Перспективы Израиля после выборов президента Франции

На 23 апреля 2017 г. во Франции намечены президентские выборы. В случае невозможности выявления победителя в ходе данного этапа, на 7 мая 2017 г. назначен второй тур голосования. Разумеется, с точки зрения Государства Израиль данная предвыборная кампания не имеет такой важности, которую приобрели выборы президента США. Впрочем, принимая во внимание разногласия между государствами, личные противоречия Б.Нетаньяху и Ф.Олланда, а также общий курс Пятой Республики на активизацию своей роли в ближневосточных делах в целом и палестино-израильском конфликте в частности, для страны имеет значение кандидатура нового французского лидера и его взгляд на ситуацию в регионе.

9 апреля 2017 г. лидер движения «Вперед!», независимый кандидат на пост президента Франции Э.Макрон  дал интервью радиостанции французской  еврейской общины, в котором подробно рассказал о своем видении ближневосточной политики. Как он подчеркнул, Пятая Республика была и остается истинным другом Израиля, а также придерживается курса на необходимость обеспечения безопасности страны-партнера. В качестве основы для урегулирования Э.Макрон отстаивает справедливость принципа «двух государств для двух народов». При этом попытки одностороннего признания независимости палестинского государства политик осуждает. Они пагубны не только для мирного процесса, но и для Франции, поскольку лишают страну возможности соблюдать баланс сил в регионе. В этой связи Э.Макрон отметил, что в случае избрания президентом, будет содействовать лишь возобновлению переговоров. Говоря об Израиле, он также осудил любые попытки международного бойкота страны. Единственным пунктом для критики оказалась поселенческая активность, представляющая, с точки зрения кандидата в президенты, опасность для региона.

Интересно, что ранее аналогичную позицию высказывал соперник Э.Макрона по предвыборной гонке Ф.Фийон («Союз за народное движение»). Он также подчеркнул, что признание палестинской государственности может последовать лишь за соглашением, достигнутым между сторонами конфликта. Кроме того, политик решительно осудил декабрьскую резолюцию Совета Безопасности ООН № 2334, назвав ее ошибкой. Двух претендентов на президентский пост объединяет и недоверие к Ирану. Однако Ф.Фийон настроен по отношению к Исламской Республике более радикально, считая неприемлемой нормализацию контактов с ней до тех пор, по власти призывают к уничтожению Израиля. Э.Макрон, в свою очередь, признает влияние Тегерана в сирийском конфликте, что не означает для него возможность превращать Францию в союзника действующего иранского режима.

М. Ле Пен («Национальный фронт»), являющаяся, пожалуй, самым известным в Израиле кандидатом на пост президента республики, вызвала критику своим недавним заявлением о непричастности Франции к трагедии Холокоста, вызвавшем острую критику со стороны общественности и израильского внешнеполитического ведомства. В феврале 2017 г. она объявила о намерении запретить во Франции второе гражданство, если оно не является европейским, что неизбежно отразиться на представителях местной еврейской общины. Впрочем, в предвыборной гонке сегодня есть еще один кандидат, взгляды которого способны вызвать серьезную озабоченность. Им является однопартиец действующего президента Б.Амон. В феврале 2017 г. в Париже кандидат от социалистической партии встретился с главой ПНА М.Аббасом. В ходе состоявшихся переговоров он заверил палестинского лидера в намерении признать независимость его государства, считая данный пункт не следствием урегулирования, а его неотъемлемой предпосылкой. Поворот в сторону Палестины можно объяснить довольно просто, учитывая стремление кандидата обеспечить себе поддержку в среде избирателей-мусульман.

Подводя итог, отметим, что результаты опросов общественно мнения за март продемонстрировали высокую долю вероятности проведения второго тура голосования, в который предположительно выйдут М. Ле Пен и Э.Макрон. Впрочем, важной тенденцией прошедшего месяца является резкий рывок вперед Б.Амона.  При этом данные, публикуемые французской прессой, прогнозируют проигрыш лидера «Национального фронта» любому из возможных соперников. Как следствие, в двух случаях Израиль получает лояльно настроенного к себе французского президента, в то время как победа Б.Амона может вызвать продолжение разногласий между государствами по вопросам ближневосточной политики. Впрочем, серьезного ухудшения израильско-французских отношений и в данных обстоятельствах ожидать не стоит. Объясняется это, однако, не возможной корректировкой курса Б.Амона, а тем, что сегодняшние двусторонние отношения далеки от идеала. К примеру, несмотря на существующие договоренности, еще в январе 2017 г. организация NGO-Monitor выявила продолжение поддержки властями республики, оказываемой неправительственным объединениям, ведущим антиизраильскую пропаганду.

Обращение к палестино-израильской проблематике на нынешнем этапе также не имеет для государства серьезных последствий, поскольку каждый из возможных кандидатов сделал заявления, которые не отвечают в полной мере ни израильским, ни общемировым планам урегулирования. На всех уровнях сегодня наибольшее значение придается перспективам пакетного соглашения с участием умеренных государств Ближнего Востока, на чем не акцентировал внимание ни один из предполагаемых претендентов на пост президента. Фактором, способным оказать наибольшее воздействие на то, каким будет взаимодействие государств при новом французском лидере, станет, скорее, возможность последнего интегрироваться в инициативы, реализуемые на американо-израильском треке. В этом контексте интересный диалог мог бы возникнуть с Э.Макроном, представляющим во многом аналогичный Д.Трампу тип политика.

52.46MB | MySQL:102 | 0,783sec