Американский удар по Сирии: присоединится ли Великобритания?

В течение последних нескольких недель ситуация в Сирии, и без того далекая от радужной, перешла в состояние критической. Причем не только (и не столько) для воюющих сторон, сколько для их союзников.

В начале апреля в сирийской провинции Идлиб было применено химическое оружие,  в результате которого предположительно погибли 70 человек и пострадали еще 500.

Инцидент в Идлибе стал крупнейшей химической атакой с 2013 года, когда химическое оружие  было применено в пригороде Дамаска Гуте, убив по разным оценкам от 281 до 1729 человек (в том числе детей). Еще 3600 человек получили различные степени отравления.

Камнем преткновения для мирового сообщества стал вполне традиционный вопрос – кто ответственен за это преступление? Как обычно, мнения западной коалиции и России разошлись. Первые обвиняют в гибели режим Башара Асада, вторые утверждают, что газ распространился в Идлибе после того, как сирийская авиация разбомбила склад боеприпасов с химическим оружием, принадлежащий террористам.

Поскольку официального расследования пока не проводилось, трудно доподлинно установить, что произошло в Идлибе. Это, однако, не помешало новому президенту США Дональду Трампу предпринять решительные действия и нанести 7 апреля ракетный удвр по аэродромк ВВС САР, тем самым сделав ситуацию еще более сложной и противоречивой.

Великобритания, как один из ближайших союзников США и один из наиболее активных участников коалиции, разумеется, не осталась равнодушной ко всему происходящему. Как же Лондон оценивает все происходящее в Сирии?

5 апреля Министр иностранных дел Соединенного Королевства Борис Джонсон выступил на конференции в Брюсселе, осудив атаку в Идлибе и заявив, что «по всем признакам эта атака была произведена режимом Асада, хотя в этом пока и нельзя быть полностью уверенным». Б.Джонсон подчеркнул необходимость найти политическое разрешение конфликта и сообщил, что по недавнему решению премьер-министра Терезы Мэй Великобритания выделит на помощь Сирии и региону еще 2,5 миллиарда фунтов, что делает ее вторым крупнейшим донором.

Спустя неделю постоянный представитель Британии при ООН Мэтью Райкрофт выступил с речью на заседании Совета Безопасности. М.Райкрафт заявил, что по результатам экспертизы, проведенной британскими специалистами можно сделать вывод, что в Идлибе применялся зарин или аналогичное ему вещество. Дипломат также выразил уверенность, что ответственность за атаку несет правительство Б.Асада, и  призвал Россию прекратить оказывать ему поддержку.

Официальный Лондон также поддержал ракетные удары США по позициям сирийской армии. Министр обороны Майкл Феллон заявил, что «действия американского президента были абсолютно обоснованы, и что Соединенное Королевство их полностью поддерживает». Спустя несколько дней после американской операции у  премьер-министра Терезы Мэй состоялся телефонный разговор с президентом Дональдом Трампом, в котором она также выразила поддержку его действиям и надежду на то, что это заставит Россию изменить свою политику по отношению к Асаду.

Однако не все в Великобританаии оценили эту акцию однозначно. Лидер Лейбористской партии Джереми Корбин осудил ее, сказав, что подобные действия американской администрации грозят еще большей эскалацией сирийского конфликта. Впрочем, не все члены партии разделяют мнение своего лидера – например, заместитель председателя партии Том Уотсон и бывший теневой министр иностранных дел  Хилари Бенн также поддержали американского президента.

Интересно, что Найджел Фаррадж, бывший лидер  Британской партии независимости и большой поклонник Д.Трампа, также не выразил однозначной поддержки действиям президента США, заявив, что он был ими  «удивлен». «Я уверен, — продолжил Фаррадж ,-  что американцы, проснувшись утром и узнав последние новости, в недоумении почесали затылок и задумались о том, чем все это закончится».

Учитывая все выше сказанное, возникает вопрос: если США начнет полномасштабную военную кампанию против Б.Асада, присоединится ли к ней Великобритания?

Майкл Феллон полностью исключил такую возможность, заметив, что, во-первых, США не собирается разворачивать полноценную военную операцию, а, во-вторых, что Великобритания уже все для себя решила в 2013 году, когда парламент проголосовал против интервенции.

Тереза Мэй также последовательно отвергала возможность британского участия в очередной интервенции.

Однако, 18 апреля во время очередного брифинга в парламенте, отвечая на вопрос, считает ли он или правительство обязанными придерживаться решения парламента 2013 не начинать вторжение в Сирию,  Борис Джонсон сделал неожиданное заявление: «По моему личному мнению – и хочу уточнить, решение еще не было принято — если США попросит нас о помощи в Сирии, нам будет трудно сказать нет».

Министр не стал далее развивать свою мысль, поэтому остается только догадываться, была ли она намеком на вынашиваемые Лондоном планы, либо же всего лишь одним из тех громких, но не всегда обоснованных заявлений, которыми отличается Б.Джонсон.

В любом случае, как отмечает политический обозреватель The Independent Эшли Кауберн, если правительство Терезы Мэй действительно серьезно рассматривает возможность интервенции в Сирии, то им потребуется одобрение в парламенте, члены которого, как уже отмечалось, весьма неоднозначно оценивают перспективы подобного шага. Однако совсем недавно стало известно, что Т.Мэй собирается провести досрочные парламентские выборы. Голосование назначено на 8 июня, и, скорее всего, если премьер-министр и собирается предпринять решительные шаги против Б.Асада, то делать она это будет после выборов, которые должны будут упрочнить ее позиции и (в идеале) обеспечить ее поддержкой в парламенте.

Британские эксперты, говоря о возможных последствиях военной операции, предупреждают, что она может обернуться стать серьезной проблемой как для Великобритании, так и для региона в целом. Николас Друммонд, военный аналитик, и Джастин Бронк, научный сотрудник Королевского объединенного института оборонных исследований сходятся в своих прогнозах: полномасштабная военная операция весьма вероятно обернется конфликтом с Россией, которая сделает все возможное, чтобы не допустить свержения Б.Асада. Это может сделать Сирию очередным Ираком, в котором США и Великобритания «завязнут» надолго. Вероятно также, что появление «второго фронта» западной коалиции укрепит позиции «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), которое сможетт получит передышку и снова укрепить силы.

Как бы то ни было, сейчас все зависит от 45-го президента США. Дональд Трамп доказал, что он не боится демонстрировать силу, но действительно ли он готов начать военные действия и втянуть США и союзников в новую военную кампанию? Вероятно, в ближайшее время это станет известно.

29.2MB | MySQL:62 | 0,597sec