Оценка возможности вооруженных сил Израиля и США по нанесению ударов по ядерным объектам Исламской Республики Иран

(по материалам информационно-аналитического центра «акцент»)

 Ответственный редактор – Генеральный директор информационно-аналитического центра «Акцент» кандидат военных наук И.Новиков.

 Данная работа выполнена по материалам ситуационного анализа военно-политической обстановки на Ближнем и Среднем Востоке, проведенным информационно-аналитическим центром «АКЦЕНТ» на основе исследования материалов по ближневосточной проблематике, опубликованных в российских и зарубежных средствах массовой информации, а также на Интернет-сайтах отечественных и иностранных государственных структур и ведущих исследовательских организаций.

« Так ли иначе войны не миновать…
Я предоставлю пропагандистский
предлог для начала войны.
Насколько правдоподобным он будет,
никакого значения не имеет.
Победителя не судят и не выясняют,
правда это или нет. При развязывании
и ведении войны играют роль
не вопросы права, а победа.
А. Гитлер».

Хайнц Хене (Heinz Hone)
«Черный орден СС:
история охранных отрядов».

Предисловие

В последнее время в мировых средствах массовой информации все чаще появляются сообщения о том, что Израиль планирует нанести воздушный удар по ядерным объектам Исламской Республики Иран (ИРИ). Наличие у Израиля подобных планов вряд ли можно назвать новостью, но интерес к данной проблеме и к написанию данной работы был вызван резко обострившимся диалогом между Израилем и США с одной стороны и Ираном с другой.

Так, 21 декабря министр обороны Израиля Шауль Мофаз в интервью газете «Хаарец» заявил, что в случае необходимости ядерные объекты Ирана будут подвергнуты удару силами израильских военно-воздушных сил.

Президент Ирана Мохаммед Хатами в своем кратком заявлении по этому поводу назвал угрозы Израиля в адрес Ирана большой ошибкой

Со своей стороны министр обороны и поддержки вооруженных сил Ирана адмирал Али Шамхани резко отреагировал на заявление своего израильского визави и высказался в том ключе, что в случае реализации этих угроз ни один израильтянин не сможет чувствовать себя в безопасности ни в одном месте на территории Государства Израиль[1].

По его словам, Израиль, выступая с такими заявлениями, основывается на очень далеких от реальности оценках способности Ирана ответить на подобного рода вызовы.

Израильская газета «Хаарец» несколько смягчила официальную риторику Тель-Авива, высказавшись в том ключе, что «в настоящее время Израиль не планирует наносить удар по Ирану. Вместе с тем, в случае начала военных действий со стороны Тегерана Израиль использует все возможные средства для защиты своего народа».

В этой связи, в контексте предлагаемой работы основными критериями оценки вероятности нанесения ударов по объектам на иранской территории вооруженными силами Израиля и США взяты, в основном, технические возможности состоящих на вооружении этих государств средств доставки боезарядов, обеспечивающих гарантированное поражение и вывод из строя ядерных объектов Исламской Республики Иран[2]. Кроме того, специалистами центра проводится анализ способности иранских вооруженных сил по защите данных объектов от нападения противника, а также нанесения ответного удара («удара возмездия») по агрессору[3].

ВВС Израиля уже имеют опыт проведения подобных операций. В 1981 году израильтяне нанесли воздушный удар по атомным объектам Ирака, которые строились при содействии Франции, и уничтожил их.

После свержения режима Саддама Хусейна правительство Израиля объявило, что в настоящее время самая большая опасность для страны исходит от Ирана.

Израиль относится к числу немногих государств, не подписавших Договор о нераспространении ядерного оружия и, по мнению многих экспертов, это единственная страна на Ближнем Востоке, располагающая им.

Иран же в свое время присоединился к Договору о нераспространении ядерного оружия и недавно подписал дополнительный протокол к названному Договору.

Тем не менее, и США, и Израиль обвиняют Иран в стремлении разрабатывать и производить ядерное оружие и требуют от мирового сообщества самых решительных действий в отношении Исламской Республики Иран.

Основным камнем преткновения в ирано-американских и ирано-израильских «атомных» отношениях является объект в Бушире на юге Ирана. Он представляет собой атомную электростанцию с водоводяным энергоблоком мощностью 1 тыс. мегаватт (ВВЭР-1000)[4].

Еще один объект подобного рода, предприятие по обогащению урана, находится в Нетензе в центральной части Ирана[5]. США, Израиль и ряд европейских стран обвиняют Иран в том, что он намеревается производить в Нетензе обогащенный уран, который может быть использован для изготовления ядерного оружия, однако иранские власти заявляют, что названное предприятие предназначено для производства ядерного топлива для Буширской АЭС.

В конце 2003 года Иран объявил о том, что он в добровольном порядке приостанавливает свои работы по обогащению урана.

Однако этот факт, а также заключение комиссии МАГАТЭ по иранским ядерным программам, не являются для США и Израиля поводом для приостановления нападок на иранское руководство.

«Если Израиль вздумает атаковать ядерные объекты на территории Ирана, то последствия этого будут невообразимыми для еврейского государства, – заявил министр обороны Ирана адмирал Али Шамхани в интервью арабской газете «аш-Шарк аль-Аусат»[6]. В другом интервью – катарской телекомпании «аль-Джазира»[7] – он подчеркнул: «Иран – не маленькая страна, подобная Ираку. У нас есть мощная артиллерия, дисциплинированная армия и развитая система противовоздушной обороны». При этом адмирал дал понять, что речь не идет о ядерном ударе по Израилю.

Здесь уместно напомнить, что в последнее время иранские СМИ без конца муссируют тему возможного нападения Израиля на ядерные объекты Ирана, подобного израильскому превентивному нанесению ракетно-бомбовому удару по атомному реактору под Багдадом в Ираке в 1981 г. («Операция «Вавилон»).

Заявление иранского министра последовало не случайно. Нет сомнения в том, что толчком к нему стало растущее американское давление на Иран с целью заставить его отказаться от разработки оружия массового поражения. Уверенность в своих силах израильтянам внушает тот факт, что в середине 2002 г. американская и израильская армии провели широкомасштабные совместные учения, в ходе которых отрабатывались вопросы рассредоточения, взаимодействия и сопряжения израильской и американской систем противоракетной обороны «Хец» и «Пэтриот». Правда, во время этих учений разыгрывался иракский сценарий, по которому территория Израиля подвергнется обстрелу иракскими ракетами типа «Скад» класса «земля – земля». В тот период времени вероятность обстрела Израиля иракскими ракетами оценивалась как высокая.

Кроме того, как ожидается, США планирует дополнительное размещение зенитно-ракетных комплексов «Пэтриот» вокруг территории Израиля, в частности в Иордании и Турции. А результаты проведенных совместных тренировок по взаимодействию расчетов пусковых установок «Хец» и «Пэтриот» по перехвату баллистических ракет указывают на готовность армии Израиля противостоять ракетному удару со стороны Тегерана. Но как показывает опыт первой войны в Заливе, израильские и американские средства ПВО смогли перехватить[8] лишь 36 иракских ракет типа «Scud» из 162 выпущенных по территории Израиля

Тегеран, безусловно, отвергает все обвинения в свой адрес в том, что работает над созданием ядерного оружия, утверждая, что атомная программа страны носит не военный, а исключительно мирный характер. Однако многие страны, в первую очередь США, уверены, что если даже Иран еще не имеет военных ядерных зарядов и их носителей, то располагает потенциалом по их созданию в ближайшей перспективе.

Как заявил тогдашний израильский министр иностранных дел Шимон Перес, «Тегеран предоставил ливанской шиитской группировке «Хизболла» 10 тыс. ракет с радиусом действия от 20 до 70 километров[9] и разместил в Ливане часть своих отборных войск – несколько подразделений революционной гвардии»[10]. По словам Переса, «иранские аятоллы превращают регион в «пороховую бочку».

Как сообщала иранская газета «Аль-Сабах», в 2001 году премьер-министр Ариэль Шарон провел совещание, на котором обсуждался единственный вопрос – выработка новой политической и оборонной доктрины в связи с иранской военной угрозой. В совещании участвовали министр обороны Биньямин Бен-Элиэзер, министр иностранных дел Шимон Перес, а также начальник Генерального штаба Шауль Мофаз, глава израильской разведки Эфраим Халеви, глава общей службы безопасности Ави Дихтер и высокопоставленные офицеры из военной разведки.

На совещании были заслушаны доклады представителей спецслужб о попытках Ирана получить в свое распоряжение ядерное оружие и ракеты дальнего радиуса действия. По оценке израильской военной разведки, Иран уже много лет видит свою миссию в уничтожении еврейского государства и систематически пытается этого добиться. Террористическая борьба палестинцев против Израиля воспринимается в Иране как шаг на этом же пути. Отсюда – готовность иранцев поддержать и палестинский террор, и власти автономии, о чем свидетельствует история с судном «Карин-А».

Вместе с тем следует отметить, что на заседании звучало и противоположное мнение, что Израиль – даже не главный пункт в реализации военно-политических устремлений Тегерана. Его стратегические интересы в настоящее время преимущественно сосредоточены на Ираке, Афганистане, государствах Персидского залива и среднеазиатских странах СНГ.

Так думает, например, бывший руководитель израильской разведки Эфраим Халеви. Он все чаще говорит о поступающих из Ирана «тайных сигналах, свидетельствующих о возможности примирения», об «одиноких голосах, пока не образующих мелодию, потому что противоборствующие шумы сильнее, более угрожающи и пока более весомы»[11].

Однако Израиль настроен более решительно. Он считает, что нельзя допустить пуска реактора. «Есть ли у Израиля военный вариант решения? Конечно, есть», — заявил сотрудник правительства США, находящийся в контакте с израильтянами. Еще одним подтверждением таких намерений Тель-Авива стала статья, опубликованная в газете «Хаарец». В ней говорится, что израильский Совет Национальной Безопасности провел срочную ревизию политики по отношению к Ирану и пришел к следующему выводу: нужно пойти на любые шаги, включая использование военной силы, ради того, чтобы не дать Ирану возможности обзавестись ядерным оружием.

С Израилем в таких делах шутки плохи. В 1981 году израильские ВВС разбомбили «Озирак», реактор на легкой воде, строившийся в Ираке под Багдадом. Удар по «Озираку» был нанесен, несмотря на то, что строили его французы. США в то время покритиковали союзника, но теперь многие американские политики полагают, что благодаря Израилю Саддам Хусейн так и остался без ядерной дубинки.

Однако в израильском МИДе не сомневаются в антиизраильской направленности враждебности иранского правящего режима. По оценке экспертов израильского внешнеполитического ведомства, умеренный иранский президент Мохаммед Хатами и его приближенные придерживаются этой же линии. Те, кто призывает к примирению с Израилем, не могут быть услышаны в Иране.

В этой связи, МИД Израиля предлагает приступить к реализации плана по разрешению конфликта с Ираном другими средствами, а именно дать понять «умеренным» в Тегеране, что израильской угрозы не существует, и Израиль не намерен вмешиваться во внутренние дела Ирана. Одновременно развернуть пропагандистскую кампанию в международных средствах массовой информации по донесению до мировой общественности данного тезиса и предпринять интенсивные переговоры с лидерами зарубежных стран по их вовлечению к выработке совместных путей разрешения иранского кризиса. В рамках информационной кампании и переговоров израильские дипломаты планируют указать на тройную опасность, исходящую от Ирана: во-первых, эта страна призывает к уничтожению еврейского государства; во-вторых, оказывает моральную и финансовую поддержку палестинским террористам и ливанским боевикам организации «Хизболла»; в третьих, стремится заполучить в свои арсеналы различные виды оружия массового поражения.

Самая серьезная иранская угроза в глазах израильтян – это разработка ядерного оружия. Если она завершится успешно, то израильской ядерной монополии в регионе придет конец. Основываясь на данных израильских спецслужб, в том числе и военной разведки, израильтяне утверждают, что Иран в состоянии получить первую ядерную бомбу между 2005 и 2007 годом.

В этой связи было бы удивительно, если бы Тель-Авив не мечтал избавиться от такого конкурента в регионе, да еще и имеющего ядерное оружие. В этой связи, новая операция типа «Вавилон»-2 или «Вавилон»-3[12] просто напрашивается сама собой.

Тем более, что ряд независимых военных экспертов полагают, что Израиль наверняка предпримет превентивную атаку на иранский ядерный реактор. Больше того, в случае такой атаки он получит военную поддержку со стороны США.

СЦЕНАРИЙ № 1: ИЗРАИЛЬ ПРОТИВ ИРАНА

Рассматривая в практической плоскости возможность реализации операции «Вавилон»-2, можно предположить, что состав сил и средств для ее проведения может быть аналогичным операции «Вавилон», хотя отличия могут быть как в их количестве, так и качестве, а также географии применения и результатах удара. В частности, израильским летчикам придется все-таки решать одну из главных для себя задач – преодоление иранской системы противовоздушной обороны. По оценкам специалистов для этого потребуется до 20 самолетов различного назначения[13] – от постановщиков помех до истребителей бомбардировщиков с противорадиолокационными ракетами и другим вооружением класса «воздух – земля» для борьбы со средствами ПВО Ирана, что должно обеспечить выход ударных самолетов на рубежи применения средств поражения.

Вполне очевидно, что израильтяне в ходе предполагаемой операции «Вавилон»-2 могут применять только ракеты класса «воздух – земля». Это, прежде всего, модернизированные[14] для использования в варианте «воздух – земля» противокорабельные ракеты американского производства «Гарпун»[15], а также израильские «Гэбриэл» и «Попай» (другие ракетные системы воздушного базирования попросту не смогут разрушить конструкцию атомного энергоблока). Поскольку дальность пуска этих ракет составляет от 40 до 150 км, то в любом случае израильские летчики вынуждены будут вторгаться в воздушное пространство Ирана и входить в зону действия иранских средств ПВО. В данном случае, по нашим оценкам, вероятность поражения объекта «Буширская АЭС» будет равна 10 % при том, что 80% израильских самолетов будут уничтожены, а остальные – обстреляны, а им еще нужно будет вернуться на свои базы в Израиле.

Исходя из анализа заявлений военного и государственного руководства Израиля, уровень таких потерь для израильской стороны неприемлем (если только не принято решение таким образом пожертвовать пилотами и авиационной техникой для кардинального решения проблемы).

Однако при оценке возможности использования боевой авиации для нанесения удара хотя бы по Буширу, необходимо учитывать географическое положение Израиля и Ирана относительно друг друга и их удаленность, что создает достаточно много объективных препятствий для израильтян по применению авиации. В частности, каким образом тактические истребители с боевой нагрузкой преодолеют расстояние в 1500 км, прорвут систему ПВО противника, нанесут удар по цели и к тому же, сумеют вернуться на свои базы.

В качестве одного из вариантов можно рассмотреть применение войск специального назначения и сил агентурной сети для уничтожения Буширской станции. Однако количество взрывчатых веществ, которые могут с собой взять израильские спецназовцы и их агенты в Иране, чтобы причинить существенный ущерб конструкции АЭС, довольно-таки незначительно. Кроме того, необходимо решить массу специальных задач для получения доступа спецназа или агентуры к объекту, в частности непосредственно к ядерным энергоблокам, естественно необходимо учитывать и противодействие собственно службы безопасности Бушира.[16].

При проведении операции «Вавилон»-3, вероятно рассматривается возможность задействования только ракетной составляющей ударной мощи вооруженных сил Государства Израиль. Другими словами, применение баллистических ракет средней дальности типа «Иерихон»-2. Однако расчеты по ним могут носить лишь приблизительный характер, так как реальными тактико-техническими характеристиками этих ракетных систем не располагает никто, кроме израильтян и, может быть, американцев. Специалисты информационно-аналитического центра «Акцент» по внешним характерным признакам и параметрам данных ракет, определили, что дальность пуска ракет «Иерихон»-2 может составлять порядка 1000-1200 км (в средствах массовой информации указывались дальности 1300-1500 км), а кратчайшее расстояние от ракетной базы Израиля до Бушира все таки составляет около 1500 км. К тому же ведущие отечественные и зарубежные исследователи в области ракетостроения в своих работах утверждают, объект ракетного удара должен находиться на расстоянии, равном двум третям заявленной максимальной дальности стрельбы. В данном случае объект должен находиться на удалении 700-800 км от места пуска.

Однако, по нашим предположениям, израильтяне могли использовать некоторые технологии, примененные американцами в разработке ракет среднего радиуса действия «Першинг»-2[17] и уничтоженных по советско-американскому Договору о ликвидации ракет средней дальности (в том числе и совершенствовать систему наведения «Иерихон»-2, что уменьшило бы ее (ракеты) КВО[18] с 300 до 15 м.[19]). Но достижение такой точности для баллистической ракеты средней дальности вызывает определенные сомнения, так как несколько лет назад в США проводился эксперимент с целью выяснить, сможет ли стратегическая баллистическая ракета с обычной боеголовкой поразить шахтную установку противника. С этой целью на ракету «Першинг-2» был установлен кумулятивный боезаряд, который, отклонившись от цели всего на 5 метров, прошел через 13-метровый слой гранита и уничтожил высокозащищенную шахту. Правда, радость конструкторов и военных быстро сменилась разочарованием — высокая точность результата испытаний была признана техническим курьезом.

Таким образом, нанесение ударов с использованием вышеуказанных средств поражения специалистами центра оценивается как маловероятное, но возможное. По оценкам наших экспертов, задача может быть решена только при комплексном подходе к проблеме с использованием сил и возможностей, как национальных вооруженных сил, так и военного потенциала США.

СЦЕНАРИЙ № 2: США ПРОТИВ ИРАНА

В середине 2002 года американская газета «Вашингтон пост» и израильская «Маарив» практически одновременно опубликовали материалы о том, что США готовят удары по атомным объектам на территории Исламской Республики Иран.

Сначала все эти высказывания показались не более как опечаткой. Может быть, речь шла все-таки об Ираке? О возможности американского удара по нему говорили в то время все и давно, и, похоже, для США это вопрос тогда уже был решенным во всем, кроме сроков. Но вряд ли в две разные газеты разом могла попасть одна и та же ошибка.

Но тогда причем здесь Иран? Он, насколько можно судить из анализа его истории после ирано-иракской войны, никому оружием массового поражения не угрожал, в отношениях с США в последнее время держит тон явно примирительный, и в антитеррористической операции в Афганистане занял в отношении американцев позицию благожелательного нейтралитета. Но в Вашингтоне всего этого явно не хотят замечать. Влиятельные круги в Вашингтоне, видимо, хотят сохранить Иран в качестве «образа врага», как будто им недостаточно «Аль-Каиды», талибов, «Братьев мусульман» и иных прочих террористических организаций нашего столетия.

Американцев очень раздражает атомная программа Ирана. И это несмотря на то, что она полностью прозрачна и открыта для инспекторов МАГАТЭ. Поэтому Вашингтон действует против этой программы с двух направлений. С одной стороны, он оказывает всяческое давление на Россию, которая помогает Ирану в реализации программы атомной энергетики, а с другой стороны, пытается вообще всячески изолировать Иран от мирового сообщества, неустанно твердя о его принадлежности к пресловутой «оси зла». Эти последние усилия явно не встречают понимания даже у европейских союзников США. Так, член руководства Евросоюза Хавьер Солана, которого трудно заподозрить в симпатиях к Тегерану, заявил, что «сотрудничество ЕС с Ираном способствует поддержанию стабильности на Ближнем Востоке, и европейцы намерены это сотрудничество налаживать»[20].

Что же касается возможного американского удара по атомным иранским объектам, то даже разговоры на эту тему имеют и еще одну цель — по возможности избежать дальнейшего укрепления дружеских отношений между Москвой и Тегераном. По давнему принципу: если ты дружишь со мной, не смей дружить с ним, он плохой. Москва подобные лобовые атаки американской дипломатии парирует на том основании, что Россия сама знает, с кем ей дружить. Впрочем, вполне очевидно, что до такой степени воздействия как военная акция в той или иной форме в отношении Ирана может взорвать ситуацию не только на Ближнем Востоке, но и во всем мире и повлечь за собой непредсказуемые последствия. Как нам представляется, в американском правительстве на сегодняшний день еще имеется достаточно политически трезвых деятелей, чтобы это понять.

Москва в конце прошлого года заявила о готовности поставить Тегерану еще пять ядерных реакторов. Причем двустороннее сотрудничество в области ядерной энергетики отнюдь не подрывает процесса нераспространения ядерного оружия. Мирное использование атомной энергии в контексте двусторонних отношений продиктовано приверженностью обеих сторон Договору о нераспространении ядерного оружия и неукоснительно контролируется Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ).

Как мы уже указывали, Москва приняла решение рассмотреть вопрос о продолжении российско-иранского «атомного» сотрудничества и хотела бы помочь Ирану построить пять новых атомных энергоблоков. Но, прежде чем обнародовать эти планы, не мешало бы поразмыслить о судьбе уже строящейся АЭС в Бушире. Ведь ее могут разбомбить Израиль или… США.

Как сообщает газета «Вашингтон пост», в Вашингтоне и Тель-Авиве идут дискуссии на тему о том, можно ли позволить Буширской АЭС вступить в строй в течение ближайших двух-трех лет, как предусмотрено российско-иранскими соглашениями. Американские и израильские разведывательные спутники на протяжении последних семи лет регулярно передают снимки, на которых изображены российские и иранские строители, работающие в Бушире. В 2002 году американцы получили изображения круглого купола реактора[21], труб системы охлаждения, насосов и, возможно, зенитно-ракетных комплексов ПВО вокруг АЭС.

И вот по мере приближения сроков завершения строительства ряд чиновников Пентагона стал доказывать, что Бушир должен быть уничтожен еще до того, как туда будет доставлена первая партия ядерного топлива из России. В Вашингтоне это предложение получило определенную поддержку, хотя и не со стороны большинства официальных лиц.

Конечно, если руководствоваться нормами международного права, то ни у США, ни у Израиля нет никаких оснований для того, чтобы прибегать к силе. Иран подписал Договор о нераспространении ядерных технологий и дополнительный протокол к нему, реактор в Бушире и другие атомные объекты Ирана создаются под контролем Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Отсюда следует, что обвинения в адрес Тегерана по поводу его ядерных амбиций, по меньшей мере, не могут считаться убедительными. Так же, как и утверждения директора ЦРУ Джорджа Тенета о том, что Россия активно передает Ирану технологию, ноу-хау, материалы для атомной бомбы. По словам старшего сотрудника Совета международных отношений США Стивена Сестановича, в администрации президента США не сомневаются в том, что Тенет прав.

Но проблема состоит в том, что Вашингтон не хочет верить ни Тегерану, ни МАГАТЭ, ни Москве, да, в общем-то, не столь важно, как показывают события с ОМП в Ираке, есть ли у Ирана ядерное оружие или нет, будет или не будет, здесь все по Крылову «…ты виноват уж тем что хочется мне кушать…».[22]

Тем более что после завершения активной фазы боевых действий в Ираке американская группировка войск и сил флота в регионе является вполне боеспособной и могла бы быть разбита на три компоненты различающихся по возможности и фактору времени нанесения ракетно-бомбовых ударов.

Первая группа. В зоне Персидского залива находится более ста боевых кораблей ВМС США, которые несут на борту ракетное (или другими словами высокоточное) оружие в обычном снаряжении (в основном крылатые и противокорабельные ракеты). В состав морской группировки американских ВМС входит и две-три многоцелевых атомных подводных лодок (ПЛА). Кроме того, корабельная авиация, базирующаяся на шести американских авианосцах, насчитывает в боевом составе около 400 самолетов (A\F-18, F-14), способных нести ракетное оружие и управляемые авиационные бомбы.

Таким образом, Вашингтон располагает в регионе морским компонентом достаточным для нанесения превентивного удара по ядерным объектам со стороны Персидского залива. В количественном исчислении средства поражения насчитывают порядка одной тысячи крылатых ракет воздушного и морского базирования в обычном снаряжении, до 800 управляемых и обычных авиационных бомб большой разрушительной силы (бомбы большой мощности (1000 кг и боле) и бомбы объемного взрыва). Из всего этого арсенала только в первом эшелоне может быть до ста крылатых ракет и около пятидесяти ударных самолетов (в совокупности до ста авиационных бомб). При этом подлетное время к объекту поражения – Буширской АЭС – составит от 30 минут до одного часа.

 

Вторая группа. Сюда могли бы быть отнесены компоненты стратегических наступательных сил (СНС) США, в частности стратегические бомбардировщики и межконтинентальные баллистические ракеты.

Стратегическая авиация способна наносить удары с военно-воздушных баз, находящихся на большом удалении от цели. Однако, по утверждению специалистов применение стратегической авиации по территории Ирана должно в обязательном порядке подразумевать если не уничтожение, то, хотя бы, надежное подавление иранских сил и средств противовоздушной обороны. А это, в свою очередь, подразумевает задействование сил и средств опять же первой группы, но уже по радиолокационным станциям обнаружения целей и пусковым установкам зенитных управляемых ракет, что в любом случае и будет выполняться при реализации данной задачи только силами и средствами первой группы.

Однако не исключается использование американцами и югославского опыта. В югославском конфликте 1999 года стратегические бомбардировщики выполняли пуски крылатых ракет над морем с малых высот на удалении до 200 км от береговой черты. Крылатые ракеты воздушного и морского базирования поражали цели на дальностях 300 — 800 км от рубежей пусков. Кроме того, применялась американская крылатая ракета большой дальности «Томагавк», КВО которой составляет 2 метра.

В этом варианте действий, бомбардировщикам необходимо обеспечить истребительное прикрытие и работу систем РЭБ для подавления радиотехнических средств ПВО Ирана.

СНС США имеют на вооружении межконтинентальные баллистические ракеты с ядерными боевыми частями с КВО не менее 300-400 м. Хочется надеяться, что у Белого дома хватит разума не начинать третью мировую[23], к тому же, возможно, ядерную, войну. Однако Пентагон не собирается сдаваться: в настоящее время проходят летно-конструкторские испытания новой межконтинентальной баллистической ракеты на базе стратегической МБР «Минитмэн»-2Ф[24], которая будет иметь моноблочную головную часть, снаряженную 700 кг обычного взрывчатого вещества. КВО этой системы, по предварительным оценкам должно составлять порядка 10 м[25].

Но это перспектива. Данная ракетная система, в случае принятия на вооружение американских ВВС, могла бы стать именно тем средством, которое с хирургической точностью разрушило бы ядерный объект в Бушире. Но если они уже существуют, то у американцев может появиться соблазн опробовать ее в деле.

 

Третья группа включает в себя, в основном так называемую «тактическую составляющую». Это, прежде всего, истребительно-бомбардировочная и штурмовая авиация, базирующаяся на сегодняшний день на авиабазах в Ираке, Саудовской Аравии, Турции, Афганистане, бывших советских среднеазиатских республиках. В эту же группу можно отнести и войска специального назначения армии США, военно-воздушных и военно-морских сил.

В данном случае подлетное время для авиации составляет от полутора до трех часов, что значительно увеличивает вероятность заблаговременного обнаружения американских сил, приведение в полную боеготовность сил и средств иранской ПВО, а также истребительной авиации. Потери ВВС США в этом случае могут быть значительными.

Какие же выводы из всего сказанного можно сделать?

Во-первых, во всех случаях применения американских вооруженных сил с задачей уничтожения Буширской атомной станции Ирана данная задача с той или иной степенью понесенных потерь будет выполнена.

Во-вторых, необходимо задаться вопросом: «А так уж необходимо ли самим американцам «разобраться» с иранцами своими руками?» Особенно на фоне крупных потерь в живой силе и технике в Ираке и Афганистане. Скорее всего, Вашингтон не предпримет такого авантюрного для своего и так пошатнувшегося политического имиджа шага как разовая операция с сомнительными результатами. Если уж заниматься Ираном то делать это нужно серьезно, а это уже крупномасштабная война.

В-третьих, с нанесением удара по Буширской АЭС американцам также будет необходимо нанести отвлекающий удар либо по Тегерану[26], либо по какому-либо другому объекту ядерной программы Ирана. А это уже акт прямой агрессии против суверенного государства, с которым тесно сотрудничают не только отдельные европейские страны и международные организации, но и Европейское сообщество в целом.

 

Прогноз возможных ОТВЕТНЫХ действий ИРАНА на удары США и ИЗРАИЛЯ

А) Защита объектов инфраструктуры на иранской территории

Исламская Республика Иран не располагает достаточно современной и разветвленной системой противовоздушной обороны. Поэтому военное и государственное руководство государства в свое время приняло решение о построении ПВО страны по зонально-объектовому принципу. Этому есть объективные причины: не каждое, даже самое богатое государство не всегда способно обеспечить в финансовом и экономическом отношении противовоздушную оборону всей территории страны.

.В этой связи силы и средства ПВО Ирана объединены в три района ПВО с выделением каждому из них определенных зон и объектов, а также участков (зоны, районы) сопредельных государств, воздушное пространство которых в обязательном порядке должно контролироваться радиолокационными средствами этих групп.

В данном исследовании рассматривается лишь одна группа иранских ПВО, отвечающая за прикрытие атомной электростанции в Бушире, военно-морской базы Бушир, соединений и частей сухопутных войск, военно-морских и военно-воздушных сил ИРИ, расположенных вдоль южного побережья страны.

По предварительным оценочным данным, на сегодняшний день группировка ПВО в данном регионе характеризуется следующими показателями:

— стационарные радиолокационные посты – 4;

— мобильные радиолокационные посты – до 10;

— звукометрические посты и пункты – до 20;

— посты визуального наблюдения и оповещения – до 20;

— зенитно-ракетные дивизионы – 6 (в том числе один дивизион ЗУР С-300, один – С-200, один С-75 или «Саед»-1, два – «Хунцы»-2 (мобильный китайский аналог комплекса С-75) и один – «Хок»);

— зенитные ракетно-артиллерийские дивизионы – 8 (с батареями ЗУР «Рапира», «Куб», «Тайгер Кэт» и «Я-Зохра»);

— зенитно-артиллерийские дивизионы – до 10 (калибров 85 и 100 мм).

Кроме того, в расчет необходимо взять и зенитно-ракетные средства иранских эсминцев и фрегатов УРО (всего около десяти пусковых установок зенитных управляемых ракет с системами быстрого перезаряжания), которые могут составить передовой рубеж противовоздушной и противоракетной обороны Буширской станции. Вести воздушную разведку будут также самолеты базовой патрульной авиации ВМС Ирана Р-3Н «Орион». Нельзя сбрасывать со счетов и зенитные средства двух бригад охраны побережья, дислоцированных в районе Бушира, и имеющих на вооружении 14,5-мм спаренные и счетверенные зенитные пулеметные установки, а также зенитные пушки калибра 23, 35, 37, 57, 85 и 100 мм. Несмотря на свою архаичность, именно на эти зенитные средства иракских ПВО пришлось до 15 % всех сбитых крылатых ракет, самолетов и вертолетов коалиционных сил в ходе операции «Буря в пустыне» в 1991 году и почти все сбитые летательные аппараты коалиционных сил в ходе последней агрессии США и их союзников против Ирака.

Обнаружение летящих объектов противника иранские радиолокационные средства поиска целей могут вести, начиная с рубежа 350-400 км и на высотах до 30 км, и осуществлять наведение ракет до дальности 200-250 км (по некоторым данным ЗРК С-200Д способен поражать цели на расстоянии 300 км) и на высотах от 20м. до 25 км. Кроме того, специалисты центра предполагают, что командование ВС Ирана поднимет в воздух три самолета дальнего радиолокационного обнаружения и управления авиацией А-50, закупленные в России и перелетевшие на территорию Ирана из Ирака в первую и вторую войны в Заливе. К подобным задачам будут привлекаться и истребители-бомбардировщики F-14A-GR[27] (американского производства) с дальностью ведения радиолокационной разведки на глубину до 300 км.

Таким образом, при условии возможного огневого подавления средств ПВО ВС Ирана (до 60 % пусковых установок ЗУР и зенитной артиллерии) американскими или израильскими ракетно-бомбовыми ударами система противовоздушной обороны противника будет насчитывать:

— пусковых установок ЗУР дальнего действия – 5-6;

— пусковых установок ЗУР средней дальности – 24-32;

— пусковых установок ЗУР малой дальности – 8-10;

— пусковых установок ЗУР ближнего действия – 6-9;

— переносных зенитно-ракетных комплексов типа «Игла», «Стингер», «Стрела»-2М и «Мисак» (аналог китайского ПЗРК «Цяньвэй»-2) – до 50;

— зенитно-артиллерийских установок различного калибра – до 200.

Следовательно, на разных подступах к Буширской АЭС по воздушному противнику может быть выпущено 93-107 ракет различной дальности стрельбы (причем более эффективных, чем американские «Пэтриоты» и израильские «Хец»). При усредненном коэффициенте поражения воздушного противника с вероятностью 0,5 число уничтоженных воздушных целей может составить 46-53 единицы[28]. Вклад зенитной артиллерии в результаты данной оборонительной операции будет составлять около 12 уничтоженных целей противника, а морской группировки – до 6.

Кроме того, несомненно, иранцами будет учтен и опыт ирано-иракской войны 1980-1988 гг., в ходе которой иракские ВВС неоднократно пытались нанести ракетно-бомбовые удары по строящейся Буширской станции[29].

Б) Нанесение ответных ударов по американским и израильским объектам в зоне досягаемости иранских средств «возмездия»

В данном аспекте можно рассматривать только ответные ударами ракетными силами командования военно-воздушных сил Корпуса стражей исламской революции. На боевом дежурстве в составе этих сил находятся оперативно-тактические ракеты типа «Шехаб»-1[30] и «Шехаб»-2[31], а также баллистические ракеты средней дальности «Шехаб»-3[32]. Дальности стрельбы этих ракет составляют соответственно 350, 750 и 1350 км.[33]

Боевые части этих ракет могут быть в различном снаряжении: осколочно-фугасные, фугасные, кассетные с противопехотными минами и готовыми убойными элементами. Специалистами центра не исключается возможность применения ракет с боеголовками, так называемого, «грязного» типа или, другими словами, в радиологическом снаряжении. Попросту говоря, такая боеголовка будет снаряжена 500-700 кг измельченного до состояния пыли уранового концентрата с частичным его обогащением. Таким образом, даже одна такая ракета «несет» в себе последствия для Израиля или группировок американских войск в зоне ответственности Объединенного центрального командования США[34] как от десяти Чернобылей. Останется дело за малым – чтобы израильские или американские средства ПВО сами же (если у них получится) сбить эти ракеты.

Кроме того, в случае вовлечения в конфликт американских вооруженных сил военно-морская группировка США может оказаться намертво (в прямом и переносном смысле) «связана» в Персидском заливе. Это может случиться, если военное и государственное руководство Ирана примет решение «запереть» Ормузский пролив, который и без того простреливается даже иранскими береговыми артиллерийскими установками, не говоря уже о стационарных и мобильных комплексах противокорабельных ракет. Данные системы оружия в основном китайского и северо-корейского производства, но уже начали поступать на вооружение иранских ВМС и ПКР собственной разработки с использованием китайских технологий. Это, прежде всего, китайские ракеты берегового и корабельного базирования типа С-801, С-802, американского производства «Гарпун», иранские ПКР «Квадр», «Тондар», «Корус». Максимальная дальность стрельбы этими комплексами составляет 200-250 км. Так что, если американцы после своего возможного удара по Буширу захотят выйти из Персидского залива, то им придется проводить почти однотипную с войной 2003 года в Ираке операцию по взятию островов в Ормузском проливе и т.п.

Если же Россия по просьбе Тегерана поставит его вооруженным силам современные противокорабельные ракетные комплексы типа «Яхонт-Э» и «Москит-Э»[35], то американцы наверняка сначала задумаются о последствиях удара, а затем только будут (или не будут) применять силу. А потерять Соединенным Штатам хотя бы один авианосец или многоцелевую атомную подводную лодку будет равнозначно для американского народа шоку после событий 11 сентября 2001 года. О дальнейших шагах Белого дома и их последствиях для всего мира можно только догадываться…

Так или иначе, атомная энергетика для Ирана в настоящее время – вопрос жизни и смерти. В этой связи военное руководство страны будет комплексно решать вопрос защиты, как своего суверенитета, так и Буширской АЭС. ВС страны уже некоторое время находятся в повышенной степени готовности. Ведется активная пропагандистская работа как на международной арене, так и внутри страны. Усилия иранских дипломатов направлены на разъяснение ситуации, сложившейся вокруг страны, и получение поддержки других государств.

Кроме того, собственно защита Бушира будет подготовлена с военной точки зрения, соответственно и включать в себя не только элементы ПВО.

БУДЕТ ЛИ РОССИЯ ПРИНИМАТЬ УЧАСТИЕ В ЗАЩИТЕ

БУШИРСКОЙ АТОМНОЙ СТАНЦИИ?

Удар по АЭС в Бушире, если такое случится, поставит Россию в двусмысленное положение. Смолчать для России будет невозможно, и она окажется перед выбором: или — или.

Разумеется, Москва отвергает американские обвинения. Но американцы, увы, их не принимают всерьез[36]. В то же время Вашингтон отказывается подтвердить свои обвинения в адрес России и предоставить российской стороне конкретные сведения о «российском соучастии» в ядерном вооружении Ирана. Причина очевидна: несмотря на хорошие личные отношения Путина с Бушем, интересы государства с дружбой ничего общего не имеют.

Закономерен вопрос: насколько просчитаны Москвой последствия российско-иранского взаимодействия в мирной атомной энергетике? Естественно, оно чрезвычайно важно для нас. Как отмечают средства массовой информации, только благодаря Буширу создано примерно 20 тыс. рабочих мест. Продолжение сотрудничества сулит устойчивые заказы сотням российских заводов. Но не принимать в расчет потенциальной угрозы со стороны наших нынешних партнеров по антитеррористической коалиции тоже нельзя. Отнюдь не идя на капитуляцию, Россия должна находить на переговорах с США убедительные аргументы доказывающие беспочвенность и бесперспективность любой военной акции против Ирана. Но вся беда в том, что США как раз и видят в устранении Ирана для себя большую перспективу.

Если США или Израиль нанесут ракетно-бомбовый удар по АЭС «Бушир-1», то Россия окажется в двусмысленном положении. Ее международному авторитету будет нанесен колоссальный ущерб. Следовательно, она ни в коем случае не должна допустить этого удара! Но каким образом?

Эксперты информационно-аналитического центра придерживаются той точки зрения, что Российская Федерация в настоящее время не имеет каких-либо реальных не только военных, но и политических рычагов воздействия на государственное руководство США и Израиля. Поэтому, в случае реального нападения американцев или израильтян на какие-либо объекты на территории Исламской Республики Иран, российское руководство, безусловно, предпримет ряд «решительных» шагов, прежде всего в дипломатической сфере, которые в очередной раз продемонстрируют отсутствие потенциала у России оказывать влияние на какие либо мировые процессы, даже если там затрагиваются ее национальные интересы. Этим мы предоставим иранскому народу самостоятельно обороняться и решать свою проблему, попутно предложив им возможность защитить и наши интересы, если удастся.[37]

По мнению ряда экспертов, США, вводя различные санкции против России за ее сотрудничества с Ираном, нанесли нам ущерб, уже превышающий возможную выгоду от иранской ядерной программы. Если ситуация и в самом деле такова, то следует ожидать что в США с пониманием отнесутся к жестким российским заявлениям в свой адрес.

Вторым щекотливым моментов для Москвы станет судьба пяти тысяч российских строителей на объектах «Бушир»-1 и «Бушир»-2, которых, как представляется, ни американцы, ни израильтяне не будут предупреждать о времени нанесения удара.

Реальным же шагом российского правительства могло бы стать расширение военно-технического сотрудничества России и Ирана в области противовоздушной и противоракетной обороны. Первый шаг со стороны российского правительства сделан – Ирану поставлено несколько зенитно-ракетных комплексов С-300 с повышенными характеристиками по обнаружению, перехвату и уничтожению воздушных целей, за что американское руководство устроило «выговор» российской стороне. Однако по настоянию США Россия отказала Ирану в приобретении нескольких тысяч переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК) «Игла»-1М, что, впрочем, не сильно «обидело» иранцев, так как они тут же закупили ПЗРК «Цяньвэй»-2 в Китае. Данные комплексы производятся в КНР по российской лицензии на базе нашего же ПЗРК… «Игла»-1М. К тому же, китайская сторона продала иранской и лицензию на производство этой системы оружия, которая в Иране получила наименование «Мисак».

Приблизительно таким же образом российский военно-промышленный комплекс чуть было не лишился контрактов на поставку в Иран ЗРК С-300. Как только наши отечественные торговцы вооружениями стали предъявлять иранцам завышенные требования к данной сделке или, как в случае с печально известным секретным соглашением «Гор – Черномырдин», попытались шантажировать иранскую сторону возможным отказом от контракта, Пекин тут же предложил свои услуги по поставке в Иран собственных зенитно-ракетных комплексов FT-2000, производимых по российской лицензии на базе… наших же С-300ПМУ-1. Но на этот раз у кого-то из чиновников высшего ранга возобладало чувство ответственности перед страной (или патриотизма), и контракты были подписаны даже вопреки настойчивому давлению наших демократических «друзей» из США.

Тегеран проявил заинтересованность в приобретении на российском оружейном рынке как активных, так и пассивных средств противовоздушной обороны таких, как истребители-перехватчики МиГ-31[38], Су-27, средства постановки помех бортовым самолетным радио- и радиотехническим станциям, системы «раскачки» и увода протворадиолокационных ракет и др. Со стороны США и Израиля вновь зазвучало осуждение позиции Москвы, заинтересованной в долгосрочном сотрудничестве с Тегераном. Хотя, как ни странно, контракты на поставку в Иран бронетанковой техники, артиллерийских систем и боеприпасов к ним не вызывали у Вашингтона и Тель-Авива столь резкого противления; по большому счету, эти сделки остались вообще без их внимания. Но средства ПВО!..

С внутриполитической точки зрения возможный удар американцев или израильтян по ядерным объектам Ирана Москве невыгодно по нескольким причинам.

Во-первых, всем очевидно, что в случае гибели российских рабочих и инженеров от американских или израильских ракет в Бушире нынешнее и будущее правительство, а тем более Государственная Дума ничего, кроме слов, Вашингтону и Тель-Авиву противопоставить не захочет, да и, по большому счету, не сможет.

Во-вторых, инциденты с нашими гражданами в ходе возможного нападения на Буширскую АЭС и другие иранские объекты выявят всю несостоятельность нынешнего проправительственного и пропрезиденского большинства в Госдуме.

В-третьих, наши экономические партнеры и союзники из стран третьего мира, где Россия имеет еще кое-какие позиции, попросту отвернутся от нее, ссылаясь на то, что лучше находиться под «пятой» США и их союзников, чем пребывать в постоянном ожидании силовых санкций с их стороны по любому поводу.

В-четвертых, в случае запуска с американской ракетной базы одиночной МБР «Минитмен»-2 в обычном снаряжении при траектории полета не в воздушно-космическом пространстве Российской Федерации, перед Москвой стал бы вопрос: как реагировать на данный пуск[39], предупреждать ли иранское военное и государственное руководство о нападении, а также каким образом минимизировать потери среди российского инженерно-технического состава, работающего на Буширской АЭС.

Как нам представляется, самым лучшим вариантом для российского военного и политического руководства было бы попытаться создать условия, при которых Вашингтон и Тель-Авив вынуждены были искать другие пути решения иранской проблемы. А это возможно, как нам представляется, на данном этапе только за счет форсирования военно-технического сотрудничества между Россией и Ираном. Поставив Тегерану противовоздушные оборонительные системы различного назначения и базирования, подготовив командные кадры и обучив расчеты, Москва могла бы предоставить иранцам самим решать вопросы защиты Буширской станции, а также российского персонала, занятого на строительстве этого объекта. Таким образом, мы не только бы способствовали бы укреплению своего политического имиджа в регионе, но и не допустили бы возможной войны в зоне Персидского залива.

ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ОПЕРАЦИЙ «ВАВИЛОН»-2 И «ВАВИЛОН»-3

А) политические

США

Большой интерес для исследователей представляет высказывание Кондолизы Райс в феврале 2003 года: «Внешняя политика республиканской администрации будет базироваться на твердой почве национальных интересов Соединенных Штатов Америки, а не на интересах некого иллюзорного международного сообщества». Другими словами, это высказывание означает, что нормы международного права, символические и иллюзорные обязательства, сформулированные международными организациями ООН, ОБСЕ и др. для американцев потеряли свое значение, уступая четким и ясным национальным интересам США, готовности их реализовать во внешней политике, притом преимущественно военными средствами.

Когда-то в истории уже звучало нечто подобное, только относилось к Германии, а именно «Германия превыше всего!».

Поэтому для США никакого политического ущерба в результате данной силовой акции не будет.

Израиль

Идя в кильватере внешней политики Вашингтона, Тель-Авив также ставит во главу угла свои интересы. К тому же израильтяне не обременены некими иллюзорными международными договорами и обязательствами (к примеру, ДНЯО и т.п.). А в случае отсутствия ответного удара со стороны Ирана (прежде всего, по политическим мотивам, к чему может приложить руку и Москва), то Израиль станет мощной региональной державой на Ближнем и Среднем Востоке. К тому же пример удара по Ирану развяжет израильтянам руки в «решении» палестинской проблемы.

Иран

Исламская Республика Иран во всем мире (и, прежде всего, в исламском) станет символом государства, пострадавшего от военных действий агрессивных кругов США и Израиля. По большому счету, у иранцев будут развязаны руки в выборе как, чем, когда, на протяжении какого периода, по кому и каким образом наносить ответный удар.

Россия

Мы ничего не сможем сделать с США и Израилем – ни остановить их, ни наказать. А в случае наших попыток стать на сторону Вашингтона и Тель-Авива и начать уговаривать Тегеран отказаться от удара «возмездия» по явным агрессорам, то авторитет Москвы упадет как никогда низко.

Страны Ближнего и Среднего Востока

Военное и государственное руководство стран региона, скорее всего, займут позицию, близкую к США, хотя это им не принесет политических девидентов, а исламские радикалы, экстремисты и террористы значительно пополнят свои ряды, и их акции будут носить болезненный для всего мира и в регионе характер.

Б) экологические

Израиль

Это государство наиболее пострадает от результатов ударов по Буширской станции. Специалисты центра не исключают, что в данном случае иранцы ответят мощным ракетным ударом по территории Израиля. Кроме того, если допустить, что несколько боеголовок баллистических ракет средней дальности типа «Шехаб»-3 будут оснащены размельченной до пылеобразного состояния и слегка обогащенной урановой рудой, то Израилю останется лишь… сбить своими средствами ПВО эти ракеты где-то над Тель-Авивом и другими крупными израильскими городами. В этом случае израильскому народу обеспечено с десяток «Чернобылей», но последствиями куда хуже, чем на Украине, в России и Белоруссии, и на более длительный срок.

США

С группировкой вооруженных сил США, Великобритании и других стран, приславших свои воинские контингенты «восстанавливать демократию» в Ираке, будет то же самое, что и со всем Израилем. Можно предположить, что военно-политическое руководство этих стран под давлением своих народов в скором времени отзовет свои войска. Останутся в Ираке лишь американцы, так как с их уходом быстро падет и временное переходное правительство Ирака, а к власти вернутся бывшие руководители. Либо Ирак попросту распадется на курдский север, суннитский центр и шиитский юг.

И хотя значительная территория Ирака может оказаться в зоне радиоактивного заражения, иракский народ в силу своей менталитета и фатализма будет относиться к болезням и преждевременным смертям с исламским «пониманием».

Иран и другие страны Персидского залива

Естественно, что район Бушира значительно пострадает от радиоактивного выброса разрушенной атомной станции. Но роза ветров в этом районе такова, что в основном ветер имеет направление север-северо-западное. Следовательно, основное облако с возможными радиоактивными осадками пойдет не вглубь территории Ирана, а через Персидский залив – в богатые страны региона. Некоторые руководители этих стран уже сейчас высказываются с опасениями по поводу столь трагического сценария возможного развития событий.



[1] Би-Би-Си, 23.12.03 13:17

[2] В исследовании не рассматривались возможности применения вооруженными силами США и Израиля тактического ядерного оружия, а также оружия на новых физических принципах.

[3] По словам руководителя Министерства информации Ирана Али Юнеси, если американское присутствие в Ираке будет представлять угрозу Тегерану (а возможное нападение на Бушир именно таковым и является) или же если будущий прозападный лидер Багдада вознамерится проводить антииранскую политику, то в этом случае будет задействована законспирированная агентурная и диверсионно-террористическая сеть в южной и северной частях Ирака (на базе Верховного совета исламской революции в Ираке (ВСИРИ) Мухаммеда Бакира аль-Хакима).

К слову сказать, именно под руководством Али Юнеси иранская разведка (фаллахиян) приобрела рычаги воздействия на арабо-израильский и боснийский конфликты, большое влияние на исламское движение Алжира, расширила свое присутствие в Ливане и Пакистане, а также закрепилась в Германии, Таджикистане, Армении и странах Латинской Америки. Фаллахиян также установил контроль не только над международными исламистскими организациями, но и многими леворадикальными группировками типа «Народного фронта освобождения Палестины — Общее командование» и греческой «17 ноября».

[4] Более подробно см. издание Института изучения Израиля и Ближнего Востока 2002 года: С.М. Задонский «Ядерная программа Ирана и российско-американские отношения».

[5] Всего в ядерной инфраструктуре Ирана насчитывается до шести установленных объектов.

[6] Цитировано по Интернет-сайту www.iran.de (октябрь 2002 года).

[7] Там же.

[8] В данном случае, по оценке специалистов центра, понятие «перехватить» еще не означает «уничтожить». В большинстве случаев перехваченные иракские ракеты были лишь «сбиты» с траектории полета. Остальные ракеты, в принципе, выполнили свои задачи.

[9] По нашей классификации эти, так называемые, ракеты относятся к классу неуправляемых реактивных снарядов класса «земля – земля» к реактивным системам залпового огня типа БМ-21 «Град» с дальностью стрельбы до 24 км. Других ракетных систем (и реактивных в том числе) на вооружении иранской армии нет.

[10] Военное и государственное руководство Ирана, по данным центра, действительно размещали в Ливане свои отборные войска специального назначения «Кодс» в количестве около 3000 человек.

[11] Цитируется по сайту http://rusmysl.ru/2003/4396/

[12] Здесь и далее понятия «Вавилон»-2 и «Вавилон»-3 – это условное наименование возможных операций израильтян против Ирана и придуманные сотрудниками информационно-аналитического центра «АКЦЕНТ» только для проведения данного ситуационного анализа.

[13] Имеется ввиду нанесение удара по одному объекту –Буширской АЭС.

[14] Фирма «Израильская авиационная промышленность» – Israel AirIndustry (IAI).

[15] Так, для ударов по военно-промышленным объектам Ирака еще в ходе первой войны в Персидском заливе впервые были применены новые управляемые ракеты «Попай» AGM-142A израильской разработки и «Сдам» AGM-84E американской разработки (вариант противокорабельной ракеты «Гарпун») класса «воздух – земля». Ракеты имели соответственно телевизионную и тепловизионную головки самонаведения. После этого израильтяне в короткие сроки приняли на вооружение данные типы ракет в представленном варианте.

[16] В Иране охрану особо важных государственных объектов, к которым относится и АЭС, осуществляет служба «Харосат» из состава Корпуса стражей исламской революции.

[17] Семь испытательных пусков ракеты «Першинг-2»: в январе — апреле 1983 ода проводились на дальности от 100 до 1650км.

[18] КВО – круговая вероятного отклонения – единица измерения точности попадания баллистических и крылатых ракет.

[19] Израиль разработал ракету «Иерихон»-2 с дальностью полета 800 км, которая имела ряд характеристик, сходных с характеристиками американской ракеты «Першинг»,. Второе испытание было проведено в сентябре 1988 года, а третья ракета «Иерихон»-2 прошла испытания в сентябре 1989 года, пролетев 1300 км. В 1989 году Агентство по контролю над вооружениями и разоружению США оценило дальность этой ракеты в 1450 км. Израиль продолжал интенсивные попытки приобретения ракетных технологий в США и в других странах, в том числе системы наведения на основе РЛС с отображением рельефа местности.

[20] Цитировано по сайту www.iran.de\2003\.

[21] С указанными снимками можно ознакомиться на Интернет-сайтах WWW.iran.de и WWW.FAS.org.

[22] Доклад Национального совета США по разведке (декабрь 2000 г.) «О развитии мировой ситуации до 2015 года», содержащий предупреждение о том, что к указанному сроку США столкнутся с проблемой энергетического кризиса. Причина – рост потребления энергоресурсов в других странах, особенно Китае, Индии, а также в Европе. В докладе прогнозируется, что к 2015 г. 4/5 ближневосточной нефти будет импортироваться в Восточную Азию. Даются рекомендации о необходимости сокращения зависимости США от импорта нефти. Эксперты рекомендуют сократить ежедневный импорт с 11 млн. баррелей до 5-6 млн.

Энергетическая программа Дж.Буша, опубликованная в мае 2001 г., где ставится задача увеличить в США потребление нефтепродуктов к 2040 г. до 23 млн. баррелей в день.

[23] «Иракская кампания — это, на самом деле, не больше, чем начало Третьей мировой войны».-Джеймс Вулси.

[24] Межконтинентальная баллистическая ракета LGM-30F «Минитмэн-2» на вооружение ВВС США стала поступать в 1965 году. Всего было произведено около 600 ракет, 450 из которых находились на боевом дежурстве с 1967 по 1991 год. Основные характеристики МБР: длина 17,68 м, максимальный диаметр 1,68 м, максимальная дальность стрельбы 11 500 км, стартовая масса 32 700 кг, забрасываемая масса 800 кг, головная часть моноблочного типа (одна ядерная боеголовка, тротиловый эквивалент 1,2 Мт), система наведения автономная инерциальная, точность стрельбы (КВО) 500 м. Тяга двигателей: первой ступени – 800 кН, второй – 263 кН, третьей – 76,6 кН.

[25]Планировалось что концу 2003 г. в боевом составе СНС США будут находиться 500 моноблочных МБР Минитмэн-3МS.

[26] Столица Исламской Республики Иран — Тегеран — имеет систему ПВО, в три-четыре раза превышающую ПВО Буширской атомной станции.

[27] F-14A-GR хорошо зарекомендовал себя в ходе ирано-иракской войны 1980-1988 гг., когда они, благодаря своей мощной бортовой радиолокационной станции, выполняли задачи по дальнему радиолокационному обнаружению противника и управлению своей авиацией.

[28] В это число включены как самолеты – носители ракетного и бомбового вооружения, так и сами ракеты.

[29] Во время боевых действий самолеты иракских ВВС сделали пару пусков по недостроенным защитным оболочкам двух реакторов. Ракеты класса «воздух – земля» пробили металл (наружную защитную бетонную оболочку строители не успели возвести) и взорвались внутри, нанеся множественные повреждения оборудованию.

[30] По натовской классификации «Scud-B».

[31] По натовской классификации «Scud-C».

[32] По натовской классификации «Scud-D» или SS-4.

[33] 12 июля 2003 года в Иране при невыясненных обстоятельствах погиб ведущий конструктор баллистических ракет Али-Махмуди Миманд. Миманд погиб в результате взрыва в исследовательском центре, где проходило тестирование систем, которые будут использованы в баллистических ракетах «Шехаб-3». По мнению иранской стороны израильская разведка давно уделяет пристальное внимание развитию ракетных технологий в Иране. Это можно расценить как намек на то, что ведущего иранского ученого в данной области могли устранить израильские спецслужбы. Али-Махмуди Миманд считался в стране «отцом» национальных баллистических ракет. В последнее время он занимался разработкой новой ракеты «Шехаб-4». Пока неясно, как его смерть может повлиять на перспективы иранской ракетной технологии, которая представляет серьезную угрозу для безопасности Израиля и которая является одним из оправданий создания национальной системы ПРО в США.

[34] USCENTCOM.

[35] Оба типа ракеты будут поставляться в экспортном варианте, то есть не способные нести ядерные боеголовки.

[36] «Политика умиротворения агрессора сродни общению с крокодилом в надежде на то, что он тебя съест последним» У. Черчиль.

[37] А если получиться, то перед Россией встанет вопрос, с каким лицом возвращаться в Иран?

[38] Истребитель-перехватчик МиГ-31 способен в единственном числе контролировать воздушное пространство на глубину до 400 км от линии границы, а также одновременно сопровождать и обстреливать до десяти воздушных целей, наводить до десяти однотипных самолетов на сто воздушных объектов противника.

[39] Современные средства контроля воздушно-космического пространства позволяют определить не только время и место пуска МБР противника, но и с достаточной степенью точности место падения ракеты или боеголовки, то есть вероятную цель ракетной атаки.

 

43.22MB | MySQL:92 | 0,986sec