Иракско-кувейтские отношения: будет ли свет в конце тоннеля?

Отношения между Ираком и Кувейтом на всем протяжении их истории носили сложный, а временами драматический характер. Их нельзя было назвать добрососедскими, а уж тем более дружественными.

В основе иракско-кувейтских противоречий лежали спор о линии прохождения сухопутной и морской границы между двумя странами, а также стремление Ирака присоединить к себе кувейтскую территорию, т. е. фактически ликвидировать Кувейт как самостоятельное и суверенное государство.

Для обоснования своих территориальных претензий стороны ссылались на исторические свидетельства и документальные источники, начиная с XVIII века. При этом, естественно, оправдательные материалы, представлявшиеся обоими государствами, противоречили друг другу полностью или в значительной степени.

Претензии Ирака на обладание Кувейтом. Иракские правители вне зависимости от своей политической ориентации в той или иной форме постоянно предъявляли претензии на Кувейт. Это мотивировалось тем, что во времена Османской империи эмират входил в состав Бассорского вилайета, ставшего в 1920 году составной частью образованного тогда англичанами иракского государства. Кувейтяне же утверждают, что с момента возникновение кувейтского государства в XVIII веке, возглавлявшегося представителем и ныне правящей в эмирате семьи Ас-Сабахов, оно занимало собственную территорию на северо-западном побережье Персидского залива и оставалось самостоятельным, несмотря ни на какие исторические перемены, и это государство не было зависимым от Турции.

Идея о том, что кувейтская территория исторически является частью Ирака, возникла в правящих кругах Багдада еще в 1930-е годы. Однако высказывалась она не очень громко и настойчиво. Во многом это было связано с тем, что Кувейт в те годы находился под британским протекторатом, а багдадские правители сами находившиеся в сильной зависимости от Лондона, не желали обострения отношений со «старшим братом». В феврале 1958 года после создания Хашимитской Федерации в составе Ирака и Иордании тогдашний фактический правитель Ирака Нури Саид выступил с идеей присоединения к ней Кувейта, но получил решительный отказ от главы эмирата шейха Абдаллы.

Первая попытка насильственного присоединения Кувейта к Ираку была предпринята летом 1961 года, когда эмират стал независимым государством (19. 06. 1961 г.). Глава республиканского режима генерал Абдель Керим Касем отказался признать независимость Кувейта, заявив, что эмират является частью Ирака. К кувейтской границе были подтянуты войска. Однако попытки Касема овладеть Кувейтом окончились провалом. Шейх Абдалла обратился за помощью к Великобритании, оперативно направившей в Кувейт свой воинский контингент. Не получили действия Багдада поддержки и в арабском мире. Более того, Ирак фактически оказался здесь в изоляции. По решению Лиги арабских государств в Кувейт подразделения своих армий направили Саудовская Аравия, Египет, Иордания и Судан. С их прибытием из страны эвакуировались британские войска.

После свержения генерала Касема в феврале 1963 года и прихода к власти в Багдаде первого баасистского режима начались переговоры между Ираком и Кувейтом об установлении нормальных двусторонних отношений. В итоге 4 октября 1963 года Ирак признал независимость Кувейта. Было также заключено соглашение о предоставлении Кувейтом Ираку займа в размере 35 млн. фунтов стерлингов сроком на 25 лет.

Апогеем притязаний Багдада на независимость Кувейта стал захват эмирата иракскими войсками 2 августа 1990 года и последующее объявление его «19-й провинцией Ирака». Как известно, авантюра, предпринятая Саддамом Хусейном, закончилась полным крахом. Иракская армия потерпела сокрушительное поражение от сил широкой международной коалиции во главе с США и была вынуждена покинуть кувейтскую территорию. Багдад принудили принять соответствующие резолюции Совета Безопасности ООН, в т. ч. в части касающейся признания независимости и суверенитета Кувейта. 10 ноября 1994 года иракский Национальный совет (парламент) официально признал независимость южного соседа.

Территориальные споры между сторонами. После получения независимости от Великобритании в 1930 году молодое иракское государство всячески стремилось упрочить свои внешнеполитические позиции. Одним из шагов в этом направлении должно было стать вступление Ирака в Лигу Наций. Однако стране-кандидату предварительно требовалось подтвердить наличие у нее четко определенных государственных границ. В этой связи 10 августа 1932 года премьер-министра Ирака Нури Саид направил британскому резиденту в Кувейте письмо, в котором описал линию прохождения иракско-кувейтской границы. Это описание являлось фактической констатацией существовавшего положения дел и не вызвало возражений у тогдашнего шейха Кувейта Ахмеда аль-Джабера. В послании генсеку Лиги Наций правительство Ирака также не заявило о наличии у него территориальных споров с южным соседом.

Однако формальное признание Багдадом линии границы не означало ее фактического признания. Ирак всячески уклонялся от демаркации пограничной линии, а уже в 1934 году совершил первое нарушение границы с Кувейтом. В последующие годы эти нарушения продолжались. Более того, иракские власти выдвигали требования по изменению в свою пользу различных участков границы.

4 октября 1963 года стороны подписали протокол, подтверждавший статус иракско-кувейтской границы, установленный в 1932 году, в т. ч. подтверждалась принадлежность Кувейту прибрежных островов Варба и Бубиян. Казалось бы, что территориальные проблемы между соседними государствами решены. Однако Ирак не прекращал выдвигать претензии на отдельные части кувейтской территории, в первую очередь на острова Варба и Бубиян и район южнее иракского порта Умм-Каср. Уже в 1967 году это привело к пограничному конфликту между двумя странами.

Вторично пришедшее к власти в Ираке в июле 1968 года баасистское правительство отказалось признавать законность соглашения от 4 октября 1963 года в части касающейся статуса границы. В Багдаде претендовали на новую пограничную линию южнее Умм-Каср, остров Варба и северную часть острова Бубиян. При этом Ирак предложил Кувейту значительно большую по площади территориальную компенсацию за счет своих земель в районе южной границы. С. Хусейн выступил с идеей передачи Ираку в аренду на 99 лет островов Варба и Бубиян. Иракцы также просили разрешения проложить нефтепровод через территорию эмирата.

На все эти предложения кувейтская сторона отвечала категорическим отказом, не желая поступиться даже сантиметром своей земли. Причем данная позиция отражала мнение не только правительства, но и всех общественно-политических сил страны.

Переговоры по территориальным вопросам продолжались на протяжении 1970-х годов, но к конкретным результатам так и не привели.

В 1973, 1974, 1976 и 1977 годах на кувейтско-иракской границе имели место конфликтные ситуации. Причем в 1973 году они приняли характер вооруженных столкновений. В феврале 1977 года Ирак закрыл границу с Кувейтом. С обеих ее сторон началась концентрация войск, но в июле Эль-Кувейт и Багдад достигли договоренности о нормализации ситуации в пограничных районах.

Очень важным элементом в территориальном споре между соседями являлся вопрос о добыче нефти в приграничных районах. Отметим, что Багдад в качестве одного из поводов для агрессии против Кувейта в 1990 году выдвинул обвинение в том, что кувейтяне незаконно добывают нефть горизонтальным способом на иракской территории в районе Эр-Румейла. В свою очередь, с аналогичными обвинениями в адрес Ирака выступали власти эмирата.

В апреле 1991 года вскоре после разгрома иракской армии и освобождения Кувейта Совет Безопасности ООН принимает резолюцию N 687, которая предписывала Ираку признать пограничную линию, установленную договоренностями 1932 и 1963 годов.

2 мая 1991 года в соответствии с резолюцией N 687 создается Комиссия ООН по демаркации иракско-кувейтской границы. 20 мая 1993 года после тщательно проведенной работы Комиссия завершила свою работу и представила окончательный доклад генсеку ООН. Бутрусу Гали, который передал его на рассмотрение Совета Безопасности. 27 мая 1993 года СБ ООН принял резолюцию N 853, которая потребовала от Ирака и Кувейта уважения к «нерушимости международной границы, демаркированной Комиссией и праву судоходного доступа» (последнего, кстати, требовали в Багдаде). В документе Совет Безопасности также «подчеркивает и подтверждает свое решение обеспечить нерушимость вышеупомянутой международной границы, окончательно демаркированной Комиссией» и обязуется с этой целью в соответствующих случаях принимать все необходимые меры в соответствии с Уставом ООН и собственными резолюциями по данному вопросу.

Кувейт официально признал выводы Комиссии по линии прохождения границы и резолюцию N 833. Вместе с тем, правительство страны выразило свое сожаление в связи с утратой некоторых небольших территорий на северном участке границы в районах Сафван, Санама и Умм-Каср, а также высказало неудовольствие по поводу прохождения морской границы в районе Хор-Зубейр и ущемления прав эмирата в районе Хор-Абдулла, где Комиссия разрешила Ираку право на судоходство.

Саддамовский Ирак, со своей стороны, негативно воспринял выводы Комиссии ООН и всячески стремился перевести вопрос об окончательном урегулировании территориальных вопросов с Кувейтом из международно-правовой области в русло достижения прямых двусторонних договоренностей.

Даже после того как Ирак в ноябре 1994 года официально признал суверенитет и границы Государства Кувейт, в Багдаде фактически не отказались от претензий на часть территории эмирата, прежде всего на острова Варба и Бубиян. Иракское правительство также продолжало выражать свое несогласие с линией сухопутной границы между двумя странами, особенно ее приморской части. Серьезные разногласия оставались и по вопросу об эксплуатации нефтяных месторождений в пограничных районах. Причем Ирак по-прежнему обвинял кувейтскую сторону в краже его нефти путем использования наклонных способов бурения скважин.

Таким образом, обе стороны продолжали считать, что их права на ряд территорий не были в полной мере учтены Комиссией ООН.

Иракско-кувейтские отношения в постсаддамовский период. В начале 2003 года Кувейт стал главным плацдармом с которого войска американо-британской коалиции (до 150 тыс. человек) начали наступательную операцию против Ирака, приведшую в апреле 2003 года к краху режима С. Хусейна. Сразу же после войны подразделения кувейтских ВС оказывали содействие вооруженным силам США и Великобритании в поддержании порядка в отдельных районах на юге Ирака, а иракскому населению была предоставлена гуманитарная помощь.

После свержения баасистского режима правительство и политические силы Кувейта рассчитывают на то, что отношения с новыми иракскими властями будут носить стабильный добрососедский характер. В настоящее время руководство эмирата выступает за сотрудничество и совместные действия с другими соседними государствами в деле скорейшей нормализации обстановки в Ираке.

Кувейтская делегация в ноябре 2003 года приняла участие в совещании министров иностранных дел Сирии, Египта, Саудовской Аравии, Турции и Ирана в Дамаске, которое высказалось за укрепление роли ООН в Ираке и «необходимость выработки временного графика прекращения оккупации с тем, чтобы ускорить процесс восстановления иракского суверенитета». Министры также выразили поддержку Временному управляющему совету (ВУС) Ирака в его деятельности по нормализации обстановки в стране, отметив одновременно переходный характер нынешней власти в Ираке. Были осуждены террористические вылазки против международных организаций в стране и отвергнуты все обвинения в адрес государств-участников встречи по поводу их вмешательства во внутренние дела Ирака.

В ноябре высокопоставленная иракская делегация посетила Кувейт. Этот визит стал своего рода признанием легитимности ВУС Ирака правительством эмирата. В ходе проведенных переговоров основное внимание уделялось развитию двусторонних экономических связей. Вместе с тем, еще в августе МИД страны заявил, что кувейтское посольство в Багдаде будет открыто только после сформирования в Ираке законного правительства, признанного мировым сообществом.

Ирак и Кувейт в ноябре 2003 года договорились о создании совместной компании по сотрудничеству в нефтяной отрасли. На переговорах в Эль-Кувейте в декабре представители нефтяных ведомств двух стран согласились на возобновление действия соглашения о прокачке иракского газа через Кувейт. Кувейтская сторона положительно отреагировала на просьбу Ирака экспортировать часть его нефти через порты эмирата, однако не дала окончательного ответа, сославшись на необходимость дальнейшего изучения данного вопроса. Стороны договорились о сотрудничестве по линии ОПЕК в интересах «гарантирования стабильности на нефтяном рынке». Ирак выразил согласие возобновить снабжение Кувейта пресной водой из реки Шатт-эль-Араб.

На конференции стран-доноров Ирака в Мадриде в октябре 2003 года кувейтская делегация заявила о том, что страна предоставит Багдаду помощь в размере 1,5 млрд долларов. При этом сумма в 1 млрд уже предоставлена в виде технической и гуманитарной помощи. Таким образом, Кувейт занял третью позицию после США и Японии по размерам средств, выделяемых на восстановление Ирака.

В то же время в Кувейте ряд политических сил, в первую очередь исламисты, негативно относятся к оказанию финансовой и материальной помощи северному соседу. При этом все политические силы страны, кувейтское общество в целом выступают против отмены выплаты Ираком компенсаций за деяния, совершенные в эмирате саддамовским режимом в период оккупации. В Кувейте по-прежнему сильны антииракские настроения.

В парламенте депутаты-исламисты (21 из 50) осудили оказание помощи Ираку, хотя проправительственное большинство поддержало решение властей, заявив одновременно, что содействие в восстановлении Ирака и необходимость выплаты Багдадом компенсаций за ущерб, нанесенный в 1990-1991 годах — это разные вещи. Тем самым парламентарии однозначно отвергли призыв США к Кувейту снять свои претензии в отношении репараций, посчитав это «давлением Вашингтона» на свою страну.

Официальный источник в кувейтском МИДе также подтвердил, что эмират не собирается списывать иракские долги, не отказываясь в то же время от дальнейшего оказания помощи в восстановлении экономики Ирака, разрушенной многолетними санкциями и войной 2003 года.

По информации местной газеты «Аль-Ватан», общий долг Ирака Кувейту составляет 200 млрд долларов, из которых 100 млрд — прямые финансовые потери от военных действий и оккупации в 1990-1991 годах.

Не идет пока речь и о демонтаже оборонительных и заградительных сооружений, возведенных Кувейтом на границе с Ираком.

Справка. Кувейтяне в 1990-е годы создали на границе с Ираком (242 км) комплекс оборонительных сооружений: противотанковый ров глубиной 3 м и шириной 5 м, земляной вал высотой 4 м, а также систему оповещения о нарушении границы — “электронный забор” и проволочное заграждение под электрическим током для предотвращения проникновения нарушителей.

Отдельно остановимся на вопросе пребывания на кувейтской территории американских войск. Правительство страны считает, что он должен быть решен только после стабилизации обстановки в Ираке и создания там нового законного правительства.

Со своей стороны, в Вашингтоне считают, что после свержения режима С. Хусейна отпала необходимость в пребывании в Кувейте крупного контингента ВС США. В настоящее время эмират остается главным транзитным пунктом для вооруженных сил США и их союзников на пути в Ирак и обратно. Предполагается, что в будущем американские войска останутся на военных базах Кэмп Доха (сев. Эль-Кувейта) и Арифджан (на юге страны), а также в лагере в районе северной границы.

Справка. До начала подготовки войны против Ирака на территории Кувейта размещались 4690 американских военнослужащих: из состава сухопутных войск — 2600 человек (передовые подразделения 1 бртбр, в состав которых входили два танковых и механизированный батальон, артиллерийский дивизион), ВВС — 2000 человек, ВМС — 90 человек, в т. ч. 80 из морской пехоты. На базе Кэмп Доха хранился комплект вооружения и имущества для бронетанковой бригады: 58 танков М1А2 “Абрамс”, БМП М2А2 “Брэдли”, 155-мм САУ М109 и др. Охрану складов осуществляла рота военной полиции ВС США, а обслуживанием оружия и военной техники занимались 600 человек из числа передовых подразделений 2-й бртбр. Подразделения ВВС США дислоцировались на военно-воздушной базе “Ахмед аль-Джабер”. Их состав был непостоянен и, как правило, включал в себя 2-3 эскадрильи тактических истребителей и боевых вертолетов.

В настоящее время временные иракские руководители заинтересованы в поддержании хороших отношений с Кувейтом в политической области, а особенно в сфере экономики. Естественно, что они не вспоминают о территориальных разногласиях с южным соседом, имевших место в прошлом, а тем более о притязаниях на всю кувейтскую территорию. Однако говорить о том, какую политику в отношении Кувейта станут проводить будущие правительства в Багдаде сейчас сказать нет возможностей.

Как уже было сказано, несмотря на международно-правовое утверждение границы между двумя государствами и даже признание Кувейтом решения ООН, обе стороны продолжали считать, что их права в чем-то и где-то ущемлены. В первую очередь, это относилось к Ираку. И как себя поведут в погранично-территориальном вопросе будущие иракские руководители сказать затруднительно. Не исключено также, что вновь могут возникнуть взаимные обвинения в «краже» нефти в пограничных районах.

При этом главное, что необходимо для установления подлинно добрососедских отношений между Ираком и Кувейтом — это преодолеть взаимные недоверие, подозрительность, отчужденность и прямую враждебность, накопившиеся в большом количестве за минувшие десятилетия, отказаться от негативных наслоений и стереотипов прошлого. А для этого, как показывает исторический опыт, требуются желание, время и терпение.

32.43MB | MySQL:67 | 0,811sec