Возможность нормализации саудовско-израильских отношений: продолжение дискуссии в саудовской прессе

 3 сентября 2016 г. лондонская «Аль-Хайят» опубликовала статью одного из наиболее известных саудовских журналистов и политических аналитиков Джамаля Хашогги «Нуждается ли Саудовская Аравия в отношениях с Израилем?». Как следовало из слов автора статьи, речь шла об ответе на визит генерал-майора в отставке и руководителя располагающегося в Джидде Ближневосточного центра стратегических и юридических исследований Анвара Эшки, но, в первую очередь и в основном, на публикацию газетой «Аль-Джазира» статей Сихам аль-Кахтани.

Для автора «Аль-Хайят» ответ на вопрос, вынесенный им в заглавие статьи, очевиден: «Конечно же, Саудовская Аравия не только не нуждается в отношениях, но и в нормализации с Израилем». Вместе с тем, его в большей мере интересовал другой аспект темы, поднятой его коллегой, — «почему именно сейчас и так активно, в то время, когда интерес к палестинской проблеме падает, что означает и падение интереса к теме отношений с Израилем, этот вопрос выдвигается вновь?». Иными словами, как  замечал Д.Хашогги, зачем ставится вопрос саудовско-израильских отношений «в то время, когда приоритеты Саудовской Аравии состоят в экономической реформе, с одной стороны, а, с другой, в противостоянии угрозе ее безопасности, воплощаемой в иранской экспансии и ситуации крушения окружающих ее государств, а Израиль не играет прямой роли, как и не должен быть саудовским партнером [в этих двух процессах]?».

Хорошо, писал далее Д. Хашогги, можно было бы предположить, что «Саудовская Аравия вдруг отложит в сторону свое символическое значение для ислама, заключающееся в том, что она выступает хранительницей Двух Благородных Святынь, что Эр-Рияд вдруг забудет свою прежнюю жесткую позицию в отношении палестинских и арабских прав, забудет о своем категорическом отказе от любых встреч и любезностей в отношении официальных израильских структур, включая и уровень посольств». Даже если, продолжал он, «Эр-Рияд отложит это в сторону и последует совету отставного генерала и коллеги Сихам аль-Кахтани, … писавшей в своей последней статье о том, что «[арабо-израильская] нормализация станет спасением для всех», даже если «какой-либо высокий официальный саудовский чиновник и встретится со своим израильским коллегой в Израиле или арабском государстве, … то в чем будет состоять выгода этой встречи для королевства, что в обмен ему предложит Израиль?».

Не приходится говорить, что Д.Хашогги – фигура, близкая к политическому истеблишменту своей страны и, в этой связи, прекрасно осведомленная в отношении его намерений, мнение которого много значит для западных аналитиков, лукавит. Ему, конечно же, известны (скорее всего) многочисленные факты, свидетельствующие о том, что представители саудовских и израильских официальных институтов уже провели немало секретных встреч, в ходе которых достигались устраивающие обе стороны решения насущных практических вопросов. Более того, он не раз «обжигался», предлагая собственную интерпретацию саудовской политики, когда его точка зрения опровергалась, в частности, саудовским внешнеполитическим ведомством. Наконец, он лукавит еще раз, заявляя о том, что «никто [в саудовском истеблишменте] не скажет, что Израиль [способен] предложить Эр-Рияду помощь в [реализации нынешних] приоритетов [его политики], в том числе и благодаря преувеличенному израильскому влиянию, простирающемуся от Москвы до Вашингтона».

Израиль, по его словам, не может проявить «щедрость, способную стать тортом, принесенным на праздник нормализации», в отношении палестинцев». Он, тем более, не может быть полезен «в отношении экономической реформы». Все, «в чем нуждается королевство, имея в виду лучшие интересы, опыт и рынки, находится вдали от Израиля». Даже если, продолжал автор «Аль-Хайят», предположить, что «у нас не будет иных альтернатив, и мы будем нуждаться в покупке какого-либо израильского аппарата для какого-либо саудовского стратегического проекта», «всегда найдется тысяча “третьих сторон”, готовых купить этот аппарат и поставить его нам». Из этого следует, как считал Д.Хашогги, что нет никаких оснований для нормализации либо установления двусторонних дипломатических отношений. Тем не менее, «остается угроза безопасности». Собственно, на этом, как он замечал, и ставят акцент «саудовские сторонники нормализации, хотя и немногочисленные, но в условиях информационной открытости публикующие свои статьи в почти официальных газетах».

Д.Хашогги, видимо, стремился выразить точку зрения политического истеблишмента своей страны, которые автор этих строк уже называл в своей предыдущей публикации на сайте Института Ближнего Востока – наследие прошлого, представленное саудовской официальной идеологической доктриной и стоящим за ней корпусом улемов, как и вызовы и опасности настоящего, воплощаемые в притязаниях и действиях действующей под лозунгами исламизма внутренней крайней оппозиции, все более смыкающейся с экстремистами из «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) и идентичных ему террористических организаций и группировок. Обвиняя власть в ориентации на Запад и отлучая ее от веры, эта оппозиция уже сегодня считает, что эта власть идет в фарватере «израильского сионизма». Автору остается лишь добавить, что очередное обострение отношений с Ираном в связи с хаджем 2016 г., когда ведущие фигуры иранской религиозно-политической элиты открыто говорят о саудовской власти как о «малом шайтане», требуя пересмотра системы управления мусульманскими святынями Мекки и Медины, ни в коей мере не может подвигнуть эту власть на открытую нормализацию отношений с Израилем.

Весь пафос последующих рассуждений автора «Аль-Хайят», собственно, в этом и заключается: «Израиль станет для нас только обузой. Мы создаем исламские и арабские коалиции даже с теми государствами, которые урегулировали отношения с Израилем (Египет, Турция, Иордания), … но мы не завяжем отношения с израильтянами как союзниками в противостоянии третьей стороне, прежде всего, мусульманской, как Иран. Худшее, что может сделать Эр-Рияд, — продолжал он далее, — это предстать перед мусульманским миром в качестве союзника “сионистского образования” в ходе конфронтации с Ираном. Именно этого подарка и ждут в Тегеране, а потому моим саудовским друзьям стоило бы перестать ставить подножку и им, и нас».

Что ж, мысль автора выражена более чем четко, тем более, что, развивая ее, Д.Хашогги заявлял, что Израиль «ничего не может сделать в поддержку Саудовской Аравии» в Сирии и Йемене. Да, замечал он далее, Израиль обладает большим опытом в сфере разведывательной деятельности, — «но располагает ли он, например, какими-либо данными по Йемену, какие неизвестны Саудовской Аравии?». Израильское же влияние в мире? Но, по мнению Д.Хашогги, «оно иллюзорно». Для продвижения своих интересов в «Вашингтоне или какой-либо европейской столице» Эр-Рияд не нуждается в помощи Израиля.

Что ж, журналист и политический аналитик Джамаль Хашогги ответил журналисту и политическому аналитику Сихам аль-Кахтани. Не стоит думать, что его ответ убедил его оппонента. Впрочем, это совсем не важно, поскольку принципиально другое обстоятельство, — в Саудовской Аравии открыто обсуждается тема, которая еще вчера выглядела как едва ли не табу. Сегодня же эта тема стала предметом общественных дискуссий, что вновь доказывает, что саудовское королевство развивается, а его «образованный класс» не только не желает быть статистом на сцене внешней политики Эр-Рияда, но и активно пытается участвовать в процессе принятия национального внешнеполитического решения.

28.13MB | MySQL:67 | 0,820sec