЭ объем торгового оборота вдвое больше , чем с Ираном, хотя ИРИ по всем показателям намного крупнее ОАЭ. К России тянутся Кувейт и Оман, причем делают это весьма энергично. А иранцы все затягивают, используют многочисленные бюрократические препоны, а российско – иранская Межправкомиссия превратилась в место пустого обмена мнениями , не давая практических результатов.

России нужно учесть и то, что шииты – это не более 10% исламского мира , тогда как сунниты – 90%. И делать ставку на шиитское государство, которое к тому же осуществляет экспансию своих радикальных идей в сопредельные арабские страны, где имеются шиитские общины, вряд ли разумно. Разжигая суннито-шиитские противоречия, Иран преследует далеко идущие стратегические цели – создать под своей эгидой «шиитскую дугу» в составе самого Ирана, Ирака, Сирии, Бахрейна, Ливана, Йемена и Восточной провинции КСА. И в этом их поощряют США , которые разыгрывают иранскую карту против ССАГПЗ и прежде всего Саудовской Аравии, заставляя ее закупать огромные партии американского оружия. Да и иранская поддержка «Хизбаллы» — это откровенное вмешательство во внутренние дела суверенного Ливана. Причем делается это под лозунгом «борьбы с сионизмом». Это должно насторожить Россию, учитывая , что в последнее время отношения РФ с Израилем развиваются ускоренными темпами , в том числе в сфере борьбы против терроризма. И экономическая отдача от крохотного по территории Израиля для Москвы намного превышает результаты торгово-экономического сотрудничества с ИРИ.

К сожалению, Тегеран просто использует Россию в своих целях для укрепления своего присутствия на Ближнем Востока, почти ничего не давая взамен. А сам давно смотрит на Запад. И как только правящий режим  в Иране падет, а это неизбежно, новое иранское руководство сразу же рванется в объятия США и ЕС. Поэтому России нужно проявлять исключительный прагматизм в отношениях с Ираном и не делать навстречу ему шагов, если они адекватно не подкрепляются действиями иранской стороны.

29.33MB | MySQL:67 | 0,670sec