Ситуация в Ливии: февраль 2017 г.

2 февраля представитель Ливийской национальной армии (ЛНА) Мохаммед Ганем сообщил, что несколькими днями ранее около 70 солдат ЛНА, получивших ранения в боях с джихадистами, были отправлены на лечение в Россию. По его данным, в общей сложности Россия якобы примет на лечение до 500 раненых. Он же сообщил, что первая партия раненых была доставлена двумя российскими самолетами.

Информацию о получении указания на принятие на лечение 70 раненых ливийцев автору этих строк подтвердил компетентный источник, знакомый с ситуацией. Понятно, что вопрос о приеме раненых мог проговариваться только в ходе переговоров между командующим ЛНА маршалом Халифой Хафтаром и российским министром Сергеем Шойгу, прошедших в начале января.

Напомним, что с течением времени, прошедшего после 11 января, когда Департамент информации и массовых коммуникаций Минобороны РФ сообщил, что на тяжелом авианесущем крейсере (ТАВКР) «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» (далее – «Адмирал Кузнецов») Северного флота, выполнявшем задачи дальнего похода в Средиземном море,  побывал  Х.Хафтар — командующий ЛНА, подконтрольной ливийскому «правительству» в Тобруке – стали очевидными некоторые итоги этого визита, в ходе которого маршал пообщался в режиме видеоконференции с министром обороны РФ генералом армии С.Шойгу.

Ранее сообщалось, что, по данным базирующейся в Лондоне газеты «Аль-Араб», на борту авианосца маршал подписал соглашение с правительством России о реализации оружейных контрактов на сумму в 2 млрд долларов, которые в 2010 г. Москва подписала с М.Каддафи.

Позднее последовало разъяснение МИД РФ о том, что Россия не собирается нарушать эмбарго на поставки оружия в Ливию, введенное Советом Безопасности ООН еще в 2011 г. Подобная ситуация предполагает, что, скорее всего, Москва предпримет определенные усилия в Совбезе с тем, чтобы либо снять полностью, либо частично отменить оружейное эмбарго. Последнее уже давно утратило смысл, поскольку зарубежные спонсоры каждого из трех «правительств» Ливии не стесняются в осуществлении поставок оружия своим подопечным. Итак, о чем может идти речь в случае отмен эмбарго на поставки оружия в  Ливию?

В январе 2010 г. в Москве побывал с визитом глава оборонного ведомства Джамахирии генерал-лейтенант Абу Бакр Юнис Джабер. 27 января он встретился в российской столице с тогдашним министром обороны РФ Анатолием Сердюковым. Как сообщила пресс-секретарь министра обороны РФ Ирина Ковальчук, «стороны обсудили состояние и перспективы двустороннего военного и военно-технического сотрудничества». Во встрече также приняли участие директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) Михаил Дмитриев и генеральный директор «Ростехнологий» Сергей Чемезов.

Первоначально более детальной информации о пребывании ливийского министра в Москве не сообщалось. 28 января генеральный директор «Рособоронэкспорта» Анатолий Исайкин (недавно по возрасту он ушел с этого поста – авт.) уточнил, что это предприятие ведет интенсивные переговоры с Ливией по всем направлениям военно-технического сотрудничества (ВТС). «У нас был перерыв из-за санкций (введенных в связи с «делом Локерби» — авт.). Затем восстановились нормальные дружественные отношения. Мы осуществили поставки техники, произвели ремонт ранее поставленных вооружений. Сейчас идут интенсивные переговоры по всем направлениям ВТС. Но заранее говорить об их возможных результатах не стоит», — сообщил А.Исайкин. «Хочется услышать суммы как можно большие», — признался он.

Судя по всему, глава «Рособоронэкспорта» к тому моменту знал намного больше, но он предоставил возможность сообщить главную новость главе правительства России. 29 января Владимир Путин принял ливийского министра. День спустя премьер сообщил, что накануне были подписаны российско-ливийские контракты на сумму в 1,8 млрд долларов. Уже позднее стало известно, что речь шла о поставках 20 самолетов и модернизации бронетехники. В частности, Ливия заказала 6 учебно-боевых самолетов Як-130 производства корпорации «Иркут». Таким образом она стала второй страной после Алжира, заказавшей самолеты этого типа.

По имеющимся данным, Ливия также заказала 12 истребителей Су-35 и 4 истребителя Су-30. Еще один контракт касался модернизации примерно 140 танков Т-72 советского производства.

Есть все основания предположить, что эта номенклатура в целом могла быть сохранена в новом контракте.

Еще одно обстоятельство, почему, возможно, в планах по развитию ВТС с Ливией Москва делает ставку именно на «правительство» в Тобруке. Дело в том, что помимо идеальной цели – борьбы с терроризмом – это «правительство» представляется единственным дееспособным в финансовом плане – именно ЛНА до последнего времени контролировала т.н. «нефтяной полумесяц» — нефтеэкспортные порты на востоке страны.

Дальнейшие детали переговоров, состоявшихся на борту российского авианосца, без сомнения, проявятся в ближайшее время – ЛНА под командованием Х.Хафтара предстоит завершить разгром джихадистских формирований в районе Бенгази, где кроме отрядов «Исламского государства» (ИГ) действуют формирования группировки «Ансар аш-Шариа», близкой к «Аль-Каиде» (обе организации запрещены в РФ).

Похоже, Х.Хафтар услышал и другие сигналы, посланные из Москвы, а именно – предложение постараться наладить отношения с сидящим в Триполи правительством национального согласия (ПНС), вооруженные формирования которого недавно разгромили силы ИГ в районе г.Сирт.

В начале февраля Х.Хафтар дал больше интервью французскому еженедельнику «Журналь дю Диманш», в котором подверг критике ООН за поддержку, оказываемую ПНС. По его оценке, в ООН «плохо знают ситуацию в Ливии». Он же высоко отозвался о сотрудничестве с Россией, одновременно оставив дверь открытой для развития сотрудничества с новой администрацией США, заявив о готовности к совместным действиям в борьбе против джихадизма. Х.Хафтар также заявил о своей готовности встретиться с главой ПНС Ф.Сараджем.

Восточное «правительство» Ливии пользуется поддержкой Египта, Иордании, ОАЭ и России.

В феврале продолжилось противостояние между признанным рядом западных стран ПНС и сидящим на востоке Ливии международно признанным парламентом (последний, сформированный на основе итогов выборов 2014 г., который так и не признал ПНС, как это предусматривалось Схиратскими мирными соглашениями). 8 февраля парламент признал «недействительным» соглашение о борьбе с незаконной иммиграцией, подписанное неделей ранее ПНС и Италией.

11 февраля стало известно, что в Триполи прибыли Мисуратские бригады бывших «повстанцев», объявившие о создании некоей «независимой» армии под названием «Ливийская национальная гвардия» (ЛНГ). При этом не уточнялось отношение ЛНГ к ПНС. Этот шаг встревожил ПНС и Вашингтон. Ранее Мисуратские бригады поддерживали ПНС. Они приняли активное участие в штурме г.Сирт, который одно время контролировался ИГ.

Известно, что ряд Мисуратских бригад был лоялен бывшему премьеру Халифе Гвейлю, который уже не раз пытался оспорить власть в Триполи, объявив о создании «Правительства национального спасения».

В любом случае создание ЛНГ означает дальнейшее ослабление ПНС, которое отдельным коммюнике осудило создание ЛНГ, увидев в этой структуре «параллельный орган безопасности», который будет конкурировать с создаваемой в Триполи «Президентской гвардией».

13 февраля США наложили вето на назначение палестинца Салама Файяда на пост спецпредставителя генсека ООН по Ливии. Неделей ранее генсек ООН Антонио Гутерриш сообщил об его желании назначить бывшего палестинского премьера на этот пост с тем, чтобы активизировать внутриливийский диалог.

14 февраля в Каире состоялась встреча между Ф. Сараджем и Х.Хафтаром, по итогам которой, согласно египетским военным,  была достигнута договоренность о формировании «совместного комитета», призванного модифицировать под эгидой ООН Схиратские мирные соглашения 2015 г. На встрече также присутствовал спикер международно признанного парламента Агила Салех. По версии некоторых ливийских СМИ, глава ПНС и Х.Хафтар напрямую не встречались в Каире, а лишь «находились» в египетской столице. По словам главы ПНС, Х.Хафтар отказался от очной встречи с ним  «без объяснения причин». Он же оценил итоги проведенных в Каире переговоров как «провальные», несмотря на многообещающие реляции египетских военных.

С новым жестом, очевидно, призванным еще больше ослабить ПНС, 16 февраля выступил Х.Гвейль. Именно он объявил о предстоящем открытии после реконструкции столичного аэропорта. Воздушная гавань ливийской столицы сильно пострадала в ходе боев летом 2014 г., по итогам которых Триполи перешел под контроль происламистского альянса «Рассвет Ливии», учредившего правительство во главе с Х.Гвейлем – ставленником Мисуратских бригад. До сих пор воздушное сообщение осуществлялось через аэропорт Митига к востоку от Триполи, находящийся под контролем ПНС.

20 февраля в Триполи неизвестные обстреляли в столичном квартале Абу Слим кортеж главы ПНС. По некоторым данным, в результате обстрела ранения получили двое охранников премьера. Эта история получила дальнейшее развитие 23 февраля, когда произошло то, что должно было произойти. В районе Абу Слим началось боестолкновение с использованием артиллерии между двумя группировками неизвестной на тот момент принадлежности. Медицинские источники сообщили о десятках раненых. Уже 25 февраля ПНС удалось договориться об установлении режима прекращения огня в столице.

23 февраля «правительство» Ливии в Тобруке запретило гражданам страны в возрасте от 18 до 45 лет покидать ее пределы без предварительного разрешения Службы военной разведки. Соответствующее заявление сделал начальник Генштаба ЛНА генерал Абдерраззак ан-Надури. Еще один запрет касался женщин в возрасте до 60 лет – отныне им запрещено выезжать за границу без сопровождения родственника мужского пола. По имеющимся данным, он был тут же приостановлен.

27 февраля в Триполи было объявлено о предстоящем 2 марта визите в Россию главы ПНС Ф.Сараджа. К тому времени командующий ЛНА побывал в Москве уже дважды. Про цели визита официально не объявлялось. Можно предположить, что в Москве глава ПНС постарается убедить партнеров по переговорам в необходимости добиться от Х.Хафтара присоединения к модифицированным Схиратским соглашениям, где для маршала может быть предусмотрена определенная роль в будущих властных структурах, а также поддержки ПНС.

В связи с ростом влияния в Триполи Мисуратских бригад и Х.Гвейля очевидно, что ПНС и восточное «правительство» становятся естественными союзниками, пусть возможно, и временными. Поэтому единственным на сегодня путем преодоления внутриливийского кризиса представляется формирование некоей совместной структуры с участием представителей этих двух властных институтов.

39.95MB | MySQL:91 | 0,896sec