К выборам в Афганистане

На предвыборную ситуацию в Афганистане оказывают воздействие ряд факторов как внутреннего, так и внешнего характера, которые вероятнее всего повлияют и на будущий исход голосования в стране.

Во-первых, в связи с тем, что среди населения страны преобладают сельские жители, для кандидата необходима победа именно на периферии. Большое влияние в афганском обществе местных лидеров — мулл, племенных старейшин, губернаторов, полевых командиров, сводит к минимуму значение политических программ кандидатов, а также различий между ними. Сохраняющийся традиционный подход к избранию руководителей в Афганистане не позволит провести выборы на • местах по западному демократическому образцу. Это, в свою очередь, приводит к тому, что т.н. независимые кандидаты и кандидаты от политических партий досрочно «выпадают» из предвыборной гонки.

Во-вторых, сильное этническое размежевание в Афганистане, граничащее с национальной враждой, делает сильными позиции кандидатов, которые выдвигаются от этнических групп и поддерживаются авторитетными местными лидерами. Уже сейчас становится очевидным, что главными претендентами на пост президента будут кандидаты от главных этносов Афганистана.

В-третьих, слабое развитие системы связи и СМИ в корне меняет характер предвыборной кампании. Для того чтобы оказать воздействие на избирателей в таких условиях, необходимо делать ставку на поездки по провинциям и уездам, встречи с местными лидерами, духовными лицами, а также с избирателями. Однако такая политика «завоевания» электората на местах не свойственна Афганистану в силу уже указанного этнического размежевания. Поэтому неизвестные в провинциях кандидаты не имеют шансов на успех в своих предвыборных кампаниях.

В-четвертых, процесс свободного волеизъявления народа осложняется коррумпированностью и «клановостью» афганского общества. Очевидно, что со стороны кандидатов будут делаться попытки заключить соглашение с тем или иным местным лидером, чтобы обеспечить нужный исход голосования в той или иной провинции. Однако такой кандидат должен обладать достаточным политическим весом и финансами для ведения подобных закулисных переговоров.

В-пятых, влияние духовных лидеров и традиционная апелляция к исламским ценностям в афганском обществе увеличивает шансы кандидатов, выступающих с призывами возвращения к истокам традиционного ислама. В этом плане выигрышными будут антикоммунистические, «антизападные» лозунги.

В-шестых, на своеобразие афганской президентской гонки влияет международная вовлеченность в процесс гражданского строительства в Афганистане. Навязывание извне демократических ценностей и призывы к проведению выборов по западному образцу вызывают негативную реакцию у местных лидеров, в том числе духовных, которые в этом видят угрозу своим главенствующим позициям в афганском обществе. В этой связи, маловероятно, что на выборах могут взять верх кандидаты, делающие ставку на поддержку международного сообщества. В то же время присутствие на территории Афганистана масштабного военного контингента США и их «влияние» на нынешнюю администрацию и ход событий в стране могут привести к выборам по американскому сценарию. Американцы имеют в Афганистане и рычаги для срыва выборов, если их исход будет не в интересах США. В этом плане вполне вероятна и фальсификация результатов. Однако это может усилить антиамериканские настроения в провинциях. В этом случае, выборы могут вылиться в голосование против проамериканского кандидата.

В-седьмых, сложная ситуация с безопасностью и связанная с ней незавершенность подготовительного процесса (регистрация избирателей к выборам) могут привести к нелегитимности выбранного президента и появлению возможностей для подтасовок результатов.

Таким образом, эффективная предвыборная кампания в Афганистане будет складываться из нескольких элементов: 1) наличие устойчивой и обширной поддержки кандидата в провинциях страны (как вариант -этнический лидер); 2) апелляция к традиционным исламским ценностям; 3) апелляция к национальным ценностям с умелым маневрированием между внешними игроками (в частности, США); 4) достижение определенного соглашения с местными лидерами в целях использования их влияния для достижения нужного результата голосования.

На настоящий момент порядка десяти человек сделали заявления о том, что будут выдвигать свои кандидатуры на будущих президентских выборах. Основными среди них являются следующие претенденты.

Нынешний глава администрации Афганистана Х.Карзай, пушту н. Имеет наибольшие возможности для победы на выборах. Его сильные позиции складываются из содействия США, больших финансовых возможностей, контроля над афганскими СМИ, влияния среди пуштунов, поддержки со стороны ряда видных политиков Афганистана. Однако усиливающиеся антиамериканские настроения, разногласия с рядом местных лидеров страны, антикарзаевская направленность противников кабульского режима могут повлиять на то, что американцы откажутся от своего нынешнего «протеже» и сделают ставку на другую кандидатуру. В этом плане в последнее время говорят о нынешнем Министре внутренних дел, пуштуне А.А.Джалали. В настоящий момент он является второй влиятельной фигурой в афганском руководстве и имеет достаточно серьезные амбиции на президентский пост.

Хаджи Мохаммад Мохакек, хазареец. Лидер Партии Исламского единства Афганистана. Делает ставку на критику режима Х.Карзая, в частности, подавление им оппозиции и установление диктатуры в стране. Пользуется поддержкой хазарейского населения. Однако его слабыми сторонами как кандидата в президенты являются низкое влияние в густонаселенных провинциях юго-востока страны, разобщенность хазарейцев; не забыта его активная работа с правительством Х.Карзая, что может быть воспринято как сотрудничество с американцами.

Латиф Падрам, таджик. Намерен собрать большинство голосов в провинциях Фарьяб, Бадгиз, Балх, подконтрольных инициатору выдвижения — генералу А.Р.Достуму (лидер Исламского общества Афганистана), а также среди узбеков — жителей крупных городов. Маловероятным является победа Л.Падрама в других провинциях, даже при условии содействия А.Р.Достума и ряда подконтрольных ему полевых командиров в агитации за его кандидатуру.

Сайд Исхак Гейлани, пуштун. Возглавляет Движение национальной солидарности Афганистана. Активно работает в восточной зоне пуштунских племен и среди афганских беженцев в Пакистане. Налаживает сотрудничество с бывшими лидерами моджахедов. Выступает за ограничение в Афганистане влияния прозападных технократов и американцев за счет усиления роли Германии, Франции и России. Слабыми сторонами С.И.Гейлани как кандидатуры на пост президента являются узкая сосредоточенность его работы только на пуштунский электорат и небольшая степень поддержки среди нынешнего афганского руководства, ориентированного на американцев.

Доктор Масуда Джалаль, таджичка. Независимый кандидат. Высказывается за модель умеренного исламского государства, с учетом опыта Турции и Ирана. Известна ее поддержка рядом европейских стран. Шансы д-ра М. Джалаль на победу представляются маловероятными. Она обладает определенной известностью только среди кабульской интеллигенции и независимых политиков. Не связана с полевыми командирами.

Хафиз Мансур, таджик. Главный редактор газеты «Пайаме моджахед». Ориентируется на таджикские провинции. Близок к лидерам джихада Является ярым противником Х.Карзая. Поддерживает борьбу Коалиционных сил и НАТО в борьбе против талибов и алькаидовцев, но в то же время высказывается резко против вмешательства иностранцев во внутренние дела Афганистана. Основным недостатком его предвыборной политики является жесткая антипуштунская позиция.

Мохаммад Исмаил Касимьяр, хазареец. Делает ставку на афганскую интеллигенцию и образованных афганцев, вернувшихся из эмиграции. Не известен в провинциях. Имеет мало шансов на выборах.

Абдул Хади Халилзай, пуштун. Независимый кандидат. Не пользуется широкой поддержкой населения. Его шансы невелики.

Ряд других видных политических деятелей также выражали намерение участвовать в президентских выборах в качестве кандидатов.

42.78MB | MySQL:92 | 0,998sec