Саудовская Аравия вытеснила Иран с Коморских островов

Президент Коморских островов Ассумани Азали продолжает все более активно укреплять отношения Саудовской Аравией, усиливая присутствие Эр-Рияда на архипелаге. При этом фактически снижено до нуля некогда очень мощное влияние Ирана практически во всех сферах государственного управления и благотворительной деятельности. Напомним, что при бывшем президенте и яром иранофиле Ахмеде Абдалле Самби с примерно 2010 года Тегеран очень прочно закрепился на архипелаге. Инструкторы КСИР фактически ставили президенту Коморских островов работу его спецслужбы, а Судан, который на тот период времени (2012 год) находился в стадии установления с Ираном стратегических партнерских отношений, на иранские деньги тренировал президентскую гвардию. Все поменялось примерно год назад, когда предыдущий президент Комор Икиллу Дхоинин сделал резкий поворот в сторону Эр-Рияда, выслав из столицы государства Морони иранского посла, обвинив его во вмешательстве во внутренние дела государства. При этом эксперты указывают на то, что он тем самым совершил, пожалуй, самую удачную сделку в своей жизни: за разрыв с Тегераном он получил очень приличные наличные деньги от Эр-Рияда. Как следствие этого, президент Комор через МИД страны официально уведомил 1 января с.г. иранскую сторону о том, что он разрывает дипломатические отношения с Ираном. Новый президент А.Азали продолжает эту политику, хотя шел на выборы с несколько иной риторикой. Сторонники иранского влияния, включая прежнего президента А.А.Самби, поддержали его предвыборную кампанию, полагая его антиподом И.Дхоинна и связывали с его победой восстановление прежнего уровня отношений с Тегераном. Так, кстати, полагали и в самом Иране, когда поверили своей коморской агентуре влияния и вложили приличные средства в поддержку А.Азали. А он обманул всех и поставил последнюю точку, которая закончила период иранского присутствия на архипелаге. В начале сентября с.г. министр здравоохранения Комор Мусса Махома объявил об аннулировании меморандума о взаимопонимании между организациями Красного полумесяца Комор и Ирана. За весну сего года было закрыто три центра профессионального обучения в Анжуане, Нгазига и Мохели, которые функционировали под эгидой и при финансировании Благотворительного фонда имама Хомейни. Таким образом, иранских структур ни в одной из сфер деятельности на архипелаге просто уже не осталось.

Такой решительный шаг со стороны нового президента Комор произошел после того, как он в конце июня-начале июля с.г. инкогнито посетил с частным визитом КСА. 9 июля с.г. он встретился губернатором Джидды и советником короля Халедом бен Фейсалом бен Абдельазизом Аль-Саудом. Последний обещал всяческую поддержку нового президента Комор, в том числе и в рамках саудовских инвестиций в экономику архипелага. В частности, самой «больной точкой» для президента А.Азали является дефицит электрогенерирующих мощностей на архипелаге. В этой связи Саудовская Аравия направила с ним в Морони трех своих экспертов, которые должны были оценить уровень капиталовложений в национальную электрическую компанию «Ма-Мве». Они работали до 10 июля с.г. и в октябре должны уже представить свой план по модернизации электросетей архипелага. При явной поддержке Эр-Рияда президент А.Азали возглавил и нынешний хадж паломников из Комор в Мекку. При этом он смог позиционировать себя как человека и лидера, сломавшего порочную систему мошеннических схем с участием местных туристических агентств, которые в последнее время очень часто обманывали местных мусульман. Он организовал национальную комиссию по хаджу, а для переправки паломников в КСА использовались самолеты саудовской авиакомпании Flynas, которые на безвозмездной основе были предоставлены по личному приказу короля  Сальмана. Другими словами, Эр-Рияд четко играет на повышение престижа нового президента, поддерживая его в самых стратегических с точки зрения электоральной поддержки точках — решении проблемы электродефиците и хадже.

В этой связи надо констатировать, что Тегеран проиграл Эр-Рияду битву за Коморские острова. Весь интерес Ирана, как и КСА, в данном случае заключается не в том, чтобы распространить свое влияние на крошечный архипелаг. Активность иранцев в данном регионе однозначно рассматривалась в Эр-Рияде как подготовка плацдарма для организации там своей стационарной военной базы, что создавало гипотетическую возможность угрожать транспортным путям для танкеров, перевозящих саудовскую нефть. Ровно в таком же контексте в Саудовской Аравии рассматривали и попытки Ирана активизировать ирано-суданские отношения и заходы кораблей ВМФ ИРИ в Порт-Судан. Другими словами, намечалась очень интересная стратегия Тегерана по созданию своих стационарных военно-морских баз в Индийском океане и Красном море (проиранские хоуситы в Йемене) в очень важном стратегическом для саудовского экспорта нефти месте. Реакция на эти действия последовала незамедлительно: это возвращение Судана и Коморские острова в орбиту саудовского влияния путем предоставления различных экономических преференций, а также вход аравийской коалиции в Йемен. Кроме того, В Эр-Рияде взяли на вооружение иранскую тактику создания стационарных баз в Индийском океане. Это прежде всего относится к саудовской активности  в Джибути, где КСА строит свою крупную базу ВМФ, а также использования логистических возможностей Коморских островов и Судана в случае необходимости, или, как минимум, вытеснение оттуда Ирана. И это, надо признать, Саудовской Аравии удалось в полной мере. У Ирана не осталось точек притяжения на побережье Красного моря и Индийского океана, и даже ранее задействованная ими в формате тыловых операций Эритрея в настоящее время перешла под плотный контроль саудовских союзников  ОАЭ, которые создали там свою базу ВМФ взамен на серьезные экономические преференции Асмэре.

39.74MB | MySQL:93 | 0,985sec